Все публикацииПолитика

За что чиновники так любят 9 мая?

Чиновники, соблюдающие советский канон политической культуры, каждый год накануне 9 мая напоминают народу, что «значение победы в Великой Отечественной войне преуменьшать недопустимо». А вот допустимо ли преувеличивать?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Поздравления с Днём победы, которые публикуют от имени таких чиновников, написаны как под копирку: вначале сообщается, что чиновник категорически против переоценки результатов второй мировой войны, ну а в конце ветеранам обещают какие-нибудь новые государственные выплаты. Логической связью между первой и второй частью подобных публикаций служит мантра про «разгром фашизма». И вопрос тут даже не в том, например, как же может претендовать сегодня на попадание в парламент партия Олега Тягнибока, если фашизм всё-таки разгромлен; вопрос в том, а что в действительности настолько привлекает в Дне победы чиновников, соблюдающих советский канон политической культуры?

Ответ, в общем, не сложен: когда советские люди «подняли дубину народной войны», они спасли не только себя, они спасли ещё и советскую власть – ту самую власть, которая убивала, унижала и «ломала» людей с конца 1917 года и до того дня, когда гитлеровская Германия атаковала своего самого могущественного союзника во второй мировой войне. (Если кто забыл, то следует вспомнить, что первые два года мировой войны советская власть была на стороне гитлеровцев, то есть как раз тогда, когда британцы и французы уже вовсю пытались остановить распространение нацизма на планете.)

Ещё раз: несмотря на массовые убийства, несмотря на массовый разбой, несмотря на тотальный контроль всех сфер жизни, продолжавшиеся годами, люди в СССР спасли и себя, и тех самых чиновников, которые перековали здравый смысл на советскую политическую культуру.

Что ж, это не может не радовать современных последователей советских чиновников, не может не вдохновлять их на дальнейшее антинародное поведение. Ну что такое, в самом деле, нелегитимность власти сегодня, когда в истории нашей страны есть настолько грандиозный пример спасения народом нелегитимной власти? Пусть и невольного спасения, однако же...

Иосиф Сталин не зря сказал в своём знаменитом тосте «За русский народ!» следующее: «Какой-нибудь другой народ мог сказать – вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду. Но русский народ на это не пошёл, русский народ не пошёл на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству». Заградотряды и вообще деятельность НКВД и Партии во время войны вполне дают понять, что в этих словах Сталина, на самом деле, не про «мир с Германией», на который «русский народ не пошёл», и не про «доверие», а про то, как большевикам повезло, несмотря на всю историю большевизма к маю 1945-го.

Сталин, прекрасно осознававший всю глубину содеянного, мог предполагать, что люди плюнут на его государство и решат выжидать. Наверное, Сталин не мог не удивляться, как люди, угнетённые и ограбленные им с подельниками, завоевали большевикам ещё политической жизни и ещё политического могущества. Подозреваю, Сталин до конца не верил своему счастью, и поэтому культ великой победы – не его рук дело. При Брежневе сомневаться в таком счастье уже было бы глупо, и чиновники принялись увековечивать как раз вот это счастье, вот это свойство народа (Сталин тут был прав, прежде всего – русского народа) спасать и себя, и тех, кто народ себе подчинил. И правители вроде Путина, Азарова, Лукашенко в принципе не могли обойти стороной брежневский культ - возможно, правители это и не осознают, но хотя бы на уровне подсознания это в них есть – идея о том, что русский народ спасёт и их, если только культурный код отношения к врагу у русского народа сохранится без изменений.

До сих пор можно наблюдать, как это работает: вот, например, не так давно в России люди сами тушили лесные пожары, заодно выводя правительство из-под удара. Казалось бы, зачем?.. пусть бы с лесом сгорело и оно, развалившее в том числе и службы по охране леса. Однако в этом проявилось базовое, «внесознательное» отношение людей к враждебному. Того же рода – война с Грузией в 2008 году: в российской блогосфере с началом войны мгновенно «эрегировал» ура-патриотизм, причём позицию Путина по отношению к официальному Тбилиси поддерживали даже те, кто никогда и ни по какому другому поводу не поддерживал Путина. Казалось бы, ну разве войска Саакашвили собирались оккупировать российскую территорию?.. пусть бы вместе с изгнанием воров из Южной Осетии был изгнан и бес империализма из Кремля. Но русский, тот самый, за которого Сталин тост поднимал, выявляется в войне: он не может не поддержать Россию в войне, какой бы эта война ни была, иначе это уже какой-то другой культуры человек. Кстати, именно к такому же русскому обращались «бело-голубые», когда развешивали в Донбассе изображения Виктора Ющенко в форме ССовца.

Таким образом, День победы есть урок отношения к враждебному. Все эти вечные огни, обелиски, памятники, ежегодные воззвания и даже георгиевские ленточки призваны передавать от поколения к поколению опыт «соработничества» жертвы и паразита: народ в целом и каждый человек в частности ни в коем случае не должны и подумать о том, что в критической ситуации перед лицом враждебного можно решить для себя «нет» и спасовать по причине того, что активные действия жертвы по самозащите от враждебного спасут заодно и паразита, которого придётся терпеть до конца своих дней и ещё неизвестно, что хуже. Культ великой победы как бы говорит людям: вот, мол, помните, что было бы, если бы однажды решили «нет» и спасовали...

Впрочем, действительно, когда против людей – Гитлер, это не такой уж и плохой опыт отношения к враждебному. Однако Гитлера не стало 67 лет назад, и сегодня появление таких, как он, по крайней мере, в Европе попросту невозможно. А это значит, что не стоит преувеличивать значение победы 1945-го – преувеличивать в том смысле, что «вытягивать» это событие за пределы исторической эпохи, которой оно и принадлежит. Сейчас – другая эпоха и нужен другой опыт отношения к враждебному. Такой опыт, какой позволяет решить для себя «нет», спасовать и за счёт этого подвести под удар неугодную правящую клику.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист