Все публикацииПолитика

​Спрос на «сильную руку»: Кожемякин, Гриценко или Хорошковский?

64,2% украинцев уверены: сильный руководитель и сильная личность может для Украины сделать больше, чем все демократические процедуры и законы. Таковы результаты соцопроса, проведенного Институтом социологии Национальной академии наук Украины. Кто может претендовать на роль «сильной руки» – в рядах власти и оппозиции, как этот имидж следует использовать для парламентских выборов и как лучше позиционировать такого кандидата – рассказал политолог, президент группы SA Political Communications и глава Ассоциации наружной рекламы Украины Артем Биденко.

Фото: Макс Левин

«Спрос в украинском обществе на политика, который бы символизировал «сильную руку» безусловно есть. Как показывают соцопросы, стабильно две трети украинского общества желают для страны сильного, жесткого руководителя, даже в ущерб определенным демократическим нормам, – утверждает Андрей Биденко. – Это показывают все соцопросы. И потому не удивительно, что ведущие политики страны – и Янукович, и Тимошенко – традиционно пытаются позиционировать себя именно как сильные, даже жесткие руководители и сильные личности.

Я бы сказал, что вера в сильного руководителя – в «жестокого, но справедливого «батюшку царя» - это штамп, который довольно прочно сидит в украинской ментальности. И во многом этот штамп пришел с востока – у россиян он укоренился еще сильнее. И феномен Путина, и его результат на президентских выборах в России – это яркое тому доказательство».

Есть ли какие-то региональные особенности спроса «на сильную руку» в разных регионах Украины?

В целом, спрос велик во всех регионах. Но особенно сильно он проявляется на юге и востоке страны. Этот макрорегион ментально более связан с Российской Федерацией, чем другая часть страны.

Поэтому если та или иная партия – например, «Батьківщина» или «Фронт змін» хотят позиционировать себя как всеукраинская политическая сила, а не «окапываться» исключительно в Центральной и Западной Украине, они обязаны будут учитывать эту особенность Юго-Востока.

На Ваш взгляд, вообще есть ли в Украине кандидаты, которые могли бы олицетворять понятие «сильной руки» и что должно быть в имидже таких кандидатов?

Такие кандидаты есть. Другое дело, что они еще недостаточно или же неправильным образом «раскручены».

Нужно еще вот что учесть: в Украине уровень доверия к органам власти и социальным институтам крайне низкий. Особенно это касается правительства, Верховной Рады, судов. Есть очень немного исключений из этого невеселого правила – это, прежде всего, армия и церковь. К ним уровень доверия 50% и выше. Поэтому вполне логично предположить, что кандидат на «сильную руку» может быть связан с армией или другими силовыми органами. Но при этом, чтобы баллотироваться, по законодательству, кандидат не может быть действующим военным.

Таких на самом деле людей немного и во власти, и в оппозиции. Среди них могу сразу выделить Кожемякина, Гриценко, Хорошковского, Наливайченко.

Но здесь также важно, чтобы сам факт связи с армией или силовыми органами органично сочетался с личными качествами, внешностью кандидата. И важнее даже не привязка к армии, а личная сила. Например, парадоксально, но против Гриценко в какой-то мере играет его интеллигентность. А вот против Хорошковского, который по слухам как раз и является довольно жестким и требовательным руководителем, играют два фактора: во-первых, его связь с бизнес-структурами (многие его даже больше воспринимают как бизнесмена, а не силовика) и, во-вторых, многие еще помнят скандал, начатый Юлией Владимировной, по поводу того, как Хорошковский следит за своей внешностью. Тоже качество, которое несколько диссонирует с востребованным образом.

Есть еще вариант Наливайченко. Но он сам себя связал с политической структурой, у которой практически нет шансов на следующих парламентских выборах.

Наиболее интересным кандидатом на роль украинского «генерала Лебедя» можно считать генерал-майора Андрея Кожемякина. Бывший военный, оперативник, прошедший путь от оперуполномоченного до замглавы Службы безопасности. В общении одновременно и жесткий, и осторожный. Чем-то по стилю напоминает другого известного силовика – Владимира Путина.

Фото: Макс Левин

Это может быть довольно интересный вариант для той же «Батьківщини». Конечно, эта фигура еще не раскручена. Но может быть это и позитив. Новое, еще не «поистертое телеэфирами» лицо в данной ситуации может вызвать больше доверия избирателя. К тому же Кожемякин родился в Одессе, служил на Черноморском флоте – т.е. этот человек может стать определенной приманкой для Юго-Востока, где саму Тимошенко и лиц, которые явно с ней аффилиированы, воспринимают скорее негативно. Это в Западной и Центральной Украине можно акцент делать на «Юле волю», а для Юго-Востока нужно что-то другое, более ценностное и позитивное

А как за такой относительно короткий срок можно раскрутить кандидата и что нужно сделать, чтобы люди ощутили силу кандидата?

Насколько я помню, Путина смогли «раскрутить» до уровня реального кандидата на пост Президента России за 6 месяцев до отставки Ельцина. В нашей же ситуации даже цели такой масштабной нет. К примеру, для Гриценко важно доказать, что «первый непроходной» таки может стать проходным. У Хорошковского цель стать реальным кандидатом на пост премьер-министра. У Наливайченко цель – остаться в большой политике. У Кожемякина цель – стать самой главной тенью Юлии Владимировны в «Батькивщине». Он уже возглавляет фракцию БЮТ-Батькивщина в парламенте. Так что шансы на то, чтобы попасть в пятерку и даже на лидерство в списке у него есть.

Ну а что нужно сделать – прежде всего, нужно увеличение знания имени политика, так называемое «проникновение бренда». Практически у всех названных лидеров знание крайне низкое, и необходимо медийными методами его повышать. А дальше нужен контекст – нужна тема, где кандидат сможет раскрыть свой образ – такой темой может быть например, борьба с коррупцией. Особенно в высших эшелонах власти.