Все публикацииПолитика

​«И в России, и в Украине сейчас трудно определить, кто на кого работает – правоохранители на оргпреступность или наоборот»

Покушение в Москве на «крестного отца» воровского мира СНГ Аслана Усояна, более известного как Дед Хасан, стало одной из топ-тем в России наряду с конфликтом между президентом Медведевым и мэром Москвы. Что неудивительно – влияние и интересы 73-летнего вора в законе простирались далеко за пределы криминального мира. О том, что значит Дед Хасан для Украины, LB.ua расспросил бывшего офицера шестого управления МВД СССР и Украины, не понаслышке знакомого с воровским миром СНГ и его «лучшими» представителями. По понятным причинам, наш собеседник пожелал остаться неназванным

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
​«И в России, и в Украине сейчас трудно определить, кто на кого работает – правоохранители на оргпреступность или наоборот»

Пару недель назад в России было совершено покушение на вора в законе Деда Хасана. Российские СМИ заговорили о возможном переделе сфер влияния в криминальном мире. Коснется ли этот передел Украины, учитывая, что Деда Хасана называли лидером криминального мира всего постсоветского пространства?

Прогнозировать очень сложно. С уверенностью можно сказать только одно: Дед Хасан оказывал влияние на многие процессы, происходящие в Украине. Он не влиял на политику, но то, что он и его люди принимали участие в решении нескольких крупных бизнес-конфликтов в Украине – это факт.

В чем миссия Деда Хасана? Как и каждый авторитетный вор в законе, он – очень квалифицированный третейский судья. Когда люди не в состоянии решить свои вопросы в судах или по каким-то причинам не могут туда обратиться, например, когда схема сделки нелегитимна, тогда конфликт переносится, как они это называют, в «понятийную плоскость». И стороны конфликта ищут третейского судью. Иногда у нас в Украине в роли таких судей выступали крупные бизнесмены, которым доверяли обе стороны. Но их решения были условно обязательными для исполнения. Олигарх как третейский судья мог изложить свое видение возможного компромисса, но повлиять на то, чтобы стороны придерживались достигнутых договоренностей, он не мог. А у Деда Хасана был некий ресурс принуждения к исполнению принятых решений.

Какой механизм?

У воров в законе своя система исполнения решений третейского суда. Киллеры, например. Но, как правило, в известных мне случаях до подобных крайностей не доходило – настолько авторитетным было само слова Деда Хасана.

Я точно знаю, что некоторые украинские бизнесмены обращались к нему как к третейскому судье. Дальше вступали в силу законы воровского мира. Кто мог придти к вору в законе, в данном случае – к Деду Хасану, с просьбой рассудить? Это могли делать только понятные ему люди из преступного мира. Вот они приходили и просили рассудить некую ситуацию. Он спрашивал: «Какой твой интерес в этом?» Почему? Потому что защищать коммерсанта вор по понятиям не может. Коммерсант в их системе ценностей – это лох. Любой коммерсант, любого уровня. А лоха надо доить. То есть, коммерсант за третейский суд отдает какую-то долю преступнику, а тот с этой доли как со своей прибыли платит деньги в общак в установленном проценте. Ведь вторая функция вора в законе, кроме третейского судьи – держатель общака. Он следит за тем, чтобы общак честно пополнялся и честно же расходовался на нужды воровской общины. А лично Дед Хасан, как вор в законе, за свою роль судьи денег не брал – он не имеет на это право по их понятиям.

Но какой резон бизнесмену платить за такой третейский суд, если решение может быть не в его пользу?

Вор в законе не решает в чью-то пользу – он предлагает некую формулу компромисса. Для него обе стороны конфликта – одинаковы. И если они пришли к нему за справедливостью, то должны понимать, что справедливость может быть не на их стороне.

Воровской третейский суд – серьезное дело. Стороны конфликта предоставляют все документы, касающиеся дела. Эти документы изучают квалифицированные эксперты – юристы, аудиторы, которые потом дают Деду Хасану заключение.

Во время последнего визита Деда Хасана в Украину случилась странная история: он прилетел в Борисполь, но в страну его не пустили из-за проблем с документами. В то же время, россияне, которым украинская сторона передала вора в законе, заявили, что с документами у Аслана Усояна все в порядке…

Тут надо сделать важную ремарку – в России Дед Хасан действовал практически легально. Все знали о том, чем он занимается, и в силах правоохранителей было его деятельность пресечь. Но этого не делали. Потому что он кроме всего прочего является элементом нынешней политической системы России.

Поскольку мы видим, что отношения между Украиной и Россией из стадии большой любви очень быстро перешли в стадию жесткой конкуренции – в бизнесе, внешней политике, я не исключаю, что отношение к Деду Хасану было также элементом конкурентной борьбы.

Возможно, кому-то в Украине показалось, что еще один московский визитер – а мы все видим сейчас массированную экспансию российского бизнеса в Украину – будет лишним.

Деятельность Деда Хасана весьма многогранна, его приезд мог касаться, в том числе, интересов легального российского бизнеса.

Но можно предположить, что цели его приезда лежали в сфере криминального мира, а не пускали его в страну правоохранители.

И в России, и в Украине сейчас очень трудно определить, кто на кого работает – правоохранительная система на организованную преступность или наоборот. Но ясно одно: и те, и другие взаимодействуют в интересах крупного бизнеса.

В криминальном мире Украины есть фигуры уровня Деда Хасана?

Нет. Но есть весьма авторитетные воры в законе.

Оставшиеся со времен СССР?

В том числе. Но есть и те, кто «коронован» за последние 20 лет.

В украинских тюрьмах?

«Коронуют» не в тюрьмах, а на воровских сходках. Есть какой-то формальный повод, ради которого съезжаются в одно место «коронованные» воры. Они заслушивают досье кандидата и принимают решение – «короновать» или нет.

Есть временно исполняющие обязанности «коронованных» – так называемые положенцы. До тех пор, пока не «коронован» вор в законе, воровская община обязывает какого-то авторитетного преступника исполнять функции третейского судьи и держателя общака.

Известны случаи, когда авторитетные украинские преступники отказывались принять «корону».

Почему?

Многие из них стремились выйти в легальные бизнесмены. Фаза первоначального накопления капитала для них закончилась, и они пытались сместить акценты в легальную экономику. В такой ситуации статус вора в законе они посчитали для себя обременительным.

На Восточной Украине были такие случаи, когда самые авторитетные представители криминальной общины отказывались, и на место «коронованного» вора выбирали менее значимых лиц, которые подходили, что называется «по анкете».

Была такая гипотеза, что с развитием рыночных отношений воры в законе – как плод криминального мира времен СССР – уйдут в прошлое. Почему так не произошло?

В силу несовершенства институтов государства и гражданского общества. В силу коррумпированности судов. Мы прекрасно видим, что происходит в украинских судах в последние десять лет – их решения кто-то может назвать справедливыми или честными? А в воровской среде цена слова велика – сказавший отвечает за него жизнью. А чем отвечает судья в обычном суде?

Правоохранителям Грузии удалось справиться с местными ворами в законе. В Криминальный кодекс внесли статью, согласно которой сам статус вора в законе – достаточное основание для посадки. В Украине что-то подобное возможно?

Грузины скопировали итальянское законодательство, где очень жесткие нормы, касающиеся организованной преступности. В Италии могут привлечь к уголовной ответственности даже на основании самого факта причастности к криминальному клану.

В Грузии вынуждены были пойти на подобные жесткие меры, потому что там сложилась очень непростая ситуация с ворами в законе. Грубо говоря, была искажена воровская идея, а ворами в законе были не те, кто на всем остальном постсоветском пространстве. Есть даже такое понятие – «грузинские воры», то есть ненастоящие. В Грузии был создан прецедент «коронации» за деньги, потому воров в законе в стране было очень много.

И они совершали конкретные преступления – в Грузии, на территории СНГ. А надо понимать, что настоящие воры в законе никогда сами не совершают преступления. Они их совершали в прошлой жизни, у них был преступный стаж до «коронации», есть обязательные отсидки. Но в традиционной идее на «коронованного» накладывались очень многие ограничения.

Что касается борьбы с ворами в законе. На излете Советского Союза эта тема была очень актуальна, и тогда шестые подразделения МВД, которые обладали большими полномочиями, начали сажать воров в законе. Причем за любую мелочь. Но очень скоро это привело к тому, что воров заменили беспредельщики, на которых правоохранители не имели никакого влияния. Мы все видели, что творилось в начале 90-х: массовые убийства, взрывы, террор, которые организовывала новая преступность.

И после этого решили не щемить воров в законе, потому что через них можно контролировать и регулировать криминальную среду. Приведу пример: в один из украинских городов в начале 90-х приехала группировка с Кавказа. Они поставили себе за цель взять под свой контроль торговлю бензином. Пошла волна насилия, всех силой заставляли покупать горючее у одного поставщика. Тогда решение шестого управления было следующим: пригласить местных воров в законе и спросить, почему на их территории действуют чужие. И дали им трое суток, чтобы навести порядок. Достоверно неизвестно, что предприняли воры, но эта кавказская группировка из города исчезла.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина