Все публикацииПолитика

Грабли Черновецкого

Человек, не знающий, какого рода выборы ждут Украину, увидев наглядную агитацию и посмотрев телевизор, был бы на все 100% уверен: страна – в преддверии не то парламентских, не то даже президентских выборов.

Грабли Черновецкого

«Будуємо нову Україну», «Якісна Україна», «Зміни майбутнє!» и подобные же лозунги. Все хотя бы более-менее содержательные лозунги, похоже, уже давным-давно разобраны.

«Европейская Украина»? Было. «Украина в семье братских народов»? Тоже было. «Украинская Украина»? Уже оскомину набило. «Двуязычная Украина»? Тут оскомина грозит перейти в хроническую. Даже «Красивая Украина» - и та уже была. Как и «Богатая Украина».

Вот интересно, какие объедки фантазии остались тем, кто опоздал с началом агитации? «Обалденная Украина»? «Обворожительная Украина»? А что – вполне в формате. Как бы то ни было, а за всем этим буйством креативной фантазии не найти ни слова о местных проблемах и их решении. Как не найти ни слова о местном самоуправлении.

Принято считать, что Леонида Черновецкого привели в кресло киевского городского головы так называемые «бабушки Черновецкого». А точнее, избиратели, клюнувшие на его подачки, на пресловутую «гречку». На самом деле это не совсем так. А может, и совсем даже не так. Главная причина победы Черновецкого, похоже, лежит совсем в другой плоскости. На последних выборах городского головы практически только он один последовательно позиционировал себя именно как городского голову, как человека, которого интересуют прежде всего дела города. В каком качестве и с какой точки зрения интересуют – это были уже детали.

Тогдашние оппоненты Черновецкого не дали избирателям возможности оценить по достоинству ни это качество, ни эту точку зрения. Оппонируя киевскому мэру, они вели речь совсем о другом. «Киеву нужен сильный мэр!» - призывали плакаты в поддержку Виталия Кличко. «Это – наша Сталинградская битва!» - агитировал за Александра Турчинова Блок Юлии Тимошенко.

«Остановить наступление регионалов» призывала сама Тимошенко. Киев с его пробками и разрушенными архитектурными памятниками, с его малопроезжими дорогами и сомнительной славой города с самым большим в Европе количеством маршруток (прямо как где-нибудь в Лагосе или Абиджане), с исходом из его центра продовольственных магазинов оставался далеко на периферии агитации оппонентов Черновецкого. Проблемы города Киева сами по себе их не интересовали.

Великая политическая битва – вот чем были для них выборы столичного мэра. На лайтбоксах, посвящённых неустанной заботе киевского головы о городском транспорте, красовались новенькие троллейбусы Бухареста – в Киеве таких нет и никогда не было. А указать избирателям на этот факт было некому, все оппоненты Черновецкого занимались Большой Политикой. Единственной сугубо городской темой, звучавшей у всех претендентов, была тема земельных участков. И то лишь потому, что она позволяла пустить дискуссию в привычное русло: «Вор! – Сам вор!». А что же теперь? Изменилось ли что-нибудь? Да ничего. Ровным счётом ничего.

Зависает в воздухе вопрос: зачем тогда вообще местное самоуправление и его выборы; какие функции и задачи оно призвано выполнять? Вся нынешняя агитация предполагает единственный способ решения всех местных вопросов: сверху вниз, из центра, из Киева. Ситуации «Изменим Хацапетовку, и изменится Украина!» просто не предусмотрено.

Так стоит ли расстраиваться киевлянам, которые, в отличие от остальных жителей городов и весей страны 31-го октября к избирательным урнам не пойдут?