Все публикацииПолитика

​Разбор полетов

После трех лет пребывания в должности главкома Воздушными силами генерал-полковник Иван Руснак на прошлой неделе написал рапорт об увольнении и находится в распоряжении министра обороны.

Сергей ЗгурецСергей Згурец, Главный редактор журнала Defense Express
​Разбор полетов

Мотивы такого решения до сих пор не прокомментировали ни сам теперь уже бывший главком, ни руководство оборонного ведомства. Вместо Ивана Руснака новым командующим назначен его первый заместитель, генерал-лейтенант Сергей Онищенко.

Показательно – ранее аттестационная комиссия Минобороны на эту должность его не рассматривала. В кадровом резерве значились фамилии двух других генералов. Но по представлению министра обороны Михаила Ежеля президент Украины утвердил Сергея Онищенко как главкома, что было весьма негативно воспринято родственниками тех, кто пострадал от авиакатастрофы во время авиашоу в Скнилове.

Иван Руснак

Они до сих пор считают его причастным к трагедии, которая в 2002 году забрала жизни 77 человек, хотя военный суд по итогам расследования решил не отстранять Онищенко от занимаемой должности замглавнокомандующего ВС Украины, поскольку во время трагедии тот находился в отпуске.

Сергей Онищенко

Гонки по вертикалиВремя от времени верховные главнокомандующие действительно обращают внимание на Воздушные силы. В 2008 году, если кто помнит, тогдашний президент Украины Виктор Ющенко на заседании СНБО заявил, что при существующих объемах финансирования до 2014 года Украина может потерять военную авиацию. По его словам, из 112 истребителей (98 Миг-29, 14 Су-27) только лишь 31 (25 МиГ-29 и 6 Су-27) был способен к выполнению боевых заданий, из 24 бомбардировщиков – только 10, из 12 самолетов разведки – лишь шесть.

Обеспокоенность авиацией была очередным поводом для выяснений отношений во властной плоскости с премьер-министром. Ющенко потребовал от Юлии Тимошенко дать больше денег на армию и авиацию. Но ничего хорошо от этого для самой авиации не получилось. Скорее наоборот – был принят наиболее куцый оборонный бюджет за пять предыдущих лет.

На практике денег хватило на то, чтобы армию лишь прокормить. На ремонт арсеналов и обучение практически ничего не осталось. «Сегодня о каком-то общем налете на одного летчика речь не идет вообще. Как, собственно, и о самой подготовке летчиков. Теперь мы пытаемся сделать все возможное и, по-видимому, невозможное, чтобы хотя бы на минимальном уровне удержать подготовку только тех летчиков – представителей истребительной авиации, которые несут боевое дежурство в системе противовоздушной обороны страны. А также 6 экипажей транспортной авиации, которые будут выполнять особые задания», – заявил в марте 2009 года в интервью газете «Народная армия» заместитель командующего Воздушными силами ВС Украины по авиации – начальник авиации, генерал-лейтенант Василий Никифоров.

Если военные планировали для пилотов боевой авиации из Сил быстрого реагирования как норму налета 70–90 часов, то реально этой наиболее боеспособной категории украинских ВС по итогам 2009 года удалось налетать чуть более 18 часов. Поскольку за год из 60–65 тыс. тонн топлива, необходимых для полноценной боевой подготовки, авиация получила лишь 3,6 тыс. тонн. В 2007-м и 2008 годах налет у этой категории пилотов был около 40 часов.

После принятия оборонного бюджета-2010, по объемам сравнимого с бюджетом-2009, представители командования ВС заявили, что для авиации выделено 2,5% от минимально необходимой суммы. Как следствие, «придется законсервировать большинство самолетов, оставив в боевой готовности лишь единицы». Также было заявлено, что «главной проблемой является состояние авиационной техники, а именно – исход ресурсных возможностей самолетов. По количеству исправных самолетов мы уже приходим к критической точке. Необходимо вложить деньги в капитальный ремонт, модернизацию и, соответственно, продление ресурса самолетов на 8–10 лет».

В списках не значилсяВ 2010 году уже президент Украины Виктор Янукович обратил внимание на боевую авиацию. В начале июля он посетил военный аэродром «Бельбек», где базируется бригада фронтовой авиации на МиГ-29. На вопрос, сколько самолетов может подняться в воздух, президенту доложили, что из 20 – один. После чего информационные агентства едва ли не в унисон сообщили, что готовится заседание СНБО в связи с неудовлетворительными результатами работы Михаила Ежеля на посту министра обороны и с рекомендациями по его снятию с этой должности. И неудовольствие президента действиями министра можно было заметить и невооруженным глазом – только просматривая выпуски теленовостей еще задолго до Бельбека. На заседании Совбеза 8 июля Виктор Янукович образно заявил: «У меня есть ощущение, что надо принимать радикальные меры по кадровым вопросам и по вопросам финансирования. Я не собираюсь ждать, пока петух прокукарекает. Будем принимать решения сегодня». Но по итогам СНБО для Ежеля все обошлось. При этом, поговаривают, накануне заседания СНБО министр обороны и начальник Генштаба убеждали командующего Воздушными силами написать рапорт об отставке. Такой шаг мог бы развеять тучи над головой Ежеля, но Руснак отказался, не видя для этого никаких оснований.

21 июля начальник Генштаба Григорий Педченко едет в Винницу проверять Воздушные силы и действия дежурных сил. Включая и бригаду в Бельбеке, которая вскоре после визита президента заступила на боевое дежурство. Ежедневно за прикрытие воздушного пространства страны отвечают 6-8 самолетов МиГ-29 и Су-27 с нормативом взлета 10–30 минут. После проверки Педченко, как сообщила пресс-служба Минобороны, заявил: «Тот комплекс задач, которые мы проверили, позволяет мне говорить, что командование Воздушных сил подготовлено, решения принимаются профессионально, работа организована. Воздушные силы способны выполнять задачи по боевому назначению». Тем не менее, 12 августа министр обороны Михаил Ежель вызвал Ивана Руснака из Винницы в Киев и во время личной беседы предложил ему подать рапорт об отставке. В том числе упоминая, что он уже представил Виктору Януковичу генерал-лейтенанта Сергея Онищенко как потенциального кандидата на должность нового командующего Воздушными силами.

Задел на завтраВоздушные силы достались Сергею Онищенко в максимально возможном состоянии боеспособности при минимальном уровне финансирования, без громких ЧП, с большим заделом, требующим дальнейшего позитивного развития. Начиная от сложных учений с боевой стрельбой в Крыму, запланированных на эту осень, до масштабирования на все авиачасти ВС новой организационно-штатной структуры для фронтовой авиации под условным названием «авиационная бригада – авиационная база». Начавшийся в прошлом году эксперимент в одной из авиачастей показал, что новый подход наиболее рационален для использования авиации в условиях, когда страна в обозримом будущем может надеяться только на собственные возможности, а не на помощь в рамках системы коллективной безопасности.

Среди других инициатив, также уже утвержденных на уровне Минобороны, – решение по увеличению количества зенитных ракетных дивизионов в составе Воздушных Сил. Это напрямую связано с необходимостью прикрытия объектов первостепенной важности, включая и те города, где будет проводиться Евро-2012. В частности, речь идет об увеличении на боевом дежурстве количества дивизионов большой дальности С-200, дивизионов С-300ПС и, что особенно интересно, о возвращении в строй до десятка дивизионов малой дальности С-125М, ранее снятых с вооружения украинской армии. Эти ЗРК имеют особый спрос на внешнем рынке, особенно если учесть, что и российская, и белорусская версии модернизации этого ЗРК могут реализовываться заказчикам лишь с ракетами, запас которых остался исключительно в Украине.

Также – теперь уже прошлым командующим ВС – было остановлена попытка продажи на экспорт наиболее мощных истребителей из состава Воздушных сил. Речь идет о тяжелых перехватчиках Су-27. Тем более что в прошлом году было принято решение о переводе на Су-27 бригады в Озерном, которая ранее летала на МиГ-29. Перевооружение на Су-27 объясняется тем, что в этом регионе Минобороны хочет, или хотело – теперь уже не знаю, какова будет дальнейшая логика, – иметь более мощную авиагруппу. По своим характеристикам, по объему выполняемых задач, боевой нагрузке «сушка» намного мощнее, чем МиГ-29. Например, Су-27 с одной заправкой может выполнить перелет на расстояние в два с половиной раза большее, нежели МиГ-29. При этом – при вдвое больше боевой нагрузке.

...Не хотелось бы думать, что в основе решения о назначении нового командующего Воздушными силами – лишь реализация концепции такой себе продразверстки за счет армии. Когда наполнение бюджета или выполнение тех или иных задач напрямую связано с реализацией на экспорт военной техники. Такая версия на фоне кадровой чехарды как в ВМС, так теперь и в Воздушных силах, уже озвучивалась. Мол, новые командующие будут более обязаны новому руководству МО и ГШ, чем их предшественники и, как следствие, лояльно и с пониманием относиться к инициативам военной верхушки. Или инициативам, которым сама верхушка перечить не посмеет. Но это так, ремарка по ходу…

Люди и самолетыА что же в действительности с боевым арсеналом фронтовой авиации? «Сегодня исправность авиационной техники ВС Украины позволяет выполнять боевые задачи по противовоздушной обороне страны и прикрытию важных государственных объектов. Но нынешний уровень исправности авиационной техники не может удовлетворить меня как командующего, поскольку не дает возможности проводить в полном объеме плановую боевую подготовку, совершенствовать летную выучку экипажей», – утверждал в марте 2010 года главком ВС генерал-полковник Иван Руснак.

На этот период в Воздушных силах насчитывалась уже более двух десятков истребителей МиГ-29, которые были пригодны к использованию безо всяких ограничений. Также на отечественных авиаремонтных заводах были модернизированы и приняты на вооружение два самолета МиГ-29М1, два Су-25М1 и два Л-29М1. До конца года планировалось поставить на крыло 14 самолетов фронтовой авиации, а в 2011-м – полностью восстановить техническое состояние еще 34 самолетов. Суммарно этого количества достаточно для нормализации ситуации в боевой авиации.

10 авиаремонтных предприятий за год могут продлить ресурс или провести модернизацию до 45 самолетов разных типов. То есть за 2–3 года все боевые самолеты ВС могут быть поставлены в строй – при ежегодном выделении под эту задачу 700–750 млн. грн. Но в таком темпе есть смысл при условии, если восстановленные самолеты потом не будут простаивать под открытым небом из-за того, что нет топлива для боевой подготовки. Или нет летчиков для этих самолетов…

В 2010 году руководство Минобороны огласило, что за последние два года с военной службы ушли 104 летчика Воздушных сил и армейской авиации – с опытом и налетом. Харьковский университет Воздушных сил выпускает 20–25 лейтенантов-авиаторов в год. Для доведения каждого из них до уровня военного пилота 1-го класса понадобится около 7 лет. Это означает, что быстро подготовить замену высококлассным летчикам армия и государство просто не сможет, поскольку нужны реальные стимулы для военной службы – а их просто нет.

Поиск логикиАрмейская экономика наших Вооруженных сил в их нынешнем состоянии такова, что минимально необходимая сумма расходов на потребности войска численностью в 200 тыс. ежегодно должна составлять не менее 17,5 млрд. грн. Из которых около 3 млрд. – на боевую подготовку, 5 млрд. – для развития вооружений, военной техники и инфраструктуры, около 9 млрд. – расходы на содержание армии и флота: зарплаты, питание, обмундирование, коммунальные платежи и т.д. Поэтому если вы видите, что реальный оборонный бюджет Украины в 2009-м и 2010 годах был 8,3 и 8,6 млрд. грн ежегодно, то это означает лишь одно – казарменное существование Вооруженных сил. Практически без учебы. И без переоснащения.

Но если теперь Украина, как утверждается, страна нейтральная и внеблоковая, то сейчас ставка на развитие собственного оборонительного потенциала должна быть особой. И в первую очередь – именно на Воздушные силы, которые образно можно назвать воздушным мечом и щитом страны. Ведь это единственный вид ВС, который в мирное время несет боевое дежурство по охране воздушного пространства и противовоздушной обороне государства. И как тут не согласиться со словами министра обороны, сказанными в прошлую субботу в Виннице: «Мы все понимаем – без самолетов, вертолетов, зенитных ракетных комплексов, радиотехнических средств Воздушных сил не будет. Поэтому техническая готовность – это вопрос номер один. И 2011 год – это год технической готовности. Ни одного дня не должно быть, чтоб мы что-то не восстановили, не поставили в строй».

Но это слова. Теперь бумаги. В бюджетном запросе на 2011 год, согласованном Минобороны и Генштабом и поданном на рассмотрение правительства для составления бюджета страны на следующий год, общий запрос Минобороны означен на уровне 8,4 млрд. грн. При этом в статьях «восстановление боеспособности, закупка и модернизация вооружения» не значится ни копейки. Такое в истории украинской армии случается впервые, чтобы руководство военного ведомства вообще не просило денег ни на ремонт, ни на модернизацию, ни на перспективные разработки в области вооружений. Оно просто капитулировало, даже изначально не пожелав втягиваться в защиту оборонного бюджета. Это явно не по-военному – сдаваться без боя, даже если речь идет о битве за оборонный бюджет.

Получается, если боеспособная армия не нужна высшему военному руководству, то нужно ли искать логику во всех остальных поступках и решениях?

Сергей ЗгурецСергей Згурец, Главный редактор журнала Defense Express