Все публикацииПолитика

Порядок и реформы, или Гаечный ключ как залог экономического процветания

Осенью 1992 года новый глава украинского правительства, малоизвестный тогда Леонид Кучма, выступая в парламенте, заявил: «Следует потуже закрутить гайки».

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
Порядок и реформы,  или Гаечный ключ как залог экономического процветания

Спустя пару лет закручивание (а периодически и откручивание) гаек стало фирменным стилем Кучмы-президента. Тогда же, в ноябре 1992 года культовый львовский еженедельник PostПоступ опубликовал на первой полосе карикатуру, изображающего Леонида Кучму с большущим гаечным ключом и подписью: «Я вам закручу гайки!». К слову, карикатурный премьер на обложке издания совсем не выглядел смешным – в отличие от юного «фронтовика» Арсения Яценюка, чьи нынешние попытки преподнести себя в качестве сильного политика, размахивающего все тем же гаечным ключом, просто веселят.

Нарисованный же Леонид Данилович выглядел эдаким приветом из недалекого будущего: директор завода, готовящийся стать хозяином страны и подогнать ее под свои лекала. И тогда, в конце 1992-го, подобное будущее не казалось таким уж мрачным: в Украине раскручивался маховик гиперинфляции, экономика рушилась, и в «сильной руке» многие видели избавителя от этих напастей.

Авторитарный директор Кучма, пришедший на смену «демократу» Кравчуку, безусловно, оказался более успешным правителем. Укротили гиперинфляцию, провели денежную реформу, постепенно начался рост ВВП. Было ли все это следствием именно закручивания гаек? Не факт. Но то, что концентрация власти позволила провести ряд болезненных реформ – очевидно.

История знает много примеров, когда именно авторитарная власть добивалась больших успехов в экономике. Хрестоматийный – реформы Аугусто Пиночета. Жестоко подавив сопротивление левых, чилийский диктатор начал реформировать экономику не на словах, а на деле – был отменены тарифные пошлины для импортных товаров, разрешена продажа государственных компаний, главной целью государственной финансовой политики признавалось снижение инфляции. В результате получилось «чилийское чудо», которое до сих пор изучают как пример успешных реформ.

Процветание экономик Южной Кореи, Сингапура и Тайваня также достигалось под патронатом не слишком демократичных правителей.

Про Южную Корею, наверное, стоит сказать отдельно. Года два назад мой приятель – представитель ныне правящей, а тогда оппозиционной Партии регионов – съездил с парламентской делегацией в Сеул. Вернулся с депрессией: мол, мы отстали от корейцев лет на сто. И не только в технологиях – в самой философии построения общества и государства. Экономические реформы, благодаря которым Южная Корея ушла в будущее, были проведены при президенте Пак Чон Хи – кровавом диктаторе, захватившем власть вследствие военного переворота. Став главой государства, генерал Пак Чон Хи объявил: страна не готова к полномасштабной демократии, ей требуется подготовительный период «административной демократии», во время которого власть наведет порядок в госуправлении и проведет экономические реформы. «Административная демократия» началась с массовых арестов криминалитета, казней коррупционеров и конфискации имущества целого ряда политиков и чиновников. Был принят закон, запрещающий участие в политической жизни страны почти пяти тысячам видных представителей предыдущих режимов. (Спустя некоторое время большинство из них восстановили в правах). За первый год правления Пак Чон Хи были уволены 17 тыс. государственных служащих, части из которых предъявили обвинения и арестовали!

Отбыв два президентских срока, Пак Чон Хи реформировал конституцию, убрав ограничение на количество президентских каденций, и перенес выборы главы государства в парламент, тем самым продлив свое пребывание у власти. Диктатор? 1000%. Но именно за 19 лет его правления (с 1960-го по 1979 год) Южная Корея превратилась из одной из самых бедных стран мира в «азиатского тигра». На момент прихода бравого генерала к власти по уровню ВВП на душу населения Южная Корея была сопоставима с Нигерией – около $80. В стране не было ни одного многоэтажного жилого дома, многие корейцы просто голодали. В 1979 году, когда президента-диктатора убил его ближайший друг, глава корейского разведывательного управления, средний доход на душу населения был уже свыше $1 тыс.

На протяжении всего правления Пак Чон Хи рост экономики составлял 8–10%, а ВВП страны увеличивался втрое за каждую десятилетку его пребывания у власти.

Такой прорыв был достигнут благодаря «управляемому капитализму»: государство занималось планированием экономики и жестко контролировало внешнюю торговлю. Грубо говоря, заводы находились в частных руках, но что и в каком количестве они выпускали, определяла власть. Были даже «пятилетки» – как в СССР. Президент лично устанавливал приоритеты – какие отрасли необходимо усилить, какой новый завод построить и где. Как и многие другие диктаторы современности, он любил раздавать ценные указания: металлургам – как правильно плавить сталь, инженерам – какие автомобили будут востребованы, строителям – какой высоты должен быть очередной дом… Недемократично и нерыночно? Но Пак Чон Хи сумел обуздать инфляцию, выстроить с нуля и ориентировать на экспорт мощнейшую промышленность. Результат: на сегодня экономика Южной Кореи – 14-я в мире, а ВВП на душу населения составляет $28 тыс. (В Украине – $6,4 тыс.). Да и давление государства слабело по мере решения проблем. Корейские диктаторы (а наследники Пак Чон Хи также были приверженцами «административной демократии») постепенно откручивали гайки – сначала в экономике, а после и в политике.

Украина сейчас входит в очередной период, скажем так, уменьшения политической конкуренции. Что было неизбежным – оба фаворита президентской гонки-2010 – и Виктор Янукович, и Юлия Тимошенко – являются политиками, склонными к чрезмерной концентрации власти в одних руках. Своих, естественно. И победи на выборах Юлия Владимировна, мы имели бы сейчас приблизительно то же – послушное большинство в Раде, ручное правительство, неуемное желание переписать Конституцию… Только в СИЗО по «газовому делу» сидели бы другие господа. Но это мелочи, не меняющие картины в целом.

Да и, согласно логике новейшей украинской истории (Кравчук–Кучма–Ющенко–Янукович), очередного «демократа»-неудачника должен был сменить авторитарный лидер. Дискуссии – хорошо это или плохо, по-настоящему ли авторитарен Виктор Федорович или только прикидывается, – оставим пятничным ток-шоу. Для данной темы важен тот факт, что новая власть обеими руками взялась за гаечный ключ. Вот только ради чего будут закручивать гайки – пока большой вопрос.

Ведь само по себе усиление власти ничего хорошего экономике не несет. Примеров, когда авторитарная власть оказывалась неспособной не то чтобы на реформы – хотя бы на более-менее внятную экономическую политику, – не счесть.

Северокорейский коллега Чон Хи Ким Чен Ир до сих пор раздает ЦУ свинаркам и ракетчикам – вот только страна, в отличие от Южной Кореи, балансирует на грани голода: казарменная экономика, не реформированная десятилетиями, не способна обеспечить даже минимум потребностей граждан.

Венесуэльский диктатор Уго Чавес, подавляющий свободу слова в стране, но общающийся по нескольку часов в день в прямом эфире собственной телепередачи, лично регулирует цены в супермаркетах страны, национализирует предприятия и пускает всю выручку от продажи нефти на построение «боливарианского социализма». Но результат его многолетней борьбы с бедностью – уменьшение числа зажиточных венесуэльцев. Бедных меньше не стало, но президент регулярно балует их социальными подачками – руководя страной, входящей в десятку мировых экспортеров нефти, Чавес может себе позволить не только «раздавать гречку» своим малоимущим избирателям, но и помогать материально друзьям вроде Александра Лукашенко, который после ссоры с Россией получает нефть для своих НПЗ прямиком из Венесуэлы.

Есть более близкая и понятная иллюстрация – Россия. Сформировав свой уникальный политический строй под названием «суверенная демократия», характеризующийся совсем не демократическими правилами игры, власть обеспечила относительно приемлемый уровень жизни своим согражданам за счет нефтедолларов, но вот на серьезные экономические реформы (которые можно было провести, имея Стабилизационный фонд в размере свыше $100 млрд.) не решилась. Результат – у Российской Федерации очень уязвимая экономика, напрямую зависимая от конъюнктуры цен на нефть и газ. И это, пардон, не выдумки русофобов, а слова президента Дмитрия Медведева.

Но вернемся к Украине. Говоря словами предыдущего главы государства, у нас сейчас уникальная ситуация. С одной стороны – сильная власть, которая может себе позволить непопулярные шаги, не особо обращая внимание на общественное мнение. С другой – положение экономики таково, что откладывать «на потом» многие реформы уже просто невозможно. Повторюсь, я не пытаюсь оправдать «закручивание гаек». Речь о том, как эффективно для страны использовать сложившуюся ситуацию.

Всего лишь один пример. Повышение цены на газ – состоявшееся, а также планируемое весной следующего года вместе с последующим увеличением тарифов на услуги ЖКХ и потребительских цен – несомненно, вызовет громадную волну возмущения. Недовольными будут все – и галичане, и жители Донбасса, крымчане и киевляне. Малоимущие и те, кто считает себя средним классом.

В Польше, Чехии, прибалтийских странах подобные процессы сопровождались сменой власти: «либералы» проводили необходимые, но крайне непопулярные реформы, затем проигрывали очередные выборы и отдавали бразды правления своим оппонентам, в большинстве случаев левым, умело спекулирующим на социальных проблемах. Те же, получив власть, возвращать страну вспять не спешили: шок, естественно, – процедура малоприятная, но без терапии можно и умереть. Или в лучшем случае законсервировать болезнь, обрекая организм на быстрый упадок и деградацию.

Суть шоковых реформ везде была приблизительно одинаковой. Если не вдаваться в макроэкономические категории и посмотреть с точки зрения обывателя, то их суть в следующем: он, обыватель, вынужден был платить за себя сам. Хочешь жить в огромной квартире в центре Варшавы (Праги, Вильнюса…) – будь добр, заплати за ее отопление, обслуживание, потребляемые услуги по справедливым тарифам. Государство не обязано помогать тебе. Не можешь платить – продавай, покупай жилье поменьше, которое будет тебе по карману.

В 2005 году я вместе с группой украинских туристов слушала рассказ нашего чешского гида об ужасах начала 90-х. О том, как пражан выселяли из собственных квартир за коммунальные долги, о том, как сами квартиры продавали, за счет полученных денег погашали задолженность, а остальное отдавали неплательщикам: купить себе что-нибудь подешевле. Тогда нам все это казалось дикостью: как можно так жестоко обращаться со своими гражданами!

Но сегодня у Чехии или той же Польши практически нет проблем с коммуналкой: улицы их городов чисты и опрятны, коммуникации новы и не требуют героических усилий по ликвидации многочисленных аварий каждую зиму. За это благополучие чехи и поляки платят из своего кармана, но, согласитесь, оно того стоит! Правительствам этих стран нет нужды пресмыкаться перед Россией: они покупают газ по рыночной цене и по рыночной же продают своим потребителям. А не так, как у нас – у россиян берем по $300, внутри страны продаем по $50, разницу компенсируем за счет внешних займов. России должны, МВФ должны, зато «маленьких украинцев» не обидели. А о том, что завтра «маленьким» придется все равно эти долги гасить, никто и не думает. Главное, чтоб сегодня были довольны.

Еще один важный момент. Необходимость платить за себя стимулировала у наших западных соседей рыночное мышление. Кто-то продал большую квартиру, чтобы платить меньше. Но такие люди были в явном меньшинстве. Основная масса нашла способ зарабатывать больше.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина