Все публикацииПолитика

100 дней Тимошенко: выгода из руины

Первые сто дней работы на посту президента Украины Юлия Тимошенко держала нас в тонусе. Мы переживали за Виктора Ющенко — на него было больно смотреть. Мы радовались за Виктора Януковича — ещё никогда мы не видели его таким свежим и отдохнувшим. И мы удивлялись. Прежде всего, тому, как легко государство существует без какой-либо системы — на одном Юлином слове. Вернее, на одном её многословии.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
100 дней Тимошенко: выгода из руины

Ни разу не распустила волосы. Женственные наряды с рюшами и бантами, крупными пуговицами сменились строгими костюмами. Речь стала эмоциональнее, публичная — даже экзальтированнее. Лично возглавляет заседания правительства и несколько раз в неделю ведёт многочасовой приём граждан в бывшем секретариате президента, почти сразу переименованном в администрацию. Получает до восьми тысяч писем в день с просьбами о помощи или выражением восхищения. Леонид Кучма с марта — на Сардинии. Уголовное дело об отравлении Ющенко закрыто. Страну ожидают реформы. Какие конкретно — всё ещё неизвестно.

Три месяца её высшей власти позволяют понять: слова политолога Дмитрия Выдрина о том, что у Тимошенко есть великая миссия — дать украинцам прививку от чудес, оказались ошибкой. Её миссия — научить украинцев извлекать выгоду из руины.

Треть членов кабинета министров и премьер-министр — в статусе исполняющих обязанности. Ко всеобщему удивлению правительство "возглавил" не Александр Турчинов, а Сергей Соболев — один из старых, но малоизвестных лидеров, так называемых, "национально-демократических" сил. Соболеву опыта, влияния явно недостаточно для управления страной в условиях отсутствия бюджета и полнейшей растерянности местных властей. Турчинов же, назначенный руководителем администрации президента, пытается компенсировать вакуум системности в деятельности новой власти, однако осуществить это принципиально невозможно — пребывающие в подвешенном состоянии люди не способны к разумному поведению. Новая коалиция в парламенте, сформированная, несмотря на резкие заявления Ющенко, всего лишь за несколько недель после инаугурации, демонстрирует высший пилотаж выборочного подхода: когда требуется принять какое-нибудь незначительное решение — коалиция есть, а когда решение посолиднее — коалиции не обнаруживается. В итоге Тимошенко приходится действовать указами и постановлениями, большинство которых оспаривается в судах, теперь — совершенно неработоспособных. Парламентская оппозиция, состоящая из депутатов Партии регионов и Коммунистической партии, оказалась неожиданно сплочённой. В том смысле, что лидеры оппозиции все как один помалкивают и пытаются выяснить, каким образом можно гарантировать выполнение на всех уровнях исполнительной власти неофициальных договорённостей "собственников партий" с Тимошенко. В такой атмосфере неудивительно, что личная власть, значение Тимошенко и внимание к её словам, встречам выросли настолько, насколько это бывает за шаг до диктатуры. Забавно, что сама Тимошенко с первого дня характеризует свой режим именно так. Правда, как диктатуру справедливости. Наверное, это означает, что для Украины слишком несправедливо — предсказуемое государство и спокойное, без истерик осуществление власти.

Фактически, за три месяца жизнь в стране замкнулась на Тимошенко. В связи с этим многие наблюдатели вспомнили об Эве Перон — первой леди Аргентины, жене президента Хуана Перона. Ввиду неудобства соединения фамилии нового президента Украины с суффиксом "изм" в СМИ используется аргентинский термин "перонизм". То есть нынешний режим в Украине характеризуется как популистский и направленный на комбинирование коррумпированности, социалистических подачек беднейшим слоям общества за счёт изъятия частных средств и национализма. Однако практически не учитывается ещё одно свойство перонизма, проявляющееся ныне в нашей стране, а именно: внешнеполитическая изоляция. За 100 дней президентства Тимошенко Украину посетил только президент Беларуси Александр Лукашенко, а сама Тимошенко была достаточно прохладно принята в Брюсселе и, по традиции, тепло — в Москве. Причём ни одна из этих встреч не принесла каких-либо ощутимых результатов для Украины. Визит в Вашингтон анонсировался, но не состоялся. Таким образом, понятен обозначенный в мае в Тернополе на встрече со студентами настрой Тимошенко на автаркию или, словами президента, "опору на собственные силы".

Следует отметить также подкреплённые соответствующими фактами громкие заявления журналистов, редакторов об устанавливающейся в стране цензуре. Телевидение с апреля "кормит" общество исключительно новостями "для Барбоса". Шоу Савика Шустера и Евгения Киселёва стали максимально пресными и находятся на грани закрытия, поскольку все участники, даже Анна Герман, стараются высказываться помягче. Собственники каналов не комментируют эти перемены. Печатные и интернет-СМИ в основном добровольно "фильтруют базар", лишь отдельные газеты, журналы и сайты позволяют себе резкий тон в адрес новой власти и въедливое внимание к её действиям. Организаторы гражданского комитета "Стоп цензуре!" пытаются привлечь внимание общества к этой проблеме, но общество, кажется, не замечает. Никогда ещё пропасть между журналистами и Украиной не была так широка, как сейчас.

Что же дальше? Уверенно дать ответ на этот вопрос не представляется возможным. Виктор Янукович заявил, что не собирается бороться за пост премьер-министра, чтобы в очередной раз спасти Украину от хаоса, и вполне доволен теннисным кортом в "Межигорье", которое никто никогда у него не отберёт. Владимир Литвин чуть ли не ежечасно призывает политических деятелей к благоразумию и взаимопониманию, однако безрезультатно. Сергей Тигипко предвидит досрочные президентские выборы и намерен одержать на них победу. А вот Александр Мороз впервые признал, что был не прав, а прав был — кто бы мог подумать — Пётр Симоненко: в том, что требовал в своё время не только парламентскую республику, ещё и ликвидацию поста президента.

При этом Украина не умерла. Несмотря на то, что отечественные статистические данные полностью засекречены, специалисты Всемирного банка сумели выяснить, что наша страна демонстрирует небольшой, но всё-таки рост ВВП и оживление деловой активности. Вероятно, кафкианско-жванецкая работа государства научила граждан обеспечивать себя необходимым вне зависимости от того, кто глава государства, и восхищаются ли этим человеком массы. Президентство Тимошенко — благословенное время продолжения этой учёбы: после неё украинцы смогут жить и в радости, и в горе, и в государстве, и в руине.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист