Ошиблись континентом

Печать
Ошиблись континентом

Мы часто задаемся вопросом – почему у нашей в высшей степени европейской страны такая неевропейская политика?

Уго Чавес наконец-то сломал свой любимый народ через колено: на повторном референдуме по конституционным изменениям большинство венесуэльцев высказались за возможность снятия ограничений на пребывание высших государственных лиц на должностях. И теперь венесуэльский президент может не задумываться о скучном поиске преемника – напротив, он может править Венесуэлой столько, сколько пожелает. Прямо как кумир его молодости – Фидель Кастро, который только дожив до революционного маразма решился передать власть на Острове Несвободы своему любимому брату.

Но, с другой стороны, Фидель Кастро – это Фидель Кастро. Он не проводил никаких выборов и никаких референдумов. Более того – его молодчики, вторгшиеся в Гавану после свержения диктатора Батисты, быстро разогнали первое демократическое правительство Кубы, отправив нового президента и премьер-министра страны в Майами. С тех пор Кубой и правят бандиты, для легкости получения вспомоществования объявившие себя коммунистами. Так что Чавес – он не Фидель Кастро, а скорее все тот же Батиста: диктатор легко побеждал на выборах, но почти половина населения несчастного острова голосовала против него, а он с легкостью эту половину – как раз средний класс – игнорировал ради крупной буржуазии.

Чавес игнорирует средний класс ради «своих любимых бабушек» – бедняков, которых он превратил в иждивенцев нефтяной ренты. Но цены на нефть, как известно, падают, и венесуэльский режим скоро утратит возможность раздавать бесплатную похлебку беднякам. И что тогда? Тогда либо выборы, на которых к почти половине населения, мечтающей избавиться от экстравагантного Уго, прибавятся еще процентов 20%, – либо фальсификация, восстание, переворот… Не знаю, понимает ли сам Чавес, что обречен, но вряд ли венесуэльцы приговорены к его вечному правлению… Просто потому, что электорат, который хочет денег, быстро отворачивается от вчерашнего кумира.

И это верно не только для Венесуэлы, это верно и для Украины. Мы часто задаемся вопросом – почему у нашей в высшей степени европейской страны такая неевропейская политика? И почему даже при такой неевропейской политике Украина – не Россия? А все потому, что мы и в самом деле не Россия. И не Европа. Мы Латинская Америка, оказавшаяся не в том месте на глобусе.

Потому что в Европе стараются во время предвыборных кампаний не обещать несбыточного. Более того, там даже находятся политики, готовые к непопулярным мерам – и эти политики пользуются неизменными симпатиями достаточного количества электората.

А в России любят обещать несбыточное, уверяют, что граждане не очень богатой, мягко говоря, страны, уже живут в Эльдорадо благодаря то ли Владимиру Путину, то ли Дмитрию Медведеву, то ли обоим, но выборы там, как бы это сказать помягче, полностью зависят от желания властей. И нет проблем ни с поправками в Конституцию, ни с большинством «Единой России», ни с новой возможностью включения в парламент патентованных оппозиционеров – по одному для пущей демократичности. Не знаю, долго ли будет работать такая система, но тем не менее именно она сегодня обеспечивает кремлевское спокойствие.

А в Украине любят и обещания несбыточные давать, и выборы проводить – причем обещаний так много, а выборы так часто, что вообще непонятно, как эта страна еще располагает хоть какими-то ресурсами. Если бы Юлия Тимошенко была Фиделем Кастро, она бы, конечно, занималась не раздачей 1000 гривен успевшим, а созданием Единых революционных организаций, показательными процессами по делам врагов солидаризма и прочими приятными делами. Если бы Фиделем Кастро был Леонид Черновецкий, он быстро объяснил бы жителям доверенного ему города, что задача мэра – пламенно выступать на митингах, а задача населения – ему пламенно хлопать. Все понятно? Разойдись.

Но они, конечно, никакой не Фидель Кастро. Они Уго Чавес. И потому чем меньше у них денег, тем меньше их любят – вот уж действительно народ неверный и не революционный. Им еще везет, что больше любить просто некого, а то я вообще вынужден был бы опасаться за их судьбу. Но когда карман пуст и обещать нечего, приходится из кожи вон лезть, чтобы тебя продолжали любить, чтобы тобой продолжали восхищаться и так далее…

Вот они и стараются, как могут. Кто-то не слазит с телевизионных экранов – есть такие латиноамериканские президенты, которые даже шоу ведут в «ящике» – и Уго Чавес среди них. Кто-то диски записывает с песнями, тоже ничего нового, есть и те латиноамериканские президенты, кто танцует и поет, весело живет. И никого это на далеком континенте не удивляет. Может, мы на самом деле ошиблись этим самым континентом?

Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей