Все публикацииПолитика

Артур Герасимов: «Политика партии не подходит — мандат на стол и в другую политсилу. Это — честно!»

Нардепа фракции БПП Артура Герасимова можно назвать одним из очень приближенных к Петру Порошенко. Он открыто говорит, что знаком с Петром Алексеевичем 18 лет, и не скрывает, что имеет постоянный доступ к Президенту. "Не было ни единой ситуации, когда мне надо было встретиться с Президентом, и я не встретился", - говорит он.

Доверие Порошенко Герасимов оправдал на президентских выборах, на которых занимался избирательной компанией нынешнего Президента в Донецкой области. За эти и другие заслуги Герасимов, скорее, и получил 43-е место в списке БПП на парламентских выборах в 2014 году. Поручили ему и руководство штабом партии в Донецкой области. В конце мая этого года Герасимов стал представителем президента в парламенте.

На Банковой, говорит, ему поставили задачу: "Сохранить и повысить эффективность взаимодействия президентской и парламентской команды". "И я считаю, что на данном этапе это удается", - добавляет Герасимов. Осторожно, но всё же признается, что отвечает за сбор голосов "под инициативы Президента". И подчеркивает: путем переубеждения.

О выборах на Донбассе, сборе голосов в парламенте и реабилитации Кононенко - в интервью с Артуром Герасимовым.

Фото: Макс Требухов

Кто отвечает за сбор голосов

В.М.: 30 мая вы были назначены представителем Президента в парламенте. Как известно, на эту должность кроме вас претендовали еще трое депутатов БПП: Ирина Фриз, Наталья Агафонова, Валерий Карпунцов. Но выбор Президента остановился на Артуре Герасимове.

Честно говоря, о том, что на представителя Президента в АП рассматривают именно эти четыре фамилии, я узнал от журналистов. Уже после своего назначения получил подтверждение данной информации от Валерия Карпунцова и Ирины Фриз.

Мне сложно комментировать выбор Президента. Могу лишь сказать, что у него был хороший выбор. Очень достойные кандидатуры... Это, кстати, доказывает, что у Петра Алексеевича совсем не короткая кадровая скамейка запасных.

С.К.: Президент выбирал своего представителя из тех, кого давно знает и кому доверяет. Это никак не связано со скамьей запасных, которая у него, как показывает практика, все же достаточно короткая.

Вопрос не только в доверии, но и в профессионализме...

Если говорить о кадрах (Порошенко — ред.) в общем, то не секрет, что некоторые нынешние депутаты отказывались от каких-то назначений, поскольку не были готовы к бешеному ритму работы.

Приведу собственный пример: вы знаете, что назначение меня (представителем Президента в парламенте — ред.) произошло в понедельник утром (30 мая — ред.), а в четверг (2 июня — ред.) мы голосовали за изменения в Конституцию (в части судоустройства — ред.). Всю эту неделю я спал по полтора-два часа.

С.К.: Чего так? Собирали голоса?

В каком-то смысле я тоже собирал голоса - беседовал с массой людей, доказывал, что нужно голосовать (за конституционные изменения — ред.). Причем доказывал искренне, объясняя, что в нынешней ситуации есть два варианта. Первый — ничего не делать и получить подвисшее состояние в стране до 2021 года, второе — голосовать и выходить на качественно новый уровень работы судов...

С.К.: Зачастую от вашей фракции сбором голосов занимаются Игорь Кононенко и Сергей Березенко.

Почему вы говорите о «собирании голосов», а не о переубеждении? В процессе переубеждения мы «превращаем» депутатов в своих сторонников, используя разные аргументы.

Фото: Макс Требухов

С.К.: Называть можно как угодно. Но, будучи представителем Президента в парламенте, вы головой отвечаете за наличие в Верховной Раде голосов под инициативы главы государства.

Да, за это (поддержку инициатив Президента — ред.) действительно отвечаю я.

В.М.: А за переубеждение, как выражаетесь, групп «Воля народа» и «Возрождение», фракции Оппоблока? Довольно часто они голосуют в унисон с формальной коалицией. За них вы также отвечаете?

Нет, Оппоблок я не переубеждаю. Правда, иногда подходят депутаты от Донецкой области из фракции Оппоблока, и мы обсуждаем некоторые законопроекты, касающиеся Донбасса.

В.М.: В последнее время некоторые депутаты Оппоблока действуют в фарватере с Банковой. Последний пример — заявление Дмитрия Колесникова, который активно критиковал мэра Львова Андрея Садового, чем даже спровоцировал драку при участии Владимира Парасюка. «Троллинг» Садового – этакая «дружеская услуга» Банковой от Оппоблока?

Во-первых, я не заметил, чтобы Оппоблок действовал параллельно с Банковой. Даже за последнюю неделю Оппоблок не дал ни единого голоса за провластные законопроекты.

Во-вторых, не забывайте, что на семи округах скоро состоятся выборы (17 июля — ред.). И в них участвуют, в том числе, представители Оппоблока.

А что касается Львова, то давайте будем откровенны: десять лет с проблемой утилизации мусора в городе ничего не делалось. Погибли же люди... И заявления о том, что ситуацию нужно разрешать — это не лозунги, а крайняя необходимость.

В.М.: Вернемся все же к вашему назначению... Очевидно, этому предшествовали встречи на Банковой. О чем Президент с вами разговаривал? Какие задачи ставил?

Поначалу меня просто пригласили к Президенту. В этом не было ничего удивительного, я с ним постоянно общался, будучи только народным депутатом. Занимаюсь «оборонкой», являюсь главой подкомитета по вопросам оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества. Кроме того, часто езжу на Донбасс. Не было ни единой ситуации, когда мне надо было встретится с Президентом, и я бы не встретился... 

Фото: Макс Требухов

С.К. Ого. Не многие могут подобным похвастаться.

Касательно назначения… Обсуждали, как я вижу эту позицию (постпреда Президента — ред.), насколько готов к должности, насколько хочу этим заниматься... Меня сразу же предупредили, что будет совершенно другой ритм работы, жизни.

Передо мной ставилась лишь одна задача: повысить эффективность взаимодействия президентской и парламентской команды. И я считаю, что на данном этапе это удается.

Если проанализировать деятельность парламента за последние две недели, то президентские инициативы получили достаточно хороший результат. Даже в среду (15 июня — ред.), когда произошла драка (между Парасюком и Колесниковым — ред.), сессионный день практически был сорван, но единственный закон, который все же проголосовали депутаты, был президентским.

«Я не живу на зарплату депутата»

В.М.: В начале года фракцию БПП покинуло более десяти депутатов. Согласитесь, что только лишение мандатов Егора Фирсова и Николая Томенко центробежные процессы прекратило. Сегодня ряд депутатов остается во фракции исключительно из-за боязни лишиться мандата.

У нас – демократическая партия. Ничто не мешает человеку занять свою позицию, не всегда совпадающую с позицией фракции. Но если депутат, который пришел в парламент под определенными лозунгами, под определенным именем, вдруг почувствовал, что политика партии ему не подходит — мандат на стол и в другую политическую силу. Это — честно!

В противном случае Конституция предусматривает возможность партии отреагировать на выход депутата из фракции.

С.К.: Демократичность, говорите? А как объяснить, что руководство фракции практически угрожало лишением мандата депутатам, не голосовавшим за ту же судебную реформу, другие принципиальные для АП моменты?

У нас не голосовало только два человека (Наталья Новак и Ольга Богомолец — ред.)... Я не могу подтвердить или опровергнуть эту информацию, поскольку ею не владею. От вас впервые услышал.

В.М.: Одиозный Игорь Кононенко реабилитирован в качестве первого замглавы фракции. Но реабилитирован ли он в глазах общественности?

Что значит: "Его реабилитировали?" Во-первых, он по собственной инициативе ушел с поста первого зама и сам пошел в НАБУ. По результатам расследования, фракция приняла решение восстановить его в должности первого зама. Это очень демократично и справедливо, я считаю.

Во-вторых, лучше о человеке говорят дела. Уверен, в последующие полгода-год ряд конкретных шагов Игоря Кононенко сработают ему в плюс в глазах общества. На данный момент, этот человек голосовал за судебную реформу; за законы, которые позволяют этой стране поднимать экономику... Кстати, журналисты часто считают, что голосование — это лишь нажатие кнопки. Но прежде чем нажать кнопку, нужно понимать, какие последствия наступят в результате данного решения. С моей точки зрения, в этом парламенте, по сравнению с предыдущим, достаточно много тех депутатов, которые читают законопроекты и думают о последствиях своих решений.

В.М.: На последней сессионной неделе в пятницу, 17 июня, в зале парламента голосовали около 90 депутатов, 37 из них — члены БПП. При том, что во фракции — 142 депутата. Дисциплина у вас вообще контролируется?

Дисциплина контролируется, но я поддерживаю спикера парламента Андрея Парубия относительного того, что надо принимать изменения в регламент, дабы усовершенствовать систему работы парламента, повысить его эффективность.

В.М.: Сокращение рабочих депутатских дней до двух в неделю - неправильно, согласитесь.

Да, соглашусь. Но посмотрите, сколько любой европейский парламент принимает законов в неделю. Пять-семь. А украинский — 30-40.

В.М.: При этому украинские депутаты позволяют себе нанимать чартер и лететь во Францию на футбол в рабочий день... Политическая реакция на это последует вообще или снова глаза закроете?

Мы будем обсуждать этот вопрос. Но все же я считаю, что важно системно менять работу парламента, чтобы подобные случаи не повторялись.

В.М.: Во фракции БПП доплачивают депутатам, как это практиковала Партия регионов?

Нет, я об этом не слышал.

Откровенно, я живу не только на зарплату депутата. Точнее — я вообще на нее не живу, отдаю ее полностью на переселенцев, на армию.

Да, мне бы не хватило депутатской зарплаты, поскольку минимум пять раз в месяц я выезжаю на восток. А одна поездка требует от трех до шести тысяч гривен расходов.

Фото: Макс Требухов

Я живу на свои сбережения, которые накопил во время занятия бизнесом (Герасимов с 1997 года возглавлял компанию «Украинская Маркетинговая Группа» - ред.). До 2012 года мой доход составлял не менее миллиона гривен в год.

«В Луганской области много людей, сохранивших всю свою собственность»

В.М.: Поговорим о вашем политическом прошлом. В 2012 году вы баллотировались на парламентских по округу в Горловке, будучи одним из членов команды луганского бизнесмена Сергея Шахова. Собственно, он вас и пригласил, верно?

Нет, я действительно поддержал те идеи, которые эта команда пропагандировала. Но решил баллотироваться раньше.

Наверно вы знаете, что у меня семья из Горловки, дед работал на знаменитой шахте "Кочегарка"... У меня много друзей в Горловке. Как-то мы сидели с ними, что-то праздновали. Я рассказал, что планирую баллотироваться, они и предложили попробовать себя в Горловке.

В.М.: Вы часто заявляете, что поддержали команду Шахова, поскольку она якобы боролась против системы, выстроенной Партией регионов. Вот - ваша цитата из интервью РБК-Украина: «2012 год. Горловка. Тогда никто не рискнул системно идти против вертикали Януковича в Донецкой области. Практически это была единственная команда, которая тогда пошла против преступной власти на Донбассе под лозунгом: «Заставим власть работать».

Но Шахов дружил с Виктором Януковичем-младшим... Да, у него был конфликт с отдельными регионалами, например Ефремовым, но он не был врагом в той команде.

С.К.: И с Артемом Пшонкой он тесно дружил...

Я об этом не знал... Но разве друзей объявляют в розыск на восемь месяцев (Шахов был объявлен в розыск в 2012 году по подозрения в хулиганстве — ред.)?!

Сейчас Шахов числится в «расстрельных» списках (боевиков — ред.). Все, что ему принадлежало в Луганской области, разворовано или уничтожено.

В.М.: Там у многих разворовали или уничтожили все.

Нет-нет. Там есть много людей, которые сохранили всю свою собственность.

С.К.: Вы имеете в виду Александра Ефремова?

Я не знаю достоверно, что было у Ефремова в Луганской области. Но не слышал, чтобы что-то, принадлежащие Ефремову или его команде, было разрушено.

«Каждый процент БПП в Донецкой области был на вес золота»

В.М.: На президентских 2014-го вы курировали избирательную кампанию Петра Порошенко в Донецкой области. Как попали в его команду?

Когда началась президентская кампания, Петр Алексеевич позвонил и попросил меня...

С.К.: Значит, 43 место в списке БПП на парламентских выборах — это благодарность за проделанную работу?

Список утверждался на съезде партии. До этого я не знал, под каким номером баллотируюсь.

В.М.: Вы также возглавляли донецкий штаб БПП на парламентских выборах в 2014 году. Всех кандидатов на 12 из 20 округов области, где выборы состоялись, подбирали именно вы.

Была поставлена задача добиться серьезного результата...

С.К.: Но только один кандидат из 12-ти выиграл. Разве это можно назвать хорошим результатом?

Назовите мне хоть одну демократическую партию, которая в Донецкой области выиграла выборы на округе за последние 20 лет.

В Донецкой области мы получили результат лучше, чем в Луганской, Харьковской, Запорожской, Волынской и на уровне Ивано-Франковской области.

Мой подход был очень простой — мы делали ставку на патриотов, у которых не было ни денег, ни ресурсов. Можно было по-другому пойти, и такие предложения были. Но мы от них отказались. Если у нас не было кандидата, мы никого не выдвигали.

Действительно были округа, где никто не баллотировался от БПП. Например, 52-й (Дзержинск, Дебальцево, Калининский район Горловки) или 59-й (Марьинка, Угледар, Новогродовка, Селидово, Великоновоселовский район).

Отмечу, что выдвижение кандидатов проходило в августе 2014-го. Многие местные жители вообще от нас (представителей партии Порошенко — ред.) шарахались, к сожалению. И я очень рад, что наша патриотическая команда тогда сплотилась. Думаю, нам удалось добиться хорошего результата.

В.М.: Но в Донецкой области проголосовало около 30% населения. Как можно такой результат выборов сравнивать с результатом в Ивано-Франковской области, где явка составляла вдвое больше?

Каждый процент, набранный БПП в Донецкой области, был на вес золота. Ведь выборы проводились во время достаточно активных боевых действий.

С.К.: Со стороны выглядит так, что на большинстве округов партия сознательно выставляла заведомо слабых кандидатов, дабы уступить место регионалам. Была у Президента договоренность с регионалами о «сливе» отдельных округов?

Я о ней не знаю...

Да, повторюсь, в некоторых округах у нас не было кандидатов, но мы там боролись за партийный результат. В каждом округе я сражался до последнего.

В.М.: Накануне местных выборов произошел большой скандал в мариупольской организации БПП, бывший руководитель которой Сергей Нестеров обвинял вас в том, что вы якобы продали местную организацию бизнесмену, одному из кандидатов в мэры города — Юрию Тернавскому.

Это - неправда, которую распространяли, дабы ослабить позиции городской организации.

Сергей Нестеров в Мариуполе появился потому, что я считал, что как человек, который все потерял в Макеевке, он объединит вокруг себя патриотов. Но я ошибся.

Я вмешался в ситуацию, когда дошла информация о ряде нарушений в организации. Например, оказалось, что картотека с личными данными членов нашей партии попала в Оппоблок. Мы начали разбираться и выяснили, как это произошло... В Мариуполь приехала областная КРК (контрольно-ревизионная комиссия — ред.) партии. Тут же появились «титушки», начали вырывать камеры. В общем, все — в «лучших традициях» Партии регионов. После этого члены горорганизации вышли на совместное решение о смене руководителя.

В.М.: Насколько нам известно, сегодня местную организацию БПП в Мариуполе возглавляет Александр Романюк, а неофициально (и якобы финансирует ее) Юрий Тернавский, сотрудничающий с предприятиями Ахметова в городе.

Юрий Тернавский — не член партии, не рассматривался на главу организации в Мариуполе. Он вообще не имеет отношения к организации партии.

В.М.: Предполагаете, что Сергей Несторов «продался» Оппоблоку?

Я не хочу утверждать. Могу сказать, что были вопиющие нарушения внутри партийной организации, которые вели к тому, что организация не могла эффективно функционировать.

В.М.: Еще один конфликт произошел в Славянске, где по вашей инициативе был смещен с должности председатель городской организации президентской партии, и.о. мэра Олег Зонтов.

Смена Олега Зонтова — инициатива городской партийной организации. Об этом решении я узнал постфактум. Попросил выехать в Славянск нескольких членов партии и разобраться.

Да, Зонтов — патриот. Но, к сожалению, когда он был главой организации в Славянске, эффективность его работы оставляла желать лучшего. Он допустил ряд технологических и технических нарушений.

Фото: Макс Требухов

После анализа ситуации, местная организация избрала нового руководителя, заместителя Зонтова (Игоря Жирова, руководителя КП "Славянский курорт" — ред.). Да, там есть проблемы, не могу сказать, что все прекрасно, но ситуация начала налаживаться.

«Европейцы хотят получить разрешение ситуации на Донбассе, чтобы признать это своим успехом»

В.М.: Какое влияние на Донбассе сегодня имеют его «старые» элиты?

Их влияние значительно уменьшилось. Но я бы не питал иллюзий, что оно полностью исчезло.

С.К.: Какой авторитет сейчас у Ахметова среди населения Донбасса?

Его фонд периодически проводит гуманитарные поставки в тот регион, поэтому значительная часть людей к нему относятся очень неплохо. Конечно, есть люди, которые прекрасно понимают, что стало одной из причин кровавых событий на Донбассе...

Есть же примеры Днепропетровской, Запорожской, Харьковской, Херсонской, Николаевской, Одесской областей, где местные элиты сыграли значительную роль как раз в те моменты, когда института государства как такого не было. Был лишь народ...

В.М.: Вопрос об изменении Конституции в части децентрализации завис в парламенте. Очевидно, причиной этого стал пункт о так называемом «особом статусе Донбасса». Далеко не все депутаты готовы за это голосовать.

В конституционных изменениях по децентрализации есть положение о самой децентрализации, по поводу которого претензий у депутатов нет, и — об особенностях осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Я не буду оригинален в своем ответе. Эту позицию я высказываю на всех встречах с иностранцами. Пока на Донбассе — российская армия, российские танки и не закрыта граница, хотя бы технически, - до свидания! Никаких выборов там не будет!

И мы (Украина — ред.) имеем на это право, поскольку в Минских соглашениях написана одна очень тонкая деталь. Там говорится: проведение выборов — по стандартам ОБСЕ/ОДИР. Таким образом, пока на той территории находятся люди с «калашниковыми», о выборах не может быть и речи.

В.М.: Но европейцы настаивают на проведении выборов на неподконтрольной территории Донбасса. А Украина — слишком зависима от Европы, в частности, финансово, чтобы игнорировать ее мнение.

Я прекрасно понимаю европейцев, они хотят получить разрешение ситуации на Донбассе, чтобы признать это своим успехом. Но наша позиция очень проста: принципы — превыше интересов. Иначе — никак.

Фото: Макс Требухов

В.М.: Известно, что Руслан Князевич вместе с группой экспертов разрабатывает проект закона о местных выборах в ОРДЛО. Когда он может быть зарегистрирован в парламенте?

Я об этом не слышал. Если бы он (законопроект — ред.) официально разрабатывался, я, как представитель Президента в парламенте, об этом знал бы. Нужно говорить об этом открыто, дискутировать, например, о том, как будут голосовать те люди, у которых стоит штамп прописки Горловки, Харцызка, Тореза, Донецка, Луганска и т. д. Не все захотят туда вернуться даже в случае стабилизации ситуации и проведения выборов. Но имеют полное право там голосовать. Как обеспечить реализацию их конституционного права?

Кроме того, каким образом гарантировать безопасность украинских СМИ или наблюдателей во время проведения выборов?

В.М.: Возможно ли введение полицейской миссии ОБСЕ на неподконтрольных территориях Донбасса для гарантирования безопасности всем участникам выборов?

Этот вопрос сегодня активно обсуждается с нашими европейскими и мировыми партнерами. Полицейская миссия может и должна сыграть значительную роль в ускорении мирных процессов на Донбассе.

Вікторія МатолаВікторія Матола, Журналист
Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua