Открытие года

Печать

Верховная Рада седьмого созыва начала свою работу 12.12.12. Символичность дат, однако, не обеспечила ей долговечности.

Восьмой украинский парламент собрался на первое заседание 27-го ноября 2014-го. Причем большинство присутствовавших – как в зале, так и в кулуарах – судачили о его, парламента, недолговечности. Кто прогнозировал год, кто – два, но никто не мог внятно сии пессимистические прогнозы аргументировать. Хотя ответы лежат на поверхности. Попробуем разобраться.

Старые лица – новые вызовы

Фото: Макс Требухов

Неожиданностей на первом заседании ВР не случилось. Официальная часть прошла гладко – без сучка-задоринки. Торжественное открытие, минута молчания по погибшим – Небесной сотне, военным и гражданским, хоровое зачитывание присяги (правда, Ефима Звягильского, беднягу, потом все равно освистали, - С.К.), создание фракций, формирование коалиции, избрание спикера Владимира Гройсмана – все по плану.

План согласовывали накануне, в понедельник. Как на уровне рабоче-консультационной группы, так и на уровне первых лиц двух ключевых политических сил – Порошенко и Яценюка.

Предел компетенции группы – обсуждение рассадки фракций в зале (вопрос, вроде как, технический, на самом деле – весьма животрепещущий, - С.К.).

Задача первых лиц – договориться о спикере и премьере.

И они договорились. Ситуация в стране, да и внешние фактор (де-факто ультиматум западных - партнеров – не только США – нет единства, нет и кредитов, в которых Украина столь остро нуждается, - С.К.), не оставляли шансов.

В результате договоренности, Арсений Яценюк вновь был номинирован на премьера, Владимир Гройсман – на спикера.

Александр Турчинов в этом пасьянсе остался за кадром. Что куда более болезненно для его соратников, чем для самого Александра Валентиновича, который за девять месяцев успел и и.о. президента побыть, и Кабмином порулить, и Радой. На наркотик власти он, конечно, подсел, и подсел основательно, но случилось это не вчера и «отходняк» - вопрос времени. Только и всего. Хотя для Турчинова остаются варианты. Допустим, первый вице-премьер, курирующий силовой блок. Под силовым блоком в коалиции подразумевают также СНБО, который предметом коалиционных договоренностей вообще-то не является. Более того, формат «вице-премьер – глава СНБО» Конституция не предусматривает, потому рассматривается опция «и.о. секретаря СНБО». С точки зрения законодательства, опция, конечно, весьма экзотическая, но вполне логичная с точки зрения командной игры. СНБО принадлежит к президентской вертикали и присутствие Турчинова на посту секретаря этого органа – с приставкой «и.о.» или без оной – не/станет лучшим доказательством единства БПП и НФ.

Фото: Макс Требухов

Касательно Гройсмана, у многих его спикерство вызвало, конечно, вопросы. Тем более, сам Гройсман – ранее рассматривавшийся в качестве потенциального премьер-министра – неоднократно говорил, что ему и вице-премьером-куратором местного самоуправления живется неплохо, мол «многое сделано, еще больше доделать предстоит, надо продолжать трудиться», особого желания катапультироваться из Кабмина в Раду не проявлял. Однако, Банковая сказала «надо» и Владимир Борисович ответил «есть». Человек Президента, он не имел иного выбора. В роли главы парламента ему, безусловно, еще предстоит освоиться. Задача нелегкая, но вполне подъемная. Владимир Литвин (над которым, в свое время, потешались еще более отчаянно, иначе, как «Вава», не называя, - С.К.), Владимир Рыбак и Александр Турчинов с ней справились. Справится и Гройсман, сомнений нет.

В свою очередь, для Президента было критически важно поставить во главе парламента своего человека. Это – мнимая гарантия контроля над Радой. Мнимая потому, что Рада нынче не та – не так-то просто будет удержать ее «в узде».

Ставки олигархов

Договоренность о конфигурации новой власти, как было сказано, достигалась именно на уровне Порошенко-Яценюка. Акцентировать это крайне важно. Поскольку, да, подвижки в сторону публичности тематических консультаций сделаны и сделаны немалые (та же рабочая группа, - С.К.), но точки над «і» по-прежнему расставляют кулуары. И вряд ли здесь что-то – в обозримой перспективе – изменится. До поры кардинальной смены политических элит так точно.

После избрания Гройсмана спикером, Яценюка – премьером и после программной речи Президента Порошенко, фотографы запечатлели историческую картину – президент, премьер и спикер, соединили руки в победном приветствии. Если бы в центре стоял Яценюк, а не Порошенко, это была бы прекрасная аллюзия на знаменитый кадр из кинофильма «Кавказская пленница» (вы же помните несчастного Вицина, да?, - С.К.).

По сути, так оно и получается. Кабмин еще не укомплектован (обещано к вторнику, - С.К.), но глава исполнительной власти уже «обложен» со всех сторон. Из числа «фронтовиков» в Кабмине, почти наверняка, останутся Павел Петренко и Арсен Аваков. Все. За дополнительные квоты в НФ воюют, но вряд ли их борьба увенчается успехом.

Фото: www.facebook.com/petroporoshenko

Выступая перед нардепами, Петр Порошенко озвучил новаторскую формулу – приглашать в Кабмин «людей со стороны»: иностранцев, а также топ-менеджеров крупных компаний. Они, мол, не коррумпированы политическими раскладами, издержками «системы» и т.д.

Все это так. Равно как и то, что для этих людей поработать в Кабмине – вызов, несопоставимый с теми личными материальными убытками, которые они – за период трудоустройства во власти – несомненно понесут. Однако, они все равно всегда будут помнить, кому обязаны назначением. Банковой. Поэтому смело можно говорить о том, что все «варяги» в Кабмине будут, в той или иной степени, людьми Президента.

Источники идею «варягов» приписывают Борису Ложкину (каковой сам таким же «варягом» является, - С.К.). И тут ему – низкий поклон. Потому что с правильностью идеи «приглашать людей со стороны» не поспоришь. Более того, сей маневр позволяет заполнить министерские квоты понятными Банковой персонажами, не сопряженными с основным конкурентом БПП – Народным Фронтом. Тема «квот», таким образом, отпадает сама собой (не говоря о том, что это - отличный аргумент для Запада).

Остается один, но весьма важный, вопрос. Вопрос балансов.

С балансами – туго. Но это, покамест, всех устраивает.

Устраивает Банковую, сохраняющую «контрольный пакет» в парламентско-президентской (не наоборот! – С.К.) стране.

Устраивает НФ и лично Яценюка, которые потом смогут сказать «а с нас, мол, какой спрос, мы не имели возможности все делать по-своему».

Устраивает «Самопомощь» и «Батькивщину», которые входить во власть – вопреки всем спекулятивным заявлениям – не жаждут. Не жаждут, ибо ответственность на себя брать не хотят. Потому как парламент, даже при условия руководства комитетами – коллективная безответственность. И это, увы, факт.

Устраивает «Оппозиционный блок», который усиленно делает вид, что «вообще ни при делах». Впрочем, оппозиция из «Оппозиционного блока» (пардон за тавтологию, - С.К.) – как из коровы балерина. Эти люди не просто многократно присутствовали во власти, но сделали максимум в доведении страны до того плачевного состояния, в котором она сегодня пребывает. Да, блок имени Фирташа-Ахметова (если распредметить принадлежность ключевых его фигурантов, - С.К.) собрал богатый электоральный урожай на юго-востоке страны, но это – инерция консервативных избирателей, а вовсе не показатель эффективности.

Фото: Макс Требухов

Но меньшинство в восьмой ВР не исчисляется представителями только ОБ. За спикерство Владимира Гройсмана в четверг высказалось 359 народных депутатов, за премьерство Арсения Яценюка – 341. С учетом «зазора», остается больше сотни нардепов.

Часть из них объединились в формате депутатской группы «Воля народа» Игоря Еремеева и «Экономическое развитие» Виталия Хомутынника (по 19 человек в каждой, - С.К.), часть остались пока внефракционными. Интересный момент: одним из замов Хомутынника стал в прошлом видный «регионал», «кассир» ПР и друг Андрея Клюева Евгений Геллер. То есть, олигархи продолжают практику «раскладывания яиц по разным корзинам», «Оппозиционным блоком» интересы Ахметова, Фирташа и Коломойского не ограничиваются.

Кстати, о Коломойском. Близкий его соратник, Борис Филатов, избиравшийся по мажоритарке от Днепропетровщины и пользовавшийся поддержкой БПП (даже целый Луценко приезжал за него агитировать, - С.К.), давеча совершил демарш, «сделав стремительную карьеру в БПП». В составе фракции он пробыл всего полдня (кто еще не в курсе – вам сюда, - С.К.).

– Я вчера случайно узнал от своего приятеля, что меня не хотят видеть в коалиции, – эмоционально комментировал Филатов в кулуарах журналистам в четверг.

Приятелем этим, по свидетельству источников, был не кто иной, как Виталий Хомутынник.

Остальное, как говаривал Виктор Федорович – чтоб ему не икалось, – «додумайте сами».

Прогноз, данный LB.ua еще полгода тому назад, сбывается с аптечной точностью: Коломойский и его люди – одна из главных, на сегодня, внутренних угроз для Президента Порошенко. И «отмазки» людей Коломойского о том, что, де, БПП не прочь воцарению Александра Вилкула на вице-спикерство – не более, чем отмазки. Потому что из 17 мажоритарных округов Днепропетровской области шесть – за ставленниками Александра Вилкула. Куда, спрашивается, смотрели Коломойский и Ко на этапе кампании? То-то.

Возвращаясь к перечню: отсутствие балансов устраивает, как ни парадоксально, украинское общество. Потому что при отсутствии реальной оппозиции в Верховной Раде, существенный импульс к развитию получает институт внепарламентской оппозиции. Которая – лучшая из возможных «сдержек и противовесов».

Сумеет ли она стать полноценным институтом, инструментом контроля власти гражданским обществом – вопрос, как ни банально, к гражданскому обществу. Вопрос ко всем нам, оставшимся за пределами Рады и возлагающими на восьмой парламент столь большие надежды.

Тэги: Верховная Рада, Александр Турчинов, Арсений Яценюк, Петр Порошенко, "Батькивщина", Владимир Гройсман, партия "Самопомощь", Блок Петра Порошенко, партия "Народный Фронт", Партия "Оппозиционный блок"
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Слідчі ГПУ прийшли з обшуком до Клюєва та Сівковича, але випадково потрапили до Ляшка. Як таке могло статися?