Все публикацииПолитика

«Хомо советикус» как тормоз прогресса

«Как жить при Путине?», «Как нам обустроить Россию?» и «Когда, собственно, следующие выборы?» – темы, всецело поглотившие рефлексирующее меньшинство РФ сразу вслед за оглашением результатов экзит-полов. Куда более важная тема – о политической ответственности – отошла на второй план. Меж тем, без ее разрешения, надеяться на качественные перемены – истинные, а не бутафорские – не приходится.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: EPA/UPG

Судите сами. На президентский пост Дмитрий Анатольевич Медведев избирался «под протекторатом» Владимира Владимировича Путина. То есть, люди изначально понимали: вряд ли Медведев станет самостоятельным политиком. Тем не менее, они за него голосовали. В 2008-м Медведева поддержали70% россиян.

Эффективность работы пропагандистской машины? Не без этого. Что-то, а важность «государственной идеологии» российские власти, в отличие от украинских, всегда осознавали и активно сей ресурс использовали.

Однако, на сложный вопрос простого ответа не бывает. Рискнем предположить: главная проблема – у нас самих в голове. Не только у отдельно взятых россиян, но и у украинцев. У «хомо советикус» – представителей особого человеческого вида, «мутации» которых произошли на генном уровне.

Вида, разучившегося, да и не желающего думать, принимать решения самостоятельно, предпочитающего перекладывать груз ответственности на «власть имущих».

Потешаетесь над северными соседями, столь легко согласившимися с Медведевым? Еще в 2008-м добровольно, по сути, отрекшихся от собственных избирательных прав? Так вспомните киевлян, безропотно принявших «вице-мэрство» Попова при избранном мэре Черновецком и при действующем президенте Януковиче!

Украинцы боятся принимать решения. Исход и выборов, и революций решают элиты. Тогда как люди, к сожалению, просто голосуют. Именно элиты в 2002-м году дали Ющенко серьезный импульс. Немалой была их роль и в 2004-м. Это люди, которые "поднялись", во многом, благодаря близости к власти, однако позже "выпали из гнезда", но очень хотели в него вернуться. — Соня Кошкина:

…Вернемся, впрочем, в Россию. Итак, четыре года, пусть и номинально, Медведев проработал президентом Российской Федерации. Чем он занимался на верховной должности, какие новации внедрил, каике реформы провел, чем запомнился? Или Медведев просто «грел кресло»?

Может, не так уж неправ Леонид Парфенов, срифмовавший в шутливом – за компанию с Васей Обломовым и Ксений Собчак – рэп-ролике: «потом напишут, мол, был молодцом, Президент России с человеческим лицом. Сидел четыре года, решений не принимал, освободил кресло – в Сколково преподавал».

Что ж, может, и не худший «вариант» президентской ипостаси. Не худший, если речь, допустим, о маленькой благополучной европейской стране в период покоя и стабильного экономического развития. Но явно неприемлемый для огромной, растерзанной кризисом и внутренними проблемами России.

Грубо говоря: был президент – нет президента. Постойте, а как же четыре года его «царствования»? Коту под хвост? Все так просто согласились списать «потерянное время»? Но кто ответит за «утраченные шансы»? Кто – для начала – их вообще посчитает?

Мы, украинцы, категорически не хотим или не умеем пользоваться её, демократии процедурами и гарантиями. И совсем не виноваты в этом Обама и Путин. И, даже, Янукович. В украинском обществе нет страха. Того, массированного советского страха действительно не существует. Его сменили два других феномена: равнодушие и соучастие в коррупции. — Семен Глузман, диссидент

Так не с запуска ли механизмом ответственности власти надо начинать гражданскому обществу свои активности?

Именно с запуска – сами механизмы давно существуют: в России, как и в Украине, законы – в большинстве своем – выписаны весьма недурно. Беда вся в том, что никто написанного не выполняет.

Почему ж, вместо того, чтоб заставить исполнять написанное, русские люди намереваются сместить тех, кто должен исполнять? Как будто новые – пришедшие на их место – сделают предметные выводы и станут «вести себя хорошо. Хо-хо. Вам это ничего не напоминает? 1991-ый год, например? Или 2004-ый в Украине? Изменилось что-то?

Вот-вот.

Но, ведь, массы – и в 1991-м, и в 2004-м, волновались, требовали качественных перемен. В чем же дело? Может, их требование было нечетко/неправильно сформировано?

«Норковая революция», «бунт четырехтысячников» (тех, кто зарабатывает, в среднем, «четверку» долларов в месяц) – далеко не полный перечень презрительно-ироничных «ярлыков», навешанных на активистов Сахарова и Болотной.

С одной стороны на митинги вышли «продвинутые граждане» – думающие, мыслящие, «опинион мейкеры». С другой стороны, они никогда не были «голосующим большинством».

Фото: www.gazeta.ru

Как следствие – после оппозиционных митингов, личностный рейтинг Владимира Путина еще подрос. Своеобразная реакция этого самого «простого народа» на угрозу потери «любимого вождя».

На сей факт особенно любят указывать сторонники действующей российской власти. Мол, голосующее большинство не согласно с рефлексирующим меньшинством, а демократия –преобладание прав большинства.

На самом деле, меньшинство имеет точно такое право на выражение своей позиции, как большинство – на отстаивание своей. В этом, а не в «передавливании» сильного слабым – и есть истинная демократия.

Скептики возразят: голосующее большинство не склонно к излишним рефлексиям, оно либо отстаивает свою «стабильность», либо – следует за рефлексирующим меньшинством (но это уже когда набирается «критическая масса»).

Почти хрестоматийное: русская интеллигенция испытывает хроническое чувство вины перед простым народом, отсюда – всё это народничество, вольнодумство, революции и т.д. Хотя вовсе не факт, что «простой народ» в заботах/заступничестве интеллигенции нуждается.

Так и в 2012-м в России: наличествовало требование перемен «продвинутой части» общества, но не было консолидированной борьбы за смену общественно-политического строя.

Потому ли, что действительно глубинные перемены еще не назрели?

Или потому, что «хомо советикус» не готово к переменам в собственных головах? Начинать-то надо с перемен в головах.

«Хомо советикус» – человек, не привыкший мыслить самостоятельно. За него мыслил «товарищ Сталин», бессчетное множество генсеков, мыслил Путин, потом – вроде как – Медведев, теперь вот, опять Путин.

И если, скажем, товарищ Сталин решал расстрелять сотни тысяч граждан, значит, так тому и быть, значит это правильно. Недаром образ Павлика Морозова десятилетия был синонимичен образу национального героя.

Вспомните: устои советской системы поколебали диссиденты, инакомыслящие. Поэтому-то их так жестко прессовали и истребляли. Ну, а истинное возрождение Росси началось в свободолюбивую ельцинскую эпоху.

Да, таков выбор не прост – требует решительности, сознательности, коллективной ответственности всего общества, а не только «продвинутой» его части.

Фото: EPA/UPG

Весь вопрос, на самом деле, в субьектности общества. По отношению к самому себе, своей стране, своей жизни. Украины это тоже касается. Пожалуй, даже больше, чем России.

«Индикаторы» просты:

– хотите ли вы жить в этой стране?

– хотите ли платить тут налоги?

– хотите ли, чтоб здесь жили ваши дети?

Или все это определяется в зависимости от обстоятельств? В зависимости от того, кто – нежданно-негаданно (вроде как) победит на выборах и как вам при этом «победителе» заживется?

Если так, то остается лишь смириться с собственной ущербностью и думать забыть о каких-либо благостных преобразованиях. Если так, то абсолютно честная победа премьера Путина в первом туре – неутешительный приговор всем нам. Всем «хомо советикус». Причем на десятилетия вперед.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua