Все публикацииПолитика

ВЧК-НКВД-КГБ-СБУ

Дело не в Хорошковском и не в Януковиче, а в СБУ, то есть в КГБ, – эти двое лишь последовали логике института, когда «подарили» Украине генерала армии.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
ВЧК-НКВД-КГБ-СБУ

Когда стало известно о присвоении Валерию Хорошковскому звания генерала армии, публика вполне удовлетворилась выражением своего возмущения таким поступком властей. И это странно – разве двадцатая годовщина событий вокруг ГКЧП, на которую, собственно, и пришлось «рождение» нового генерала, не обязывает подумать о более широком контексте?

Вопрос должен быть не в том, зачем главе СБУ звание генерала армии, однако в том, а почему вообще у нас до сих пор существует СБУ с главой, генералами и всем остальным?

Если внимательно наблюдать за реакцией российских демократов на деятельность ФСБ, то нельзя не заметить, что они всегда говорят о Службе как о точке на линии «ВЧК-НКВД-КГБ-ФСБ», – у них нет никакого восприятия ФСБ в качестве, так сказать, самостоятельной исторической единицы.

И, кстати, в российских публикациях о ГКЧП красной нитью проходит мысль о том, что Борис Ельцин упустил очередной шанс России на «не людоедское государство» именно тогда, когда не довёл провал августовского путча до ликвидации КГБ. Затем, мол, уже было лишь вопросом времени, когда чекисты вернут себе власть в стране.

У нас же – СБУ почти всегда воспринимается как самостоятельная историческая единица. Так, будто бы в 1990-х она и возникла, а не была «вытянута» из советского прошлого.

Поэтому вот каким должен быть вопрос о морали в контексте Службы:

Не свидетельствует ли о некой базовой, институциональной аморальности сохранение в системе украинского государства этого органа?

Ведь нельзя сказать, что когда-либо произошло, – да и что это вообще возможно, – избавление Службы от груза советской эпохи.

Ну а если так, то как можно настолько эмоционально и массово возмущаться одним из сотен фактов, обусловленных этим грузом? Нет, я не хочу сказать, что генерал армии Хорошковский – это оправданно. Однако неужели непонятно, что это лишь следствие, причём не самое возмутительное, и надо смотреть на причину?

К примеру, до сих пор нет исчерпывающего ответа руководителей Службы об известных случаях шантажа гражданских и политических активистов чекистами в рамках так называемых «негласных бесед», которые проводились без соответствующих распоряжений вышестоящих лиц. Да, было заявлено несколько раз о проведении проверки, и что подобное не повторится, но каковы результаты? И могут ли они покончить с практикой давления «корочкой» на активистов, если эти «корочки» в том числе и для этого задумывались?

С другой стороны, у нас в стране уже как-то и не удивляются, что у Службы есть свой изолятор. Что помимо Службы в Украине есть триста тысяч (!) человек в системе МВД, есть Следственное управление Генеральной прокуратуры, есть разведка в системе Министерства обороны, есть Служба внешней разведки, есть Служба специальной связи и защиты информации, есть Таможенная служба, есть пограничники, есть Служба экспортного контроля. И ведь в СНБО ещё кто-то работает. И Администрация президента с парламентскими комитетами не дремлют.

Не слишком ли много для безопасности государства – даже не регионального лидера?

А вы говорите: генерал армии...

Проблема заключается в том, что, на деле, даже вопрос об СБУ вот именно так, – а зачем нужна Служба? – и поставить-то нельзя. Я имею в виду публичное пространство дебатов о политической жизни в нашей стране.

У нас принято считать, что характер системы зависит от фигур в системе. Поэтому каждое новое политическое руководство сразу же после вступления в полномочия начинает лихорадочно расставлять на все места «своих» людей. И поэтому же в среде политической оппозиции одной из фундаментальных идей является идея люстрации – от всеукраинской, как у Тягнибока, до отраслевой, когда говорят, что у кое-кого надо бы отобрать кое-какие предприятия.

При этом предполагается, что при «правильном» человеке не может быть «неправильных» результатов. А если такие результаты и есть, то это по причине внешнего для системы злодейства. Ну, например, журналисты «накаркали» или Кремль проплатил.

Мысль о том, что сами институты не могут не препятствовать получению «правильного» результата – обычно не возникает. Вот догадка, что взаимоотношения институтов иногда складываются вредоносно, при президенте Кучме была и была переведена на политический язык посредством «политреформы». Ну, впрочем, и она вскоре выродилась в попытки использовать конституцию для легитимизации удобного отдельным товарищам способа управления.

А институты...

Как, интересно, Госбезопасность, доставшаяся Украине от СССР, может быть антисоветской? То есть национальной по сути и не ориентированной на подавление личности. Как вообще занятая одной партией система специальных государственных органов, система органов исполнительной власти может не подминать под себя две другие ветви власти, если всё было создано вот именно так, чтобы партийная воля была выше любой другой воли в стране?

Раз уж в самой сути институтов государства в Украине заложена презумпция о том, что демократия и права человека формальны, то работать эти институты могут только против демократии и против прав человека, при сохранении, конечно, их формального существования. И нужно быть или плохим администратором, или бездействовать, как президент Ющенко, чтобы демократии и правам человека просто оставалась хоть какое-то социальное пространство.

Точно так же и с привилегиями. Аморально не то, кому президент присваивает звания, награды и «титулы» вроде «народный артист». Аморален сам институт президентства, если он до сих пор может плодить эти номенклатурные ярлыки. Ведь подумать только – а кто, собственно, у нас достоин звания генерала армии? Где та украинская армия, в которой морально быть генералом?

Другой вопрос о званиях. Как можно всерьёз бороться за присвоение звания героя Украины людям, сражавшимся со сталинистами, если это звание давно опошлено, вульгаризировано нашей нынешней «элиткой»? Да стыдно даже, чтобы Шухевич рассматривался в том же ряду, что и...

К тому же, это ведь и просто переименованная высшая степень отличия в СССР. Что такое герой Бандера, если в этом нет ничего нового, иного после многажды героя Брежнева? Ну, не учитывать же, в самом деле, тот факт, что и Брежнев был украинцем, а значит, не так уж и пугающе.

Дмитрий Корчинский часто повторяет, что революция начинается с революции названий. Это важная мысль – она подчёркивает проблему институтов.

Смена названий в истории Украины есть. Но вот ничем она не продолжилась.

Что удивительного в генеральском звании для Хорошковского, если у нас и система воинских званий и порядок их присвоения остались, фактически, советскими?

Вот и генерал Гелетей ещё есть. И полковник Литвин. И многие-многие другие такие же «военные». А героев-то сколько...

Что удивительного в том, что Госбезопасность нашей с вами родины ведёт себя – ну, немного – по-андроповски, если после Юрия Владимировича там ничего и не менялось, только разваливалось? Да и первым главой СБУ стал Евгений Марчук – генерал, занимавшийся диссидентами.

У нас любят рассуждать о реформах Саакашвили, но почти не говорят, что они там вообще ликвидировали МГБ. Этот и другие аспекты десоветизации Грузии, – например, переориентация грузинской дипломатической школы с любви к МГИМО на симпатию к западным университетам, – возможно, важнее, чем детально разобранная в Украине замена старых коррумпированных грузинских полицейских новыми и подтянутыми?

Итак, неадекватное, по мнению публики, присвоение президентом Украины новых воинских званий ко Дню независимости должно было стать, но не стало поводом задуматься об определяющей для характера системы государства роли институтов.

Ибо дело не в Хорошковском и не в Януковиче, а в СБУ, то есть в КГБ, – эти двое лишь последовали логике института, ну, правда, изменённой охватившей государственный аппарат в 1990-е деменцией. И кто может сказать теперь, что конкретно стало непосредственным поводом к указу по Хорошковскому? То ли узнавание о практике автоматического присвоения звания генерала армии каждому новому председателю КГБ СССР, то ли неуверенность в способности Хорошковского без силы генеральского авторитета контролировать Госбезопасность.

А контролировать там есть что. Как сказал в интервью о Владимире Сацюке, бывшем заместителе главы СБУ, другой бывший заместитель главы СБУ Александр Скипальский, «я общался с коллегами и узнал, что сотрудники умышленно не показывали [Сацюку] кое-какие текущие данные, считая это опасным. Представляете, какое недоверие к руководящему звену сеется из-за таких назначений? Работникам уже приходится маневрировать перед руководством».

Да, Янукович и Хорошковский могли и не последовать логике института. А что, порядок руководства СБУ либо само СБУ от этого как-то изменились бы, стали бы моральными?

Разве как-то скрасился бы тот факт, что это у нас «ВЧК-НКВД-КГБ-СБУ»?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист