Все публикацииПолитика

Ядреный бизнес

«11-13 мая 2011 года в Славуте, Остроге, Нетишине и Хмельницком прошли общественные слушания о необходимости и целесообразности достройки энергоблоков №№ 3 и 4 на Хмельницкой АЭС».

Ядреный бизнес
Фото: Александр Матюшенко

Это утверждение, многократно цитируемое СМИ, – неверно. На самом деле, ни «Энергоатом», ни руководство Хмельницкой АЭС, ни местные администрации никого не слушали, а просто пытались купить общественное мнение.

Древняя история

В 1975 году министерство энергетики СССР приняло решение построить атомную станцию на околице села Нетишин, Хмельницкая обл., УССР. В 1981 году в фундамент станции лег первый кубометр бетона. 31 декабря 1987 года энергоблок №1 был сдан в промышленную эксплуатацию…

Фото: www.firstnews.ru

Ветераны строительства рассказывают: «Еле-еле успели! Всем: руководителям, инженерно-техническим работникам, монтажникам, наладчикам, обмуровщикам, изоляционщикам, бетонщикам… Всем хотелось под Новый год или сразу после праздника получить премию!»

Об аварии на Чернобыльской АЭС, случившейся чуть более года назад, в апреле 1986 года, тогда никто не вспоминал. Где он, тот Чернобыль? А деньги – вот они, в кассе!

В октябре 1990 года, когда Верховный Совет УССР постановил объявить мораторий на строительство новых АЭС, жажда денег была настолько велика, что готовность энергоблока №2 Хмельницкой станции (ХАЭС) составила 85%, №3 – 27%, №4 – 9%.

Но сработал, т.н. «постЧернобыльский синдром», и Украина, вслед за Европой, решила взять «time out» - подумать о необходимости и целесообразности строительства новых реакторов.

Впрочем, есть иное объяснение. Советская власть была при смерти, а потому денег на достройку АЭС просто не было. Этим народные депутаты воспользовались. Они «невинность соблюли, но интерес приобрели».

Новая история

В году Украина согласилась принять финансовую помощь от Европы и, наконец, закрыть Чернобыль.

Но только при условии строительства замещающих мощностей – новых реакторов. Поэтому в мае 2000 года ХАЭС была дарована привилегия – лицензия на «право здійснення діяльності «Будівництво ядерних установок».

Спустя четыре года, в августе 2004 года, энергоблок №2 дал стране первую электроэнергию (ЭЭ). А еще год спустя, в июле 2005г., правительство Юлии Тимошенко приняло постановление о достройке третьего и четвертого реакторов на той же станции.

Фото: for-ua.com

Президенты и Премьер-министры Украины менялись, но желание заработать денег под предлогом ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС оставалось.

Вот, только, опять случилась беда! Снова никто не смог или не захотел ответить на два главных вопроса: кто будет финансировать строительство, и кто будет потреблять производимую ЭЭ?

Новейшая история

9 февраля 2011 года в Киеве был подписан контракт на сооружение энергоблоков №№ 3 и 4 ХАЭС. Документ подписали президент «Энергоатома», Юрий Недашковский, и первый вице-президент ЗАО «Атомстройэкспорт» «дочка» госкорпорации «Росатом») Александр Дыбов. Чиновники действовали во исполнение Соглашения между Правительством Российской Федерации и Кабинетом министров Украины «О сотрудничестве в строительстве энергоблоков № 3 и №4 Хмельницкой АЭС», заключенным 9 июня 2010 года. Заказчик – украинский «Энергоатом», подрядчик – российский «Атомстройэкспорт».

Финансирование работ взяла на себя Российская Федерация. Но ко второму вопросу «Кто будет потреблять производимую ЭЭ?» добавились новые. Кто именно будет строить? Из каких материалов? Какие именно реакторы? Какой конструкции?..

И, вообще, зачем России нужен атомный реактор в Украине? Себе? Людям?

Людям

Ответить на эти вопросы руководство ХАЭС планировало на общественных слушаниях в Славуте, Остроге, Нетишине и Хмельницком на прошлой неделе. Вернее, ожидалось, что жители этих городов будут иметь возможность задать вопросы и услышать ответы. Но люди были жестоко обмануты, поскольку мэры населенных пунктов, расположенных в радиусе 30-ти километров от ХАЭС, потеряли и честь, и ум, и совесть.

Характерный пример – Острог. 12 мая 2011 года. Никаких афиш, никакой рекламы. Только извещение, напечатанное в местной газете мелким шрифтом. Даже на фасаде Дома культуры нет объявления. Единственный анонс: «13 мая. День матері». Но к 16-ти часам народ, таки, собирается и регистрируется. Ведомости доступны журналистам. Смотрю: отдел образования, санэпидемстанция, сотрудники налоговой службы, студенты Острожской академии и пр. Вместе с преподавателями и начальниками. Пенсионеры. Предприниматели. Всего 342 человека.

Фото: Александр Матюшенко

Мэр Острога, Александр Шикер – «молодец!» Слушания назначил на 16 часов, а регистрацию объявил с 15 часов до 16 час 30 мин. Кто захотел войти в зал – тот занял кресла. Кто не пожелал - зарегистрировался и отправился домой. Мэр, видимо, надеялся, что никто ничего не узнает?

Фото: Александр Матюшенко

По состоянию на 16-00 в зале находилось – сам считал – 157 человек. К 18 час 30 мин – 103. Остальные, по двое, по трое, ушли – рабочий день у них закончился!

Фото: Александр Матюшенко

В 20 час 30 мин, когда «общественные» слушания окончились, в зале было всего 74 человека…

Фото: Александр Матюшенко

А общее впечатление было гнусное! Из почти 14 000 жителей Острога такой больной вопрос, как достройка двух атомных реакторов на ХАЭС, заинтересовал так мало горожан?

Но почему слушания так заинтересовали чиновников, я понимаю.

Руководство ХАЭС было готово торговаться и обещать:

  • 10% от сметной стоимости проекта достройки энергоблоков будет инвестировано в «зону наблюдения» - в города и села, расположенные в радиусе 30-ти километров от АЭС;
  • 1%, 2% или даже 5% от стоимости произведенной на АЭС электроэнергии будут, опять же, инвестированы в «зону»;
  • для бытовых и промышленых потребителей, расположенных в «зоне», тариф на ЭЭ может быть снижен на 50% или более процентов…

Себе

«Общественные» слушания в Остроге возглавил президиум. На сцене дома культуры уселись: мэр Острога, Александр Шикер; гендиректор ХАЭС, Николай Панащенко; гендиректор «Атомпроектинжиниринг» - «дедушка» украинской атомной энергетики - Владимир Бронников и др.

Фото: Александр Матюшенко

Однако никто из большого начальства не пожелал пожертвовать собой в интересах общественности. Поэтому на трибуну выпустили Валентина Костенко, начальника цеха радиационной безопасности ХАЭС. Этот «козел отпущения» скороговоркой обрушил на острожан такое количество «кюри», «беккерелей», «бэров» и «зибертов» (единицы измерения доз радиации и радиационного фона), что даже президиум начал дремать…

Фото: Александр Матюшенко

А расчет был прост. Руководство ХАЭС не собиралось обсуждать вопрос в принципе: строить или не строить. Директорат станции сознательно «топил» аудиторию в непонятных ей подробностях. С одной только целью. Людям предлагали принять решение: «Строить!» А что строить; как, где, зачем; какие будут предложены гарантии безопасности… Подумаешь, какие мелочи!

Фото: Александр Матюшенко

Фото: Александр Матюшенко

Долой «мелочи»!

Вот главные тезисы сотрудников ХАЭС:

1. Энергетическая стратегия Украины на срок до 2030 года предусматривает рост потребления ЭЭ в 2,2 раза (в среднем). Якобы, Украины станет настолько могуча, что в 2005-2030гг. страна употребит:

в млн кВт/год:

2. Тепловые станции Украины (ТЭС) уже отработали свой ресурс и подлежат выводу из эксплуатации. Чтобы заместить их мощности страна нуждается в строительстве 7-ми (СЕМЬ!) атомных реакторов.

3. «Проведенными исследованиями не выявлены (какая прекрасная оговорка, «не выявлены» – это не значит, что их нет!) негативные изменения в состоянии здоровья населения «зоны наблюдения», обусловленные влиянием выбросов АЭС». Эксплуатация энергоблоков ХАЭС №№ 3 и 4 «не приведет к дополнительным негативным влияниям на состояние здоровья населения».

Фото: Александр Матюшенко

4. В Украине тарифы на энергию АЭС самые низкие: 18,32 коп. кВтч (без НДС) с 1 апреля 2011. Дешевле только ЭЭ гидроэлектростанций – 13,22 коп.)

Фото: Александр Матюшенко

Да здравствуют подробности!

Энергетическая стратегия Украины была принята в 2005 году. С тех пор много воды утекло. Случился всемирный финансовый кризис. Граждане обнищали, промышенность еле-еле выживает.

ТЭС никто не собирается закрывать. Более того, если кто-то соберется лишить Рината Ахметова или Игоря Коломойского их собственности, этих людей ожидают, мягко говоря, неприятности.

Даже оговорка руководства ХАЭС, что достройка новых реакторов «не приведет к ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМ негативным влияниям» на здоровье населения, свидетельствует о том, что такие «негативные влияния» есть!

О тарифах

Какой смысл говорить о тарифах, если руководство ХАЭС предлагает:

  • построить новые энергоблоки за счет бюджета – за счет налогоплательщика;
  • поставлять ЭЭ потребителям, за которую, прямо или опосредованно, будем платить, опять же, мы, налогоплательщики.

Иными словами, за наш счет будут строить, нам же и продавать, а потом мы снова будем платить деньги за хранение отработанного ядерного топлива, за остановку реактора, за демонтаж закрытой АЭС, за собственное здоровье…

О здоровье

Согласно исследованию Федерального ведомства радиационной безопасности Германии (Bundesamt fur Strahlenschutz), опубликованному в 2007 году, заболевания лейкемией среди детей в возрасте до пяти лет встречается тем чаще, чем ближе они проживают к АЭС.

Были изучены данные о 1 592 детях, заболевших раком и 4 375 здоровых детях, проживавших в период с 1980 года по 2003 год в 41 округе рядом с 16 АЭС.

Впервые в расчет принималось точное расстояние от места проживания до работающего реактора. Например, в районе возле одной из АЭС раком заболели 77 детей, из которых у 37 выявлена лейкемия. Если бы эти дети проживали вдали от АЭС, то, по статистике, случаев рака было бы только 48, в том числе 17 случаев лейкемии, что в 2 раза меньше наблюдаемого уровня.

Фото: Александр Матюшенко

Фото: Александр Матюшенко

Исследования проводились Институтом медицинской статистики, эпидемиологии и информатики в сотрудничестве с Клиническим центром университета г. Майнца. Вот их результаты:

  • наличие существенного роста (на 54%) случаев рака у детей младше 5 лет, проживающих на расстоянии менее 5 км от АЭС;
  • рост числа заболеваний лейкемией у детей до 5 лет - в 1,7 раза;
  • каждодневные - «разрешенные» - выбросы радиации от нормально работающей АЭС опасны;
  • наибольшей угрозе подвергаются дети, проживающие на расстоянии менее 5 км от станции…

И снова о деньгах

По результатам общественных слушаний в Остроге был подготовлен проект обращения к депутатам местного горсовета. Текст начинался хорошо: «Мы, жители Острога, против достройки новых энергоблоков!»

Продолжение было хуже. Если наше мнение не будет принято во внимание, то мы… Согласны на достройку энергоблоков ХАЭС №№ 3 и 4 при условии:

  • снижения тарифов на электроэнергию для бытовых и промышленных потребителей «зоны» на 50%;
  • отчисления в местные бюджеты от 1% до 5% от стоимости произведенной АЭС электроэнергии;
  • инвестирования в города и села «зоны» не менее 10% от сметной стоимости строительства новых энергоблоков…

Всего, примерно, 500 млн евро!

Эта сумма, как считают мэры Славуты, Острога и Нетишина - достаточная плата за ИХ риск проживания в непосредственной близости от АЭС.

Местечковые чиновники, увы, не в состоянии себе вообразить, что радиоактивный выброс из аварийного, не дай Бог, реактора не опускается «автоматически» на землю внутри 30-ти километровой зоны! Риски всей остальной Украины, всей другой Европы они учитывать не хотят.

Еще бы! Право первородства было продано, всего лишь, за похлебку из чечевицы. Почему бы не продать страну за 500 млн евро!

окончание следует