Все публикацииПолитика

Граница на замке?

«Профессиональная смерть в СИЗО» - новый околополитический термин, вошедший в лексикон российской общественности в минувшем 2010-м.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Граница на замке?
Фото: Макс Левин

При том, что появился он еще в 2009-м – с легкой руки председатель Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Эллы Памфиловой. Именно так, в беседе с Президентом РФ Медведевым, она охарактеризовала гибель в застенках Бутырки известного российского адвоката Сергея Магнитского. Магнитский был партнером британской юридической фирмы Firestone Duncan. Фирмы, оказывавшей юридические услуги фонду Hermitage Capital Management. На исходе ноября 2008-го Магнитский был арестован. Официальная мотивировка – помогал, де, уклоняться от уплаты налогов гендиректору Hermitage Capital Management Биллу Браудеру. Допрашивали его, за время следствия, всего несколько раз, никаких следственных действий не проводили. Сам Магнитский на суде заявил: «Ваша честь, меня фактически взяли в заложники. Моя персона мало кого интересует, всех интересует персона главы Hermitage».

Фото: m1.bfm.ru

16-го ноября 2009-го, отмаявшись в заключении почти год, 37-летний мужчина скончался в тюремной больнице. Причина – не предоставленная своевременно медицинская помощь (Магнитский был серьезно болен).

Смерть Магнитского – рядовая, как бы не прозвучало дико, для современной российской действительности, не осталась незамеченной в мире.

Уже в апреле 2010-го американский сенатор Бенджамин Кардин попросил госсекретаря Хиллари Клинтон закрыть визовый коридор в США для 60-ти (!) российских чинов, причастных к «делу Магнитского». В мае семья покойного получила официальные соболезнования от Барака Обамы. В сентябре конгресс США проголосовал за инициативу Кардина. То же самое в декабре сделал Европарламент. Решение последнего – не обязательное к исполнению требование, но – настойчивое пожелание всем странам ЕС: фигурантам «черного списка» шенгенские визы не выдавать.

Фигуранты списка: от зам главы МВД РФ до прокуроров и судей всех мастей. Которым, кроме прочего, в ЕС заморозили все счета. «Этим голосованием Европейский парламент призывает восстановить справедливость по отношению к невиновному человеку, умершему в тюрьме. Его смерть выходит за все границы. Наступает момент, когда возможности молчать не остается», - сказала тогда председатель подкомитета Европарламента по правам человека Хейди Хаутала. Демократичнее Россия от этого, конечно, не стала. И права человека там попирать не прекратили. Но виновные в погибели политического заложника понесли хоть незначительное, все ж наказание. Да и резонанс эта история, повторюсь, получила немалый.

Хейди Хаутала Фото: businessinsider.com

Украина – как верно подметил Леонид Данилович – не Россия. Столь откровенного игнора мнения международной общественности позволить себе не может. Хотя б лишь потому, что, в отличие от России, не обладает удельным весом и геополитическим влиянием. Значит, вынуждена если не реагировать – оглядываться на окрики извне.

А они, если кто не заметил, уже начали поступать.

13-е января смело можно назвать «черным вторником» новой украинской власти. Именно в этот день мир, де-факто, впервые признал нынешний политический строй «режимом». Впервые «режим» настигла массивная информационная атака. Пока – стоит полагать – случайная, не спланированная. Но, это – только начало.

Итак, удар номер один - выводы «Фридом Хаус». Удар номер два – предоставление политического убежища Данилишину. Удар номер три - заявление Всемирного конгресса украинцев. Все это – в один день. Все это – с информационных площадок за пределами страны. Значит: вдвойне болезненно для международного реноме Украины.

Что, собственно, подтвердилось уже через неделю – во вторник 18-го, свет увидел релиз Германского МИДа, выражающий обеспокоенность государственного министра Вернера Хойера: «Фамилии тех, в отношении кого проводятся расследования, создают впечатления, что украинская система правосудия предпринимает целенаправленные и политически мотивированные шаги против бывших членов правительства Тимошенко. Подтверждение этого впечатления может стать значительным препятствием для желания Киева сблизиться с Европейским Союзом», - отмечается в заявлении.

На языке дипломатов фраза «может стать значительным препятствием» - практически приговор. Неужто в Украине этого не понимают? Понимают, конечно. Но не признаются.

Теперь – почитайте новостные ленты: активисты Налогового Майдана ходят на допросы. Сам Майдан обнесен забором. Догадайтесь: отчего? Последний раз забор для таких целей монтировали после драки под ЦИК осенью 2004-го (камазы с песком, тем временем, отстаивались на заднем дворе).

Фото: Макс Левин

Анатолий Могилев заявляет: 22-го января в Киеве ожидается кровопролитие. Что значит подобное заявление из уст главы МВД? Значит, если провокации будут – скорее всего, «авторства» переодетых «оборотней». Значит «легальную» возможность мобилизовать – вплоть до «подтягивания» внутренних войск - личный состав. Значит предупреждение: люди, лучше не выходите на улицы – мы вынуждены будем вас мочить. Нашему начальству это нравится (читай: наши начальники – садисты). А если не замочим – нас уволят.

Нет? Кто поспорит?

Желающим спорить – расскажу, как допрашивают Тимошенко. Точнее, что происходит под стенами прокуратуры в это время. Нет, там не бушуют толпы народа (почему – спросите у БЮТ. Вполне логичный, кстати, вопрос). Зато в каждой окрестной подворотне дежурит по отряду «Беркута». Власть еще боится. И все ждет «ответки» от гражданского общества. И все еще удивляется: почему ее нет.

Фото: Макс Левин

Видимо, потому, что общество – в силу незрелости своей, еще каких-либо причин, с ответом не торопится. Зато западный мир за ответом в карман не лезет никогда. И аналоги условного «списка Магнитского» - не единственный рычаг. Условного, поскольку «черную метку» выдают не только мучителям-тюремщикам, но и знатным коррупционерам, вороватым чинушам, нечистым на руку бизнесменам и т.д.

Для обладателей активов и недвижимости в Европе, этот резон – весьма существенный. Для братьев Клюевых, допустим, имеющих запасной аэродром в Австрии. Особенно это касается Клюева-младшего, Сергея, помогавшего, кстати, наладить дела в Вене и сыну премьера Азарова Алексею. Для Юрия Иванющенко, постоянно проживающего, как известно, в Монако. Кстати, за «взятие» рынка 7-ой километр, находчивые одесситы переименовали его из «Юры Енакиевского» в «Юру Монакиевского». Для Дмитрия Фирташа, ведущего дела на всем евразийском континенте, но уже столкнувшегося, как судачат в тусовке, с проблемой получения американской визы. И для многих, многих других – фамилии и обстоятельства можно перечислять долго…

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua