Все публикацииПолитика

Экспорт коррупции. Можно ли уберечь Фонд Аденауера от непоправимых ошибок?

Правда ли, что Николай Ланге – через Григория Немырю – пытается получить звание почетного доктора Киево-Могилянки, во избежание дальнейших проблем с допуском на территорию страны?

Экспорт коррупции. Можно ли уберечь Фонд Аденауера от непоправимых ошибок?

Киевское представительство Фонда Аденауера – известно в столице Украины. На его сайте находим достаточно информации: «начиная с 1994 года, представительство Фонда Конрада Аденауэра сопровождает процесс политических и экономических преобразований в Украине. С этой целью Фонд уже реализовал более 500 проектов, направленных на поддержку демократического развития, построения гражданского общества, утверждения свободных СМИ и консолидацию демократических институтов. Фонд поддерживает демократические политические партии Украины и их организации. Наш офис в Киеве выступает одновременно и как «портал» для налаживания прямых контактов украинских политиков с Германией и Европой. Важной составляющей нашей работы является поддержка молодых политиков и одаренных студентов».

На сайте – список сотрудников киевского представительства. Среди них два человека, о которых речь пойдет ниже – его руководитель Нико Ланге и некий Юрий Сильвестров, должность - «переводчик».

Г-н Ланге стал известен после того, как 26 июня 2010 года его на протяжении 10 часов в аэропорту «Борисполь» не пропускали в Украину. Генеральная прокуратура Украины тогда объяснила причины задержания поручением СБУ, принятым, как было официально сказано, «в связи с угрозой вмешательства иностранных граждан в дела, которые входят во внутреннюю компетенцию Украины» и отмененным «в связи с локализацией негативных факторов, которые могли повлиять на госбезопасность в результате его деятельности».

6 июля МИД Украины сказал, что считает конфликт вокруг задержания Ланге исчерпанным. 7 июля глава МИД Германии Гидо Вестервелле назвал инцидент недоразумением. 31 августа и сам г-н Ланге заявил, что «считает инцидент с запретом въезда на территорию Украины исчерпанным и заверяет, что он не повлияет на перспективы работы Фонда в Украине».

В контексте всех этих событий практически незамеченным прошло сообщение в новостях от 6 сентября 2010 года. Тогда глава парламентской делегации Германии, депутат Бундестага Андреас Шокенхофф на встрече с руководством Администрации президента Украины заявил, что «Германия призывает Украину урегулировать пребывание в стране иностранцев-руководителей общественных фондов. Нас волнует отсутствие надлежащей категории виз для руководителей политических фондов, которые бы давали им возможность длительно пребывать и работать в Украине".

В чем тут дело, вправе спросить любопытный читатель? Разве представитель немецкой организации не получает визы на тех же основаниях, что и другие граждане этой страны?

Здесь есть маленькая, но существенная тонкость. При прежнем Президенте было принято – по умолчанию - выдавать определенной категории иностранных граждан… дипломатические визы. Чем успешно пользовался не один только Ланге.

Но зададимся резонным вопросом. А зачем г-ну Ланге дипломатическая виза Украины?

Есть такое решение Кабинета Министров Украины N 227 «О введении нового порядка оформления визовых документов для въезда в Украину», безнадежно, кстати, устаревшее, от еще 20 февраля 1999 года. Согласно ему, «дипломатическая виза оформляется лицам, имеющим дипломатические паспорта: дипломатическому персоналу иностранных дипломатических представительств и консульских учреждений в Украине, членам их семей, иностранцам, которые въезжают в Украину с миссиями дипломатического характера, дипломатическим курьерам, членам правительств, парламентов, международных организаций, выдающимся политическим деятелям, въезд которых в Украину имеет дипломатический характер». Т.е. дипломатам, миссия которых ограничена соответствующими функциями и этикой. Функции – это выполнение задач своего государства или международной организации (ООН, ОБСЕ), что связано с получением инструкций, часто секретных и/или транспортировкой дипломатического багажа, не подлежащего досмотру в стране пребывания. Этика – это невмешательство во внутренние дела страны пребывания.

То, что руководителям представительств иностранных политических фондов, работающих в Киеве, выдавали дипломатические визы, конечно, является грубым нарушением. Ведь они не представляют другое государство или международную организацию. А ведь так не бывает. Право на дипломатическую визу автоматически накладывает обязательства. И, потом, почему почему г-н Ланге, киевский представитель Konrad-Adenauer-Stiftung, должен обладать большими правами, чем киевские представители компаний «Miele» или «Siemens»?

Понятно, г-н Ланге не бытовой техникой торгует, но все же интересно, зачем ему дипломатическая виза? Он что, секретоноситель? В чем секретность реализации Фондом «более 500 проектов, направленных на поддержку демократического развития, построения гражданского общества, утверждения свободных СМИ и консолидацию демократических институтов»? Какие аспекты развития демократии являются секретными?

Но последняя информация, которая появилась по этой теме, является шокирующей. Во избежание судебных исков сформулирую некоторые вопросы.

- Правда ли, что вышеупомянутый Юрий Сильвестров, обозначенный как «переводчик» г-на Ланге, а на самом деле его доверенное лицо в том числе и в разных деликатных делах (а по другому и быть не может, ведь переводить г-ну Сильвестрову наверняка приходится разное), не так давно встречался с Григорием Немырей? Выступившим на встрече не в привычной роли оппозиционера от Тимошенко, а бывшего, в 1996-1998 годах проректора Национального университета "Киево-Могилянская академия"?

Григорий Немыря. Фото: focus.ua

- И что якобы на этой встрече г-н Сильвестров буд-то бы попросил г-на Немырю о содействии в получении г-ном Ланге звания почетного доктора Киево-Могилянской академии? Чтобы, как было сказано, получить возможность постоянного проживания в Украине? На что г-н Немыря якобы не ответил отрицательно, но сослался на «коррумпированость» руководства Могилянки? А г-н Сильвестров якобы сказал, что относится к этому с пониманием и что Фонд Аденауэра будто бы готов решить этот «маленький вопрос»?

Источник этой информации – серьезный человек, и сама информация – серьезная. Попытаемся разобраться.

Есть такой внутренний документ Киево-Могилянской Академии под названием «Положение о присвоении почетных званий НаУКМА», утвержденный Ученым советом НаУКМА 1 июня 1995 года протоколом номер 67. В положении сказано, что «почетные звания Национального университета "Киево-Могилянская Академия" присваиваются выдающимся ученым, деятелям культуры и науки, общественным деятелям, внесшим существенный вклад в развитие современной науки и способствовали развитию НаУКМА как международного высшего учебного заведения». И что «кандидатами на звание Почетного Доктора Национального университета "Киево-Могилянская Академия" могут быть известные ученые, которые прочитали в НаУКМА курс лекций и имеют научные или общественные связи с учеными университета. Кандидатуры на звание Почетного Доктора выдвигаются структурными подразделениями НаУКМА, составляющих представление с обоснованием своей просьбы на имя ректора университета».

Возникают вопросы.

Какие заслуги г-на Ланге тянут на то, чтобы он считался «выдающимся ученым, деятелем культуры и науки»? Или «общественным деятелем, внесшим существенный вклад в развитие современной науки»? Я пропустил научные труды г-на Ланге? Является ли он «известным ученым, которые прочитал в НаУКМА курс лекций»? Хотя при желании ему такой курс лекций могут устроить, как и «научные или общественные связи с учеными университета».

Второй блок вопросов. Помнят ли г-да Ланге и Сильвестров скандал 2006-го года с электротехническим концерном Siemens? Когда налоговая инспекция и полицейские 15 ноября 2006 года провели обыски более чем в 30 офисах Siemens’а? А представители немецкой прокуратуры заявили, что сумма взяток Siemens превышает 250 миллионов долларов? А помнят ли, как автоконцерн Daimler AG обвиняли в том, что он 10 лет давал взятки официальным лицам, чтобы выбить выгодные условия госзакупок в 22 странах мира? Забыли ли, как Министерство юстиции США подало иск против немецкой автомобильной компании Daimler AG, обвиняя ее руководство в даче взяток в 22 странах мира в период с 1998 по 2008 год? Конечно, Konrad-Adenauer-Stiftung – не Siemens, и не Daimler AG? Но ему нужен этот скандал? И как на это посмотрят в главном офисе фонда в Веселинге около Бонна? Или там объяснят, что по другому в Украине делать нельзя? И как, наконец, как будет реагировать на эту ситуацию политическая структура Konrad-Adenauer-Stiftung - Христианско-демократический союз Германии? И руководитель этой партии Ангела Доротея Меркель, с 21 ноября 2005 года федеральный канцлер Германии?

Третий блок вопросов. Намек на возможное «содействие в решении вопроса» – это проект, направленный на поддержку демократического развития? Построения гражданского общества? Налаживание прямых контактов украинских политиков с Германией и Европой? Или – экспорт коррупции?

Четвертый блок вопросов. Если имеет место быть схема, при которой г-н Сильвестров «устраивает» получение г-ном Ланге звания почетного доктора Киево-Могилянской академии для постоянного проживания в Украине, то она наверняка не полна. В «Положении о присвоении почетных званий НаУКМА» от 1 июня 1995 года ничего не сказано о праве постоянного проживания почетного доктора Могилянки на территории Украины.

И сказано быть не может. Могилянка – не МИД и не ОВИР. Следовательно, можем предположить, что есть еще один вероятный участник схемы – лицо, которое оформит г-ну Ланге право постоянного проживания в Украине – на основании докторства в Могилянке. Кто этот человек? Чем не задача для правоохранительных органов Украины и Германии? Что думает по этому поводу в посольстве Германии в Украине? В консульско-правовом отделе и Администрации посольства, ведающей проблемами безопасности?

И, наконец, пятый блок вопросов. Точнее – один вопрос: знает ли о переговорах Сильвестрова и Немыри ректор Могилянки Сергей Квит?

Сергей Квит. Фото: focus.ua

В любом случае вероятное «докторство» г-на Ланге – история подмоченная и уже дурно пахнет. Но не придется ли Могилянке применять пункт пятый «Положения о присвоении почетных званий НаУКМА» от 1 июня 1995 года – «в случае дискредитации Почетного звания Национального университета "Киево-Могилянская Академия" Ученый совет на основании представления президента НаУКМА тайным голосованием простым большинством голосов принимает решение о лишении звания "Почетный доктор НаУКМА"?

Данная статья ни в коей мере не направлена против немецкой политики в отношении Украины.

Германия, которая недавно принимала президента Януковича, крайне важна для Украины. Она – наш крупнейший торговый партнер (минимум 21,3% доли в товарообороте Украины-ЕС), крупнейшим инвестором, состоянием на 1 января 2010 года, 6,6 млрд. долларов США.

Германия вносит посильный вклад в развитие демократии в Украине, это и деятельность представительств фондов Конрада Аденауэра, Фридриха Эберта, Генриха Бьойля и даже неполитического благотворительного фонда АWO Heimatgarten содержит тому достаточно доказательств. Во время визита в ФРГ посол Германии Ганс-Юрген Гаймзет заявил, что «деятельность таких фондов на Украине абсолютно прозрачна и идет на пользу демократического развития Украины». Остается, чтобы эти слова посла были полностью воплощены в реальность.

От редакции. Данный текст написан одним из постоянных авторов Lb.ua, однако от публичного визирования он вынужден воздержаться – во избежание возможных проблем с дальнейшим получением Шенгенских виз, необходимых ему по работе.