Все публикацииПолитика

Янукович и пустота. Конституционная пустота

На самом деле, отмена политреформы – попытка, как декларируют регионалы, не исправить ошибку 2004-го – перевести страну на полуручной режим управления. Управления Банковой (под контролем которой Кабмин и парламент), разумеется. Причем – на неопределенный период времени. И вот почему.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Янукович и пустота. Конституционная пустота
Фото: Макс Левин

Главная интрига заседания КСУ, помпезно стартовавшего в прямом эфире Первого национального телеканала в четверг, не то, признают ли в итоге закон №2222 неконституционным или нет. В том, что будет дальше. А дальше события могут разворачиваться самым невероятным образом. Но, обо всем по порядку.

***

Сам факт попытки отмены политреформы – небывалый правовой прецедент. Причем не только в отечественной, в общеевропейской практике. Понятно, процедура принятия правок к Основному закону 8-го декабря 2004-го была отнюдь не безупречна. Это и тогда все отмечали. Но предотвратить весьма вероятное гражданское противостояние – «присовокупив» к политреформе «третий тур» - посчитали более целесообразным. Вряд ли нардепы-соавторы нынешнего – ставшего предметом рассмотрения в телеэфире – представления в КСУ о том помнят. Вряд ли считают те события хоть сколько-нибудь значимыми. По иронии судьбы, почти никто из членов ПР, засветившихся в гостевой ложе КСУ в четверг, в четвертом созыве не депутатствовал. Да, и в пятый не все попали. Ну, а в шестой зашли в части списка, начинающейся после 170-го номера. Нередко – на место коллег, двинувших в исполнительную власть.

На грубом парламентском сленге эти граждане называются «кнопкодавы». Их не только обязывают тянуть рутину голосований за себя – и того, отсутствующего по крайне уважительным причинам – парня. Не только бросают на блокирование трибуны. Не только поощряют их участие в массовых мордобоях, но и превращают в «инициаторов» подобных конституционных запросов. Замечательная деталь: когда сей иск только был подан в КСУ, Lb.ua провел мини-опрос среди тех, кто значился в первой двадцатке его подписантов. Вопрос формулировался просто: что вы направили в КСУ, в чем суть документа, какова конечная цель? Ни один (!) из семерых собеседников внятно ответить не смог. Неудивительно: практика визирования депутатами чистых листов (на которых потом пишут что нужно) – не нова. Более того, не все нардепы даже знали, что истинным «двигателем процесса» выступает глава Минюста Лавринович.

Зачем сие понадобилось Александру Владимировичу (читай: Виктору Федоровичу)? Оппозиционеры твердят: во усиление президентских полномочий. В действительности, это не совсем так. Точнее, совсем не так. Ибо полномочий у гаранта (в купе с его авторитетом) – воз и маленькая тележка. Особенно – после принятия последней редакции закона об основах внешней и внутренней политики.

Все фото: Макс Левин

Нет, тут иное. Именно: тестирование возможности перевода страны на «ручной режим управления». Это не шутка. Поясняю. Дело в том, что в случае оглашения несостоятельности конституционных правок 2004-го года, старая – редакции 1996-го – Конституция автоматически вновь вступить в силу не может. Не может, как бы не пропагандировали такой сценарий развития событий президентские юристы. Ибо с тех пор было принято множество важных нормативных актов, прямо противоречащих прежним К-нормам. В первую очередь – закон о Кабинете министров. Как известно, по старому Основному закону Украина была президентско-парламентской республикой. Теперь – парламентско-президентская. Как решить дилемму?

Способы есть: от референдума до принятия новой Конституции. Но – внимание – их реализация требует времени! А по какому Основному закону будет жить страна в «переходный период»? Насколько этот «переходный» период затянется? То-то же. Затянется он минимум на год. То бишь – на две сессии ВР. На протяжении которых может быть (при благоприятном стечении обстоятельств и наличии 300 голосов, коих у Банковой покамест нет) принята новая Конституция. Сократить срок не удастся – Основной закон прямо говорит о двух плановых, а не чрезвычайных сессиях. Банковая – что не единожды заявлялось публично – склоняется именно к варианту новой Конституции (старую «рихтовать» не быстрее, но сложнее и – с точки зрения права – менее эффективно). То есть, минимум год (а то и больше) парламент, Кабинет министров будут находиться у Банковой на коротком поводке. Сегодня поводок и так не слишком длинный, но предел, как писал Евгений Евтушенко, есть всему. А, после отмены №2222, никаких ограничителей у Виктора Федоровича не останется. Остатки политической конкуренции, столь нехитрым образом, будут истреблены на корню.

Понимает ли это кто-либо, кроме обитателей Банковой? Конечно! Все понимают, но дружно помалкивают. В том числе – известный «поборник» парламентской демократии Литвин. Что, кстати, красноречиво свидетельствовало отсутствие в четверг в здании на Жилянской Анатолия Селиванова - постоянного представителя ВР в КСУ. Вместо него интересы парламентаризма в суде отстаивала миловидная барышня – клерк научного управления ВРУ. Почему? Видимо, потому, что Владимир Михайлович согласился променять парламентскую демократию на свое личное спокойствие по делу Гонгадзе. Которое ему – судя по последним заявлениям ГПУ – обеспечено. Какая, в самом деле, Владимиру Михайловичу, разница: состоятся ли весной 2011 следующие выборы в ВР (сообразно логике прежней Конституции) - объявить которые, кстати, не право Президента – обязанность или их отсрочат до 2015 (что вовсе не исключено, хотя «беспредел» тут очевиден), если на кону – его свобода?

***

Теперь – о Конституционном суде. Лояльность большинства членов которого лично Президенту Януковичу сомнению не подлежит. Как не подлежит сомнению и то, что закон №2222 будет признан неконституционным. Не сам закон даже (после 2006-го – окончательного его «вливания» в тело Конституции, его просто не существует) – процедура его принятия. Вопрос в том, что дальше. Что еще напишет КСУ в вердикте?

Вариантов три.

Первый – алогичный и неправовой по сути – ничего. Ведь нивелирование №2222 образует, как было сказано, «конституционную пустоту».

Второй – предпишет ВР урегулировать вопрос возникшего зазора «невідкладно в законодавчому порядку». При этом термин «невідкладно» не конкретизируется. Так уже было с законом о судоустройстве. Именно – с вопросом о том, кто полномочен (если Президент неполномочен, что признал тот же Конституционный суд) назначать и увольнять судей на админдолжности. Процесс «урегулирования в законодательном порядке», растянувшись на три года, продолжается до сих пор. Ибо требовать от ВР что-либо сделать КСУ не может, только – рекомендовать.

Третий – КСУ четко обозначит: какие нормы какой версии Конституции действуют, какие – нет. Проще говоря: переберет на себя функции народных депутатов (которые одни наделены подобным правом). То есть, примет противоправное решение. Весьма милое, впрочем, для Банковой. Ибо полностью развяжет руки Президенту, имеющему в парламенте собственное большинство. Развяжет, вплоть до возможности «ручного» управления страной. На неопределенно длительный, как отмечалось, период. Определит его лишь то, кто и когда решится повторить правовой прецедент, созданный «регионалами». Открывшими – на свою непутевую голову – настоящий «ящик Пандоры».

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua