Все публикацииПолитика

Диденко и Макаренко - жертвы разборок между олигархами?

Институт Горшенина провёл экспертный опрос о политических и правовых аспектах так называемого «дела РУЭ» среди юристов и правозащитников, а также о том, какой резонанс это дело может иметь в международном сообществе.

Диденко и Макаренко - жертвы разборок между олигархами?

Народный депутат и заслуженный юрист Украины Сергей Власенко отметил, что знаком с материалами по делу Игоря Диденко. «Могу сказать, что я оцениваю, например, дело Диденко, как какое угодно: политически мотивированное, экономически мотивированное, личностно мотивированное, но никак не юридически. Юриспруденции там нет», - сказал он.

Эксперт обратил внимание на факт, о котором, по его мнению, все забывают: «Ровно за год до задержания и ареста Диденко и Макаренко, Диденко обратился в суд, сказав, что он подписывал контракт, поэтому только он может быть лицом, за ним не могло быть дело возбуждено по факту, поскольку очевидно, что есть лицо должностное. Так вот Диденко обратился в суд. Причем суд Шевченковский районный, и Апелляционный рассмотрели законность вынесения этого постановления и в своих решениях установили, что Диденко действовал законно. Прошел год, поменялась политическая ситуация, и у нас суды начали слушать дела по-другому. И при этом СБУ гордо отвечает: «Ну, это же другое дело. Мы тогда его привлекали по присвоению, а сейчас же растрата». Та же статья, все те же основания, все те же практически данные. Только тогда мы думали, что это присвоение, а сейчас мы думаем, что это растраты. Полный абсурд!».

Сергей Власенко также высказал мнение, что данное дело будет одним из «кирпичиков» построения имиджа Президента Украины Виктора Януковича в международном сообществе. «Таких «кирпичиков» негативных уже достаточно много. А что, скажите пожалуйста, задержание в аэропорту руководителя украинского отделения фонда Конрада Аденауэра добавляет Президенту рейтинга? А то, что происходит сейчас с партией «Батьківщина» на местных выборах? А исчезновение харьковского журналиста, и абсолютное молчание власти по этому поводу?» - сказал он и добавил: «Насколько мне известно, на сегодняшний день уже есть основания обращаться, в том числе, например, в Европейский суд по правам человека в части ограничения свободы Диденко на время следствия».

Правозащитник Семен Глузман отметил, что в нашей стране есть традиция – сажать. «Сажают не только Диденко, а сажают за любое мало-мальское преступление. Так удобно для милиции, так удобно для судей, так для всех удобно. Поэтому потом возникает много проблем», - сказал он.

По мнению народного депутата и юриста Игоря Грынива, самая большая составляющая в этом деле – экономическая. «Пожелания людей, которые стоят за РосУкрЭнерго, получить много-много денег. Это дело проводится для легитимизации их доходов. Чтобы провести это через решение украинского суда, чтобы те деньги, которые они получат в результате этой сделки, были легитимизированы в Украине. Стокгольмский суд их не устраивает для такой легитимизации, потому что там все белыми нитками шито. Стокгольмский суд принял решение не как спор двух сторон, а когда две стороны согласились, чтобы отдать РосУкрЭнерго этот газ. Когда украинская сторона пошла навстречу Фирташу, или РУЭ, чтобы отдать этот газ. Соответственно – Стокгольмский суд не выполнил своей миссии, как судебная инстанция. Поэтому они хотят провести через решение суда, что они получают этот газ законно, не на основании политического решения, а на основании правового. Смысл только один – получить деньги», - полагает эксперт.

Известный правозащитник Эдуард Багиров отметил, что следователи у нас по закону лица процессуально независимые. «Они принимают решения, кого привлекать в данном случае к ответственности, каких физлиц, независимо от должности. На этом этапе принято решение привлечь к ответственности, например, бывшего руководителя таможни. Но, по логике вещей, Макаренко являлся подчиненным лицом по должности своей премьер-министру. Если премьер-министр заявляет о том, что она непосредственно давала указания проводить какие-либо действия, подписывать какие-либо документы, принимать какие-либо решения, как минимум, у следствия должны быть вопросы к бывшему премьер-министру, почему она так делала, в каких интересах, чем она руководствовалась. Любое уголовное дело, возбужденное в отношении лица, которое является членом какой-либо команды, является неким элементом психологического давления на остальных с какой-то целью. Скажем так, вы сегодня – свидетели, завтра можете быть подозреваемыми и под следствием», - сказал Эдуард Багиров.

Также правозащитник заметил, что в свое время он был включен в состав комиссии Генеральной прокуратуры по проверке Киевского следственного изолятора, в котором сейчас находятся экс-чиновники «Нефтегаза» и Гостаможни. Эдуард Багиров высказал сомнения по поводу целесообразности содержания Диденко и Макаренко в данном СИЗО до суда. «У меня достаточно полная информация о санитарно-бытовых условиях СИЗО №13. Там, безусловно, условия содержания не соответствуют не только европейским, но и стандартам СНГ. Это не голословное заявление. Но следователь, во время принятия решения, должен руководствоваться интересом дела, которое он ведет. На сколько это было необходимо изолировать его от общества, лишать его свободы, помещать временно в следственный изолятор – это вопрос в органы прокуратуры, которые должны как орган надзирающий проверить законность и обоснованность этого решения. Я, конечно, как правозащитник выступаю против того, чтобы следователи принимали самые крайние, жесткие меры в отношении подследственного, чтобы их помещали в следственный изолятор. Следственные изоляторы и так перегружены, из-за недофинансирования государства условия там очень тяжелые. И, естественно, большое количество людей, которые находятся там, создает проблему и для людей, которые там находятся, и для имиджа Украины как правового европейского государства – я имею в виду условия содержания», - считает Эдуард Багиров.

Правозащитник полагает, что, если неправомерность действий правоохранительных структур будет подтверждена с течением времени решением суда, то тогда это может стать проблемой и для международного имиджа Украины, и для имиджа Президента Украины. «Пока идет следствие, никто не может говорить, что это незаконно или законно. Когда дело передают в суд и в суде это дело разваливается, говоря простым языком, не получает обвинительного приговора судебного, то тогда могут быть вопросы, учитывая сегодняшний резонанс и общественный резонанс, в том числе в средствах массовой информации Украины и за рубежом», - сказал он.