Все публикацииПолитика

Александр Качный: "Мы избавим инвестора от необходимости общаться с экологами, пожарниками, санстанцией"

Новый глава Киевского облсовета Александр Качный практически идеально вписывается в новый типаж отечественных чиновников, условно названный «молодой Янукович».

Александр Качный: "Мы избавим инвестора от необходимости общаться с экологами, пожарниками, санстанцией"
Фото: Макс Левин

Удачно вписавшись в образ «крепкого хозяйственника», едва вступив должность, он демонстрирует чудеса активности, инициативности и предприимчивости. Сумеет сохранить выбранный темп – имеет все шансы стать одним из ведущих экспертов по местному самоуправлению в стране и попасть в кадровый резерв Партии регионов как претендент на более высокие должности.

В числе его начинаний: наработка правок избирательного законодательства, согласно которым местные депутаты, баллотируясь в округе, обязаны проживать на его территории; консолидация всех местных руководителей Киевщины; возвращение в область крупных инвесторов, «запуганных и изгнанных» предыдущей властью и т.д. Идей улучшения «жизни уже сегодня» у Качного миллион, и он не просто ими фонтанирует, но и предметно их обосновывает

Вступив в должность, вы развили достаточно бурную активность. Одна из первых инициатив – ввести в избирательное законодательство норму, согласно которой кандидат, баллотирующийся в советы местных уровней, на пост сельского, поселкового, городского головы, проживал бы на данной территории.
На самом деле это не моя инициатива. Вопрос – абсолютно правильный – подняли главы сел Киевской области. Я собрал глав районов, мэров городов, и по три сельских головы от района на совещание, чтобы обсудить проекты Налогового и Бюджетного кодексов, а также предложения Верховной Рады по избирательному законодательству. К слову, такое совещание проводилось впервые за четыре года...

То есть ваш предшественник Владимир Майбоженко ни разу не встречался с руководителями местного самоуправления?
Ни разу. А я уже готовлю вторую встречу, собираю всех глав сел и поселков области, глав райадминистраций. Чтобы они увиделись, задали вопросы главе облсовета, губернатору, начальникам УМВД, УСБУ, прокурору… Понимаете, все это время у них было ощущение, что они наедине со своими проблемами. Только теперь мы начали налаживать диалог. Четко могу сказать, что с момента прихода к власти нашей политической силы была поставлена задача подготовить облсоветы для работы с вновь назначенными главами ОГА. Так, чтобы работа была эффективной. Мы начали с того, что сформировали большинство и нашли 2/3 голосов для смены главы облсовета…

Так вот, результатом этой первой встречи стала подготовка ряда предложений по налоговым изменениям, которые мы, в свою очередь, передали в правительство. Также – упомянутая вами инициатива касательно выборов. В ближайшее время они будут должным образом обработаны и поданы в ВР в качестве законопроектов. С профильным комитетом Александра Омельченко мы очень тесно сотрудничаем…

Все фото: Макс Левин

Вот вы говорите: «наша политическая сила». Какая именно «ваша»: ПР, поддержавшая ваш приход на должность, или СПУ, по спискам которой вы избрались в облсовет?
Я – член ПР с 2000 года.

Как тогда попали в список СПУ?
В 2006-м году, когда ликвидировали Госрыбком, который я возглавлял, возник вопрос о моем заходе в депутатский корпус. Причем возник буквально за десять дней до выборов, когда все списки были уже практически сформированы…

Ладно, уход Майбоженко получился весьма скандальным. Вы говорили СМИ, что Тимошенко чуть ли не на ключ закрыла всю свою фракцию на Туровской – чтоб депутаты от БЮТ не могли участвовать в голосовании за его отставку. Тогда считалось, что Банковая принимала активное участие в смене власти в области.
Никаких контактов с Банковой по этим вопросам не было. Определенное решение было принято внутри областной, во главе с Юрием Бойко, организации ПР.

Формирование нового большинства стало возможным благодаря договоренностям с Богданом Губским, который, как известно, имеет очень серьезное влияние на БЮТ в Киевской области?
Когда мы работали с депутатами от БЮТ по поводу формирования нового большинства, то по результатам этой работы ни один из депутатов, которых называют людьми Губского, не перешел на нашу сторону. Вот так.

То есть позиции Губского в области серьезно ослаблены?
Безусловно.

Как тогда вы намерены строить отношения с главами сел и поселков, мэрами городов, большинство из которых – представители БЮТ?
Глав сел избирают не по политическому признаку, но исходя из их авторитетности на данной территории, из их умения руководить. Если главы сел видят, что новая власть прилагает максимум усилий для того, чтоб их территории успешно развивались, никаких проблем с ними возникать не будет. Никаких.

Индикатором успешности/ неуспешности этой линии станут местные выборы… Своего рода экзамен для ПР.
Говорить о каких-то результатах нашей работы до 31 октября будет еще рано. Для того чтобы решить накопившиеся проблемы хотя бы частично, необходимо 7–8 месяцев.

Почему?
Придя к власти, мы столкнулись с тем, что местные бюджеты пусты. Только недавно принят государственный бюджет, буквально несколько недель назад приняли областной. Чтобы сформировать перечень объектов, которые должны попасть под госсубвенции и субвенции из областного бюджета, нужно проанализировать все, что происходит в районах, селах. Чтобы сформировать перечень приоритетных вопросов, определиться с финансовыми возможностями, – еще 2–3 месяца.

А чтобы сказать, что мы приступаем к выполнению поставленных задач… Так это станет возможным только к началу следующего года.

Вы уверены, что продолжите работу, если результат местных выборов будет не слишком удовлетворительным?
Как определить: «слишком» или нет? Нужно посмотреть представительство, которое соберется в сессионном зале. Часть депутатов придут от партий, часть – по округам. Каждый из них должен будет сказать себе: избирался от громады и обязан работать в ее интересах. Так ведь? Значит, занимать неконструктивную позицию они не могут по определению.

Как складываются отношения с губернатором Анатолием Присяжнюком?
Полное взаимопонимание и в кадровой политике, и в программных вопросах. Хочу сказать: Киевской области повезло с главой обладминистрации.

Вы поддерживаете его идею о переносе административного центра Киевской области из Киева?
Конечно. Все наши службы «распорошены» по Киеву: и в центре, и на окраинах. Работе это, как сами понимаете, не способствует. По сути дела, мы говорим не о переносе, а о том, что в каком-то городе должен быть создан офис-центр для Киевской области, где будут находиться все управления.
Сейчас мы рассматриваем несколько вариантов. Самый интересный, по моему мнению, – Ирпень. Он практически спутник Киева – от Крещатика до центра Ирпеня 27 км. Если построится 4-полосная дорога Ирпень–Киев, никаких проблем вообще не будет.

Подобные рокировки требуют немалых денег.
Чтобы построить такое офисное помещение, нужно всего лишь 1/5 или 1/3 площадей, которые мы освободим в Киеве, продать на аукционе... Это 15 тыс. кв. м разных помещений.

Тем не менее, бюджеты пустые – сами подтверждаете. У вас есть понимание того, как их наполнить?
По итогам упоминавшегося совещания мы подготовили целый ряд предложений относительно того, как оставлять деньги в области. Инициативы просты. 5 млрд. грн уходит в госбюджет от предприятий, работающих в области. А зарегистрированы они в других городах, где и платят налоги. Важно, чтобы налоги они платили там, где работают.

Второе. Необходимы законодательные изменения – по выводу зарплат «из тени», тогда возрастут поступления от подоходного налога. 
Третье. Мы предлагаем ввести «экологический налог»...

Для этого требуется время, а где взять деньги уже сегодня?
Мы подсчитали, сколько у нас было выдано земельных участков под инфраструктурные проекты так, что территории не получили от них никаких доходов. Социальная нагрузка, экологическая, ресурсная, все это ложится грузом на территорию. Просто инвестор часто договаривался с депутатами и райадминистрацией в частном порядке. В итоге земли раздавались, а о том, как с помощью этого наполнить бюджет, никто не думал. 
Сегодня мы разрабатываем так называемое единое окно для инвесторов. Бизнес, который хочет работать в том или ином районе области, будет передавать свои предложения в инвестиционный совет, в который войдут руководители структур, занимающихся выдачей разрешений – от «земельщиков» до СЭС, а также чиновники администрации и депутаты – главы профильных комиссий облсовета. Предложение изучается, инвестсовет определяет стоимость проекта, социальную нагрузку. И инвестор будет четко знать, сколько денег ему перечислить в бюджет района, какие социальные обязательства возложены на него в обмен на согласие выделить землю.

А как рассчитать алгоритм нагрузки – социальной, экологической, инфраструктурной – на регион?
Начинать надо со стоимости земли. Есть эконагрузки, использование ресурсов (вода, недра). Система будет прозрачная. От чего избавляется инвестор? После того как его проект утвержден, документы передаются в коммунальную инвестиционную компанию. Только она будет заниматься всеми разрешениями. Инвестор избавлен от необходимости общаться с экологами, пожарникам, санстанцией…

То есть коррупция прекратится?
Так точно.

Не боитесь, что это, наоборот, уменьшит инвестиционную привлекательность региона?
Мы с губернатором встречались с иностранными инвесторами, работающими в области. Многие из них рассказывали о бюрократической волоките, об откатах, которые вынуждены были давать.

По факту заявлений вы не инициировали проверок силовиков?
Понимаете, не было единого руководителя, единого виноватого в коррупции, если можно так выразиться. Если сегодня Госкомземом руководят по политической квоте и понятно, с кого спрашивать, то ранее в каждом районе у каждого «земельщика» была своя политическая «крыша». Вы спросите у главы облзема Фокина, он вам скажет, что не мог никого уволить, за каждым стоял «свой хозяин». Когда он вызывал своего подчиненного из какого-то района и просил его ввиду явных злоупотреблений написать заявление, тот говорил: «Извините, у меня есть свой папа, вы туда звоните». Вот такая была ситуация.

Ну, так наведите порядок задним числом. Чтоб неповадно было. Силовые-то инструменты у власти имеются.
До сих пор у нас квотный принцип формирования власти. Губернатор киевской области не может управлять земуправлением, он подчиняется Госкомзему. Назначения должны согласовываться с губернатором, но этого не происходит. Мы до сих пор не управляем разрешительной системой в Киевской области.

Неужели вы не инициировали ни одной проверки?
Инициировал. Прокуратура сейчас ведет серьезные дела. Например, по острову Муромец в Броварском районе. Он распаеван и роздан непонятным людям, жителям разных областей. Это было сделано предыдущим главой ОГА.

Анатолий Присяжнюк поставил задачу создать мощные юридические группы, которые должны отработать огромный объем земельных вопросов за 2008–2009 годы.

Чтоб вы знали: за несколько месяцев до нашего прихода в области было буквально роздано немало земли. Из тех, что шли под аренду, в 80% случаев ставка аренды была существенно занижена. Разбираемся с каждым отдельным случаем.

Вообще сейчас для нас главный вопрос – переоценка земли. Второй – пересмотр ставок аренды. Третье – выполнение условий аренды. С предприятиями, которые взяли землю в аренду на 49 и более лет под конкретные объекты и за три года ничего не построили, будем расторгать договоры.

Есть примеры, когда крупным инвесторам отказывались выделять землю в Киевской области. Той же компании ИКЕА. Будете реанимировать подобные дела?
Однозначно. Недавно я встречался с представителем компании «Кнауф». Он рассказал, как они в Фастове хотели построить завод, но столкнулись с произволом со стороны БЮТ, члены которого просто требовали долю в бизнесе – 30%. Естественно, компания на это пойти не могла и проект не был реализован.

Сейчас восстанавливаем взаимоотношения. Будем просить вернуться к нам тех инвесторов, которые до кризиса планировали что-то у нас в области делать.

Еще одна ваша инициатива – по выносу промышленных предприятий за пределы города, будет реализована?
Надеюсь. Все столицы через это прошли. В городе до сих пор есть предприятия, нахождение которых рядом с жилыми кварталами просто недопустимо. Нужно принимать закон, стимулирующий их перемещение из столицы в область.

Хорошо. Завод согласился переехать из Киева. А жители, к примеру, Броваров согласятся пустить к себе вредное производство?
Повторяю, надо принять закон, предусматривающий внедрение новых, экологически безопасных технологий. Так, чтобы выпускать фреоновые холодильники вместо аммиачных бизнесмену – за счет государственной поддержки – было выгодно.

Так инициируйте законопроект!
До прохождения местной кампании – бессмысленно. Мысли депутатов, к сожалению, другим заняты.

Олег Базар, Соня Кошкина, Артем Горячкин, «Левый берег»