Все публикацииПолитика

Операция "Коронация"

Если Толстой прав и все счастливые семьи счастливы одинаково, а несчастливые несчастны каждая по-своему, верно ли, что Президенты, принимающие присягу одинаково, так же одинаково кончают каденцию? – размышлял вчера целый день «ЛБ». 25-е февраля 2010-го мало чем отличалось от 23-го января 2005-го.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Операция "Коронация"
Фото: EPA/UPG

Именно:

- эпицентром гуляний, на сей раз, стал не Майдан – Украинский дом;

- Леонид Кравчук не составил компании Леониду Кучме, прибывшему поздравить новоиспеченного коллегу;

- проигравшая сторона не нашла в себе мужества созерцать коронацию Виктора Федоровича. Тем более, испортить ему праздник криками «ганьба», гудением, улюлюканьем, прочими «приемчиками» парламентской борьбы. Не додумалась даже покрыть свой пустующий сектор национальным стягом, как поступала прежде, покидая зал;

- движение в центре города ограничивали, но полностью не перекрывали, как перекрывали для Ющенко.

Фото: Андрей Скакодуб

Некоторые «совпадения» и вовсе казались фатальными. Особенно – перстень древнерусского князя, появившийся на руке Виктора Федоровича после молебна в Лавре. Уж больно смахивающий на «улюблену козацьку каблучку» Ющенко.

Фото: EPA/UPG

Если клейноды, печать, Конституция и Пересопницкое Евангелие в распоряжении Виктора Федоровича оказались всего на несколько минут, перстень останется в его «частной собственности» даже после завершения каденции. Равно как удостоверение личности президента (всегда любопытствовала: кому его предъявлять, - С.К.), которое он - едва взяв в руки – тут же сунул во внутренний карман пиджака. От греха подальше – чтоб, поди, не забрали. Удивительно, что не попытался сунуть туда же булаву. В случае чего, ее, все-таки, подороже можно «спихнуть».

Фото: EPA/UPG

Конфуз с дверью, едва не прибившей Виктора Федоровича на пороге парламента, напомнил о конфузе Ющенко с голубем, который, вместо того чтобы, выпорхнув из его рук, взвиться над Майданом, предпочел проковылять по граниту.

Не говоря о том, что Януковича, как и Ющенко, к присяге приглашал спикер Литвин. Что символы власти Януковичу, как и Ющенко, вручал не предшественник – глава КСУ, нелепо ерзавший в своей мантии на маленьком стульчике, поставленном у подножия радовской трибуны – будто для провинившегося школьника.

Фото: Андрей Скакодуб

***

В небе над Банковой тяжело ухнуло. Дважды. Янукович-младший поднял голову, обозревая небо над Радой.

- Папа стал Президентом, - констатировал «ЛБ», - залпы дают.

- Да! – самодовольно подтвердил депутат.

Фото: Андрей Скакодуб

Виктор Викторович, равно как его старшие коллеги, покидая инаугурационные торжества, планами, стратегиями, видением будущей работы поделиться не мог – их не было. Были эмоции – на них тут не скупились.

- Проигнорировав церемонию, наши оппоненты показали свое лицо, уровень своей культуры политической, - охотно разъяснял «Левому берегу» Ахметов. – Победу Януковича признал весь мир, а они все никак своей ошибки не признают.

- Ошибку или проигрыш?

- Послушай, ну, должна же быть какая-то культура! – Ахметов ретировался из Рады, лавируя меж рядами плотно припаркованных друг к другу, похожих, будто близнецы-братья, черных глянцевых «Мерседесов».

- Демарш ваших оппонентов повлияет на их коалиционные перспективы?

- Все в их руках.

- Уточните.

- Сонь, ты опять про политику? Давай не будем, а! Праздник все-таки, - отмахнулся Ахметов, нырнув в салон одного из автомобилей-близнецов.

- Бескультурье и неевропейскость, - перефразировал Ахметова – сам того не ведая, Вадим Новинский, вовремя перебазировавшийся из «группы поддержки» Ющенко к Януковичу. Впрочем, крупный бизнесмен, он всегда умудрялся сохранять хорошие отношения со всеми печерскими игроками.

- С Юлей – никакой коалиции! Ни за что и никогда! Лучше на перевыборы, - к нам присоединился Пискун.

- Так они же вам невыгодны!

- Все равно. Лучше перевыборы, чем Тимошенко.

На крыльце появился близкий друг Виктора Федоровича, верный его партнер по гольфу Антон Пригодский, мелькающий в Раде не чаще Ахметова. Я отвлеклась.

- Я очень рад. Мы действительно ждали этого пять лет, - сказал, не дожидаясь вопроса.

- Вы теперь в Кабмин? – спросила у одного из главных игроков транспортной отрасли.

- Нет. В Раде работы хватает. Коалицию, вот, надо создавать.

Судя по тому, как глубоко окопалась в окопах Тимошенко, создать ее у «регионалов» получится нескоро. Если вообще получится. Демонстративный демарш – мера хоть не слишком оригинальная, зато эффективная. Направленная на:

- снижение уровня легитимности нового Президента в глазах зарубежных гостей;

- мобилизацию собственных депутатов, открыто флиртующих с победителем;

- мобилизацию депутатов НУ-НС, не флиртующих с победителем – вешающихся на него;

- мобилизацию собственного электората.

- Надеяться нам особо не на что, значит – надо использовать любую возможность навредить Януковичу, особенно – навредить его реноме, - просто пояснили «ЛБ» на Туровской, куда БЮТовцев, «упаковав» в серебристые автобусы-«неопланы», отвезли на встречу с Тимошенко. Отвезли прямо с заседания фракции, состоявшегося в Раде за полчаса до инаугурации. Тонкость сценария заключалась именно в том, чтоб в здание парламента «сердечные» зашли, в зал – нет.

Фото: Макс Левин

Как зашли – так и вышли.

- Лепим «ширку». Юля – премьер, Янукович – Президент, - хихикали они, в растерянности топчась на крыльце ВР в ожидании автобуса. Шутке, правда, никто не улыбнулся.

Даже сновавшие взад-вперед «нашеукраинцы», договорившиеся: торжество посетят «по желанию».

Петр Ющенко ни с кем не договаривался. И так было ясно: желание изъявит непременно.

- Будет Виктор Андреевич премьером? – я настигла его на парламентском плацу.

- А чого ти питаєш?

- Вы же молились.

- Я?

- Ну, да, вы молились за его премьерство – все об этом писали. Помните?

- Гм. Було, - протянул он как-то неопределенно.

- Так будет или нет?

- Молімося! – назидательно изрек Ющенко-старший, вонзая в воздух правый указательный палец.

Юрии Стець фронду демонстрировал своеобразно – черной вышиванкой.

- А в кармане – три яйца, - подмигнул интригующе. - Вчера Жвания предположил: у кого-то из депутатов может возникнуть желание запустить в Януковича яйцом прямо на инаугурации. И этим депутатом может стать Стець.

Николай Катеринчук был более прагматичен:

- Когда еще живого Януковича увижу? Уедет на Банковую – и все. Кучму я, при президентстве, видел всего дважды.

Владимир Стретович хохмил:

- У алкоголика спрашиваю: «вы употребляете?». «Да, но с отвращением». Так и я – иду, но с отвращением.

Инна Богословская «Левому берегу» ничего такого не говорила, но, судя по выражению ее лица, она тоже шла в Раду с отвращением. Экс-кандидат как никак.

Фото: Макс Левин

***

Появление Инны Германовны на торжественном приеме в Украинском доме вызвало отвращение уже у присутствовавшей там публики. Второй этаж, вместивший губернаторов, региональных лидеров, обычных гостей, зашипел от возмущения, когда огромные плазмы – соединявшие его с первым, собравшим видных регионалов, депутатов, олигархов – высветили счастливую физиономию госпожи Богословской.

Переместиться с одного этажа на другой возможным не представлялось. Равно как журналистам – попасть в середину. «Левый берег», впрочем, не слишком расстроился – на крылечке Укрдома творилось не меньше интересностей.

Особенно, на этапе прибытия гостей. Александр Мороз, Ежи Бузек, Грызлов с Черномырдиным, Валид Арфуш со спутницей, Оксана Билозир без Лилии Григорович, Дмитрий Фирташ с Юрием Бойко, Игорь Коломойский с бабочкой, Виктор Пинчук с Еленой Франчук, Юрий Ехануров, Александр Лукашенко без младшего сына.

Ступив на красную дорожку, лидер Беларуси … аккуратно вытер об нее ноги. Привычка. Ибо «дорожка» была, на самом деле, ковриком – размером два на два, не больше. Застлать все ступени здания материи, видимо, не хватило.

Фото: Макс Левин

Впрочем, Янукович этого, кажется, даже не заметил. Подкатив к месту приема – нарушая все мыслимые ПДД, он решительно направился к лестнице. Остановил его пронзительный вопль.

- Яну-у-у-кович – Президент! Ура!

Вопила какая-то эмоционально неустойчивая тетенька в красном берете, примостившаяся под сводами Филармонии. Удивил всех не ее вопль – то, что ее никто (!) не поддержал. Вся громадная Европейская площадь, пестрившая бело-голубыми знаменами и национальными стягами; площадь, собравшая тысячи зевак, хранила гробовое молчание. Так, что стало даже как-то не по себе.

Фото: Макс Левин

- Ура! – не унималась обладательница красного берета. Мужчины в штатском усилии ее вопль вялыми аплодисментами.

Янукович ответил им приветственным взмахом руки и быстро потопал прочь.

Длилось это все секунд пять от силы, но впечатление оставило гнетущее.

Фото: Макс Левин

***

Через десять минут после начала приема, гости уже начали его покидать. Первым «беглецом» стал старший внук Президента, сопровождавший его на инаугурации вместе с Людмилой Александровной. В начале третьего, юркий светловолосый мальчик, выбежав с «черного входа», юркнул в микроавтобус УДО – греться.

- Какие люди! – навстречу мне, по крыльцу Украинского дома, неспешно шагали Николай Мартыненко и, прихрамывая – с палочкой, после перелома, Давид Жвания, - Януковича приехали поздравить?

- Не Януковича, а Президента Украины! – поправил Жвания. - Он победил в открытой борьбе.

- Ах, вот как вы сейчас заговорили! Может, и сотрудничать с ним будете?

- Он же президент! – одернул Жвания.

- Что же половина вашей фракции в зал не явилась – президента-то поздравить? – обратилась к Мартыненко.

- Ну, мы с Давидом были…

- А, кто не был… Хамы они! Вот! – встрял Жвания. - Впрочем, это, пожалуй, резковатое определение, беру свои слова назад. Но, не явиться на инаугурацию – не Януковичу неуважение высказать – стране, которая его выбрала.

- Что касается остальных, - продолжил Мартыненко. - Сегодня утром собиралась фракция, мы совещались. Решили: если Тимошенко готова предложить нам – нашей фракции – премьерство и гарантии сохранности коалиции – мы готовы разговаривать.

- Как она предложит, если коалиции, чисто арифметически, не существует? Что ж сохранять?

- Ну, долго этот процесс, переговорный, в смысле, не продлится – все станет ясно в ближайшие дни.

- Впрочем, Тигипко, насколько известно, она подобные условия уже предлагала: коалиция нынешняя, он – Премьер от демократов. Вы б его поддержали? Или вашу кандидатуру фракция выдвинет? Такие разговоры тоже ведутся.

- Знаете, я не претендую, - положа руку на сердце – в буквальном смысле – сказал Мартыненко.

Тут к нам присоединился Литвин.

- Уже поздравили, так быстро? – справился «ЛБ».

- Встреча у меня – тороплюсь, - прокомментировал спикер.

- Вот, НУ-НС инаугурацию проигнорировал, - кивнула я на Мартыненко со Жванией.

- Проигнорировал? Я утром посмотрел: Жвания есть, Мартыненко – есть, считайте: вся фракция есть, - мягко улыбнулся Литвин.

- Они, вот, с Тимошенко пытаются договариваться. Может, коалицию сохранят, а вы от них подписи требуете.

- Ничего я не требую! Да, и не надо никаких подписей. Можно просто провести голосование за бюджет. Сразу будет видно: есть 226 или нет 226-ти.

- Ага, - кивнул Жвания.

- Мне вообще это нравится: новый Президент уже назначения осуществляет, а они (следует полагать, регионалы – С.К.), все требуют вопрос об ответственности правительства рассмотреть, - философски протянул Литвин. – Ой, а что это за «возыкы» - кивнул на два огромных «хаммера», перегородивших поперек улицу Трехсвятительскую.

- А это у Виктора Федоровича ноу-хау, машины сопровождения теперь такие в кортеже.

- А-а-а, - хором заключили собеседники.

Слева от нас – под колоннами Украинского дома, произошло оживление. Обернувшись, заметила Виктора Балогу.

- И вы тут?! Кто б сомневался. Ну, привет будущему губернатору Закарпатья.

- Губернатором станет Ледида, - спокойно изрек Виктор Иванович.

- А вы? Довольны, кстати, результатом, который Януковичу обеспечили?

- Да! Между прочим, мы не дали вбросить 500 тысяч голосов. Вот так! Закарпатская, Луцкая, Ивано-Франковская, Ровенская области, - перечислял Балога, подтверждая, тем самым, слухи о невиданной активности, которую развил на благо Виктора Федоровича на Западе страны.

- Ну, так кем вы-то будете? – не унималась я.

- Я? Не знаю. Вот, ты у них спроси, они все знают, - хохотал он, расцеловываясь с Мартыненко и Жванией. - Ребята, вы кем меня видите при новом Президенте? – подмигнул им.

- Главой Администрации, - не мешкая, заявил Жвания.

- Ха-ха-ха! – громыхнул Балога.

- Администрации Ющенко! - добавил шутник Давид Важаевич.

- Хо-хо-хо! – ответствовал Виктор Иванович.

- Ага, это в лучшем случае! – не удержалась я.

- Ладно, мы пообщаемся. Пока, - вежливо раскланялся Балога, увлекая за собой «нашеукраинцев», будто лучших друзей. Вроде и не они вовсе, год назад, публично кляли его на чем свет стоит.

Нынешние политические реалии, из заклятых недругов, вновь превратили их в ситуативных союзников.

Я снова завертелась по сторонам. Из центрального входа выплыл Черновецкий.

- Поздравил Виктора Федоровича, как и полагается мэру, - коротко доложил он, не глядя в глаза.

- И что вам Виктор Федорович пообещал: оставит мэрствовать или инициирует таки перевыборы?

- Девушка, вы вообще кто? – уточнил градоначальник, не сбавляя ходу и по-прежнему не глядя в глаза.

- Журналистка!

- А! Ну, тогда я скажу: в Киеве все будет в порядке.

- С вами или без вас?

- Со мной, конечно, - бросил он через плечо, решительно топая вниз по Трехсвятительской.

Догонять его не стала – вернулась к крыльцу Украинского дома, где вновь столкнулась с Ахметовым.

- Мы на футбол спешим. В Донецк лететь надо – с англичанами сегодня играем, - пояснил коротко.

- Раньше была такая примета: если Ющенко на стадионе – наша команда непременно проигрывает. На нового Президента это тоже распространяется?

- Соня! – Ахметов даже замер от возмущения. - Ну, зачем ты?! Перед матчем! Я тебе так скажу: Виктор Федорович на многих наших матчах был, иногда мы выигрывали, иногда – проигрывали. В футболе невозможно все время только выигрывать. К сожалению.

Слушая наш диалог, Анна Герман передергивала плечами. На дворе стояла хоть и плюсовая температура, без верхней одежды было, все же, зябковато.

Ахметов, недолго думая, укутал ее в свое пальто. Сам остался в костюме. Укутав – вопросительно оглянулся по сторонам, как бы ища подтверждения правильности своего поступка. Встретился взглядом с «ЛБ».

Фото: Макс Левин

- Молодец, Ринат Леонидович, Анне Николаевне холодно, - озвучила я первую, пришедшую в голову банальность.

- Есть такая пословица, помнишь, я как-то говорил – ты еще писала: главное – не в рубашке родиться, главное – без штанов не остаться!

Герман с Колесниковым удивленно переглянулись. Подобная откровенная риторика Ахметову вообщем-то несвойственна. Еще чуть-чуть – войдет во вкус публичной политики.

- Нет, Соня, запомни эту фразу иначе, - пришла на выручку новоназначенная замглавы АП. - Главное – не в рубашке родиться – в пальто Ахметова!

Компания расхохоталась. Подкатил черный мерседес. Колесников с Герман уселись в салон. Мы с Ахметовым и его пресс-секретарем Леной Довженко остались на улице.

- Ну, как тебе вообще, как инаугурация? – справился мнением «ЛБ».

- Честно? Присяга в полупустом зале не может не сказаться на уровне легитимности.

- Проигрывать надо уметь! Должна быть какая-то политическая культура! Побежденный должен признавать проигрыш – протягивать руку, поздравлять победителя.

- Тимошенко? Поздравлять победителя? Вы представляете, как она расстроена?

- Так это же эмоции! Эмоции – дело такое: ночь с ними переспишь и всё! Я так скажу: сегодня победили идеалы Оранжевой революции!

- Чего? Это вы говорите? – я чуть не поперхнулась.

- Поясняю, - Ахметов этой моей реакции ничуть не смутился. – Сегодня у нас состоялись честные демократические выборы – их результаты признал весь мир, их подтвердили международные наблюдатели. Поэтому, по большему-то счету, победили идеалы Оранжевой революции. Ведь, чего тогда хотели люди? Хотели иметь возможность честно и демократично выбирать Президента. За это, за свои права, свободы, они вышли на Майдан.

- Ну, вы сравнили!

- Разве, не так? Мы должны начать работать – думать о завтрашнем днем, о будущем.

- Давайте подумаем. Какой будет коалиция? Пригласите БЮТ к сотрудничеству?

- Опять ты о политике?! Это не ко мне! – заметив, что заболтался, Ахметов сделал шаг назад.

Думала – сядет в машину, но он, перейдя Трехсвятительскую, … принялся общаться с народом, загнанным УДО за металлические заграждения.

Фото: Макс Левин

Радостно пожимал людям руки, поздравлял с победой, они – его. Мысль о возникшей у Рината Леонидовича тяге к публичности, впервые посетившая «ЛБ» еще в ночь первого тура, укоренилась в голове еще крепче. Ее, впрочем, быстро сменила другая: если через пять лет после Оранжевой революции, главный «отец-содержатель» ПР признает ее заслуги в победе Януковича в 2010-м, значит 2004-ый случился все-таки не зря?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua