Все публикацииПолитика

В борьбе за коррупционную вертикаль

Многие обратили внимание на тот факт, что нынешняя избирательная кампания в Украине проходит без обычных в таких случаях драйва и экстрима. Такое впечатление, что политики пытаются просто дотянуть до выборов, кампанию проводят спустя рукава, а о массовых акциях в поддержку себя любимых попросту решили забыть. То ли дело 2004 год! 1,5–2 млрд. «зелени» на одну кампанию (это в два раза больше, чем стоимость кампании Д.Буша и Д.Керри в США). Люди с флагами и транспарантами на каждом шагу. Майдан! Анти-Майдан! А какие многотысячные акции в поддержку кандидатов! Сейчас решили обойтись без массовки…

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
В борьбе за коррупционную вертикаль

Кампания 2010-го – первая президентская гонка за годы независимости, которая обошлась без внешнего влияния. Российские деньги, якобы потраченные одним депутатом Госдумы РФ на кампанию Инны Полпроцента, не в счет – они не делали погоду и не влияли на политическую действительность. В целом и Россия, и Европейский Союз, и Соединенные Штаты, и Китай, и даже Гватемала с Уругваем соблюдали нейтрально-пассивно-созерцательную дистанцию по отношению к украинским кандидатам. Не то что пять лет назад, когда все знали: «российский» кандидат воюет с «американским».

Кампания 2010 года – первая президентская кампания, в которой олигархи и представители крупного бизнеса не играют важной роли. Говорят, штаб Януковича так и не дождался крупных финансовых вливаний от Рината Ахметова. Яценюк точно так же не получил денег от Фирташа. Мифические «деньги Коломойского» приписывали, кажется, 17 из 18 кандидатов – то есть их попросту не было. Кампания вышла суперэкономной и малозатратной.

Почему так случилось? Только ли из-за экономического кризиса? Но в стране, в которой 70% экономики находится в тени, говорить о влиянии кризиса на политические процессы было бы, по крайней мере, смешно. Очевидно, дело не в кризисе.

Мы уже не раз говорили о том, что борьба за власть в Украине (как и в любой стране латиноамериканского типа) – это борьба за управление коррупционной вертикалью. Та или иная должность дает возможность для коррупционных действий, создания коррумпированного окружения, коррумпированной вертикали.

Только ленивый в наше время не пересказывает из уст в уста, сколько миллионов должен направить «наверх» тот или иной руководитель областного ведомства, выжав эти самые деньги из нас с вами. Только наивный может полагать, что рядовой гаишник оставляет все «заработанные» на большой дороге деньги себе – он человек подневольный, и у него такой же негласный план по налу, как у проститутки на окружной. Только инопланетянин верит, что, давая взятку налоговому инспектору или пожарнику, или же представителю санэпидемстанции, он осчастливит взяточника. Отнюдь нет! 90% взятки пойдет наверх, вышестоящим товарищам. Иначе на государственной работе они давно бы опухли с голоду. А так – у госчиновников на их мизерных зарплатах как на дрожжах растут загородные виллы и появляются супердорогие автомобили.

По одной из распространенных версий, судья-коляднык Зварич стал жертвой «подставы» – ну только идиот будет держать в своем рабочем кабинете такую сумму денег. Скорее всего, это сумма, предназначавшаяся для передачи «наверх», в Киев. Дань, которую сотни и тысячи других Зварычей по всей стране безропотно передают начальству. Иначе нельзя. Иначе они выпадут из Системы, которая их поставила у коррупционной кормушки. Император Веспасиан называл таких людей «губками»: он специально расставлял на должности в империи коррумпированных людей, потом казнил их и награбленное ими имущество экспроприировал для нужд империи.

Фото: skuky.net

До 2004 года пост президента был суперпривлекательным: ведь все коррупционные нити сходились на улицу Банковую. За них можно было дергать, с их помощью можно было контролировать ситуацию в стране. Да, окружение Кучмы было коррумпированным. Он развратил украинскую элиту. При этом стоит отдать должное – сам Леонид Данилович на посту президента был человеком весьма скромным и неприхотливым. Он не зажрался! Он просто контролировал страну посредством контроля над коррупцией.

Именно потому и выборы 1999-го и 2004 годов были настолько динамичными, со своей драматургией и серьезным противостоянием. Люди знали, за что борются. Люди знали, во что вкладывают деньги. Люди знали, что получат на выходе. Под «людьми» в данном случае понимаем не избирателей, а инвесторов.

У тех, кто вкладывал в Ющенко в 2004 году, был год – 2005 год – чтобы отбить затраченные средства и приумножить их. Отсюда феномен «любих друзів» – особо циничных дельцов из окружения президента. Они спешили! Им надо было пополнить закрома за счет грабежа страны! Страна хотела Ющенко? Ну а они и потратились на то, чтобы тот стал президентом. На Майдане были? Концерт смотрели? Ну так теперь извольте оплатить – и нечего роптать. Венец возможностей президента и дембельский аккорд его неограниченных полномочий – «РосУкрЭнерго», появившаяся на украинском рынке аккурат к тем дням, когда Ющенко полномочия терял.

Фото: liga.net

С тех пор коррупционный ресурс президента начал неумолимо таять. Олигархи наращивали свои капиталы (у некоторых после Оранжевой революции капиталы выросли в пять раз!), но наращивали без помощи президента. Более того – президент постоянно обращался к толстосумам как проситель. То для Батурина, то для фонда имени своей дочери, то для так и не построенной «больницы будущего».

Что осталось в распоряжении президента? Губернаторы (которые на местном уровне решают все меньше и меньше вопросов). Министр иностранных дел, министр обороны, председатель СБУ, генпрокурор, глава Нацбанка. То есть президент – теоретически – может отдать своим спонсорам «в кормление» несколько областей (но – внимание! – только по согласованию с премьер-министром), может торговать государственными тайнами и приторговывать портянками из армейских складов (больше там почти ничего не осталось). Ну еще президент может влиять на судьбы граждан путем задействования Генпрокуратуры (что немаловажно), а также время от времени запускать печатный станок в Нацбанке или же выкручивать руки коммерческим банкам, играя на курсовой разнице. У президента в распоряжении остается Совет нацбезопасности (с которым Ющенко так и не научился обращаться), Секретариат президента (созданный не только для того, чтобы очередной временщик ставил факсимиле гаранта Конституции на салфетках в мукачевском ресторане), Государственное управление делами (с материальными ценностями на миллиарды долларов). Президент – опять же теоретически – может зарабатывать на кадровых назначениях, на наградах (настоящий Клондайк!) и на разрешительной системе (второй Клондайк).

Не то чтоб густо, но на хлеб с икрой хватает. По сути те, кто хочет продвинуть Януковича на пост президента, поступили с ним жестоко. Они не рассказали ему правду – чем он будет владеть в случае победы. Равно как и не рассказали, что они потребуют от него взамен. Ахметов не дал деньги на кампанию, потому как понимает: эти деньги к нему не вернутся. Ну не станет же он просить себе пост губернатора Полтавской области, в самом деле!

Если завтра Янукович столкнется с суровой действительностью (он – президент, премьер – Тимошенко, бюджет на 2010 год отсутствует, посему жить ему придется по бюджету 2009 года, а Тимошенко будет решать, выделять президенту средства на покупку новой клюшки для игры в гольф или нет), он будет очень разочарован. И наоборот – если завтра президентом станет Тимошенко – с суровой действительностью столкнутся все остальные (она – и президент, и премьер-министр, и начальник ЖЕК-340 в одном лице; кто там против мамы выступал?).

Возможности у премьерской должности – несоизмеримо выше, чем у президентской. Премьер держит в руках Государственный бюджет и распоряжается экономикой. Премьер не зависит от президента – только от воли парламентского большинства.

Фото: dumskaya.net

Вот почему для Тимошенко возможный проигрыш в президентской кампании открывает пути для глобального выигрыша (с потерей Москвы не потеряна Россия). И вот почему возможный выигрыш Януковича может обернуться для него пирровой победой. А также вот почему не очень напрягаются кандидаты и их финансисты: президентский ресурс слишком уж условный.

В некоторых странах бывали случаи, когда президентские выборы находились на грани срыва из-за отсутствия желающих занять этот пост. Там просто функции президента сведены на нет. В Украине президент обладает довольно широкими полномочиями – более широкие полномочия в Европе только у двух президентов – Беларуси и Франции. Но вот толку… Тимошенко знает, зачем ей нужна власть и как выстроить властную вертикаль после выборов. Янукович пока даже не догадывается, что он будет делать, если выиграет.

А народ в этих нюансах – в большинстве своем – не разбирается. Он (o sancta simplicitas!) искренне верит, что избирает главу государства, не подозревая, что основная борьба за то, кому стоять у коррупционного руля страны, еще впереди.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина