Все публикацииПолитика

Олланд в чайнике

Если бы французский президент Франсуа Олланд имел бы возможность отменить свой визит в Россию, он бы, конечно, сделал бы это незамедлительно – но никакой дипломатической возможности для отступления у Олланда уже не было. Президент Франции заявил о готовности лететь в Вашингтон и Москву сразу же после террористических актов в Париже – когда французское общественное мнение было настроено на бескомпромиссную борьбу с преступниками, а возможные конкуренты Олланда на президентских выборах, Саркози и мадам Ле Пен, не уставали удивляться почему в такой борьбе Франция не хочет активнее взаимодействовать с Путиным. Однако между парижской трагедией и визитом Олланда произошло событие, кардинально изменившее и расстановку сил, и настроение в самом Кремле – в небе над Турцией был уничтожен российский бомбардировщик, а президент этой страны Реджеп Тайип Эрдоган даже и не подумал извиняться за наказание нарушителя. Путин впал в неистовство.

Фото: EPA/UPG

Приехав в Москву, Олланд оказался как бы внутри кипящего чайника. По сути, ни о какой единой коалиции для борьбы против террора – а именно формирование такой коалиции и было основной целью поездки французского президента – в Кремле никто и не говорил. Львиную долю совместной пресс-конференции с Олландом – и легко предположить, что и основное время переговоров с французским президентом Путин жаловался на Эрдогана. Более того, он сетовал, что после парижских терактов “дал слабину” и стал информировать американцев о вылетах авиации и чуть ли не обвинять их в организации уничтожения самолета. ”Американская сторона, которая возглавляет коалицию, в которую входит Турция, знала о месте и времени пребывания наших самолётов. И именно там и в это время мы получили удар.

Спрашивается: мы зачем эту информацию передавали американцам? Или они не контролируют, что делают их союзники, или эту информацию раздают направо и налево, не понимая какие будут последствия” – возмущался Путин. Ну, и какая широкая коалиция? По высказываниям Путина можно было понять, что если такую коалицию и организовывать – то никак не против его дружка Асада, а против помогающего террористам Эрдогана. Что примечательно, Путин на пресс-конференции с Олландом признал обстрел района падения самолета – хотя никаких боевиков ИГИЛ там нет и жители районов, на территорию которых упал российский бомбардировщик, уж точно не виноваты в том, что он свалился им на головы. Но Путина уже было не остановить: “Да, действительно, вооружённые силы Сирии с использованием систем залпового огня, которые мы поставили недавно для сирийской армии, в координации с действиями нашей авиации усилили удары по этому участку как раз после того, когда мы получили достоверную информацию о том, что один военнослужащий погиб, а второго мы смогли спасти. А как иначе? Так и должно было бы быть”.

Так и должно было быть! Олланд, как мог, пытался смягчить это кипящее, не разбирающее дороги, саморазоблачающееся слепое бешенство человека, уязвленного до самой глубины своей агрессивной души – или что там у Путина на ее месте? Но у него плохо получалось.

Прежде всего потому, что кардинальные разногласия между Россией и Францией так и остались неразрешенными – даже без учета уничтожения российского самолета. Олланд, как и прежде – и это совершенно логично – не видит разрешения ситуации в Сирии при сохранении у власти Асада. Это и понятно: нахождение Асада на посту президента усиливает позиции “Исламского государства” и его возможности по вербовке и подготовке на территории Сирии новых боевиков, а значит – и вероятность террористических актов в Европе и США. Путин же продолжает считать Асада “естественным союзником” и не собирается сдавать “дамасского мясника” – после истории с бомбардировщиком это было бы слишком.

Ну и по Украине. Путин рассчитывал, что своим вмешательством в Сирии он сможет обмануть Запад – и Асаду помочь, и отмены санкций против России – нового важного партнера в антитеррористической борьбе – добиться. Олланд подтвердил, что санкции сохраняются до исполнения Минских соглашений и уже сегодня утром это подтвердил глава внешнеполитического ведомства Франции Лоран Фабиус. Более того, теперь уже Россия собирается вводить санкции против Турции – одной из стран, не присоединившихся к западным санкциям. Ну и результатец!

Все остальные договоренности на этом фоне – не более чем декларации о намерениях. Попытки наладить обмен информацией были и ранее – теперь остается только надеяться, что Путин не будет больше наглеть и лезть в чужое воздушное пространство. И сбивать чужие самолеты – понятно, что ему очень хочется сбить турецкий истребитель – тоже не будет, хотя такая вероятность существует, система С-400 в Сирии появилась не зря и не зря Эрдоган уже предупредил, что будет рассматривать ее задействование против турецкой авиации в Сирии как акт агрессии. Ну а что касается договоренности “воздержаться от ударов по умеренной оппозиции” – то это вообще смешно, так как у Путина, Олланда и Обамы могут быть совершенно различные представления об “умеренности” – о Эрдогане я в этой связи даже и не упоминаю.

Так что Олланду просто повезло, что он выбрался из кипящего чайника.