Все публикацииПолитика

Союз разрушимый

Два десятилетия назад граждане первого в мире социалистического государства рабочих и крестьян пришли к избирательным урнам, чтобы проголосовать за судьбу этого самого государства.

Союз разрушимый

Союз уже тогда трещал по швам, о своем желании выйти из его состава заявили балтийские страны, Грузия, Молдова, Армения - да и в других советских республиках усиливали свои позиции движения за независимость. Но самое главное - свою Декларацию о суверинетете приняла Российская Федерация, чей лидер Борис Ельцин не скрывал своего желания побороться за власть с Михаилом Горбачевым и коммунистической номенклатурной верхушкой.

И в этой ситуации союзному руководству пришла в голову несчастливая мысль - заставить граждан легитимизировать само существование Советского Союза и его дальнейшую модернизацию.

Несчастливая - потому что это сейчас мы находимся в плену мифа о референдума, на котором большинство прогосовало за Союз - чтобы практически через полгода от этого Союза отказаться. Никакой единогласной поддержки существования Советского Союза не было и на этом, первом и последнем за всю его историю общенародном референдуме.

Начнем хотя бы с того, что в голосовании участвовало население девяти из пятнадцати республик. Латвия, Литва, Эстония, Молдова, Грузия, Армения на своей территории референдума не проводили. Остальным голосующим был предложен для одобрения вопрос, который трудно признать корректным и удобоваримым. «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности?» - вот как это звучало. То есть речь шла не просто о сохранении Союза, а о его преобразовании в федерацию равноправных государств - в то время, как настоящий СССР был централизованным государством, все основные вопросы функционирования которого решались в ЦК КПСС.

Составители вопроса хотели, чтобы их поддержали и те, кто выступает за суверенитет своих республик, и те, кто опасается, как бы этот суверенитет не сказался на жизни представителей «нетитульных» наций в каждой такой республике. И большинство из пришедших на референдум избирателей поддержало эту формулировку. «Да» ответило 113 миллионов избирателей - но это при том, что тогда в СССР было около 200 миллионов имеющих право голоса, а на участки для голосования пришло 148,6 миилиона. Но в любом случае - больше половины.

Но тут начинаются республиканские хитрости. Например, в Казахстане голосовали... за совсем другой вопрос. «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как союза равноправных суверенных государств?». И именно за этот вопрос получили большинство. Согласитесь, что союз государств - это не совсем то же самое, что федерация республик. Это, проще говоря - СНГ.

Конечно, можно утверждать, что казахстанцы проголосовали бы и за федерацию - но, в любом случае, такой возможности у них не было. В Киеве на голосование одновременно с союзным вопросом вынесли и вопрос об одобрении республиканской Декларацию о суверенитете - и за него («Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?» ) проголосовало куда больше граждан, чем за обновленный союз. Остается вопросом, был бы вопрос из Москвы поддержан украинцами, если бы его не предложили в нагрузку к Декларации, по старой советской традиции.

1991 год. Киев. Демонтрация против заключения нового союзного договора
1991 год. Киев. Демонтрация против заключения нового союзного договора

Но самое главное в тот день произошло в России. Так как россиянам был предложен еще один референдум - об учреждении поста общенародно избираемого президента РСФСР. Подавляющее большинство граждан с этим предложением согласилось - и через несколько месяцев в республике состоялись президентские выборы, на которых убедительную победу одержал Борис Ельцин. Если учесть, что президент Советского Союза Михаил Горбачев был избран на свой пост голосами участников съезда народных депутатов СССР, то, конечно же, в глазах россиян их собственный президент приобрел куда большую легитимность.

Парадокс истории заключался как раз в том, что Михаил Горбачев пытался действовать в духе одобренной на референдуме концепции обновленной федерации. Договор об этой федерации должен был быть подписан как раз после возвращения президента СССР из отпуска в Форосе - и он значительно уменьшал функции союзного центра в пользу усиления самостоятельности республик. Конечно, не участвовавшие в референдуме республике отказывались от его подписания - однако «ядро» Советского Союза - Россия, Украина, Беларусь, страны Центральной Азии - были готовы поддержать союзного президента: по сути элиты меняли сохранение «крыши» на реальную власть.

Однако как раз накануне подписания соглашения недовольное возможным ограничением своей власти союзное руководство предприняло попытку государственного переворота - кстати, как раз под лозунгом «спасения Советского Союза». Но не того, за который проголосовали граждане на референдуме, а того, который не устраивал этих граждан и заставил власть пойти на консультации с ними. Результаты этого переворота известны: с политической сцены навсегда сошла главная сила империи - Коммунистическая партия Советского Союза. Сохранять Союз было уже некому, спустя еще несколько месяцев история обанкротившейся сверхдержавы бесславно завершилась.

А от референдума остался красивый миф о мечтавших о единстве гражданах, волю которых попрали политики в Беловежской пуще. Хотя, если посмотреть на вещи трезво, нетрудно заметить, что в каждой республике уже тогда голосовали за что-то свое, а предложенная для голосования формулировка была расплывчата и неосуществима - мы и сейчас не сможем с уверенностью сказать, что такое на самом деле «равноправная федерация» и как существование в такой федерации согласуется с одобренной нами же Декларацией о государственном суверенитете. Так что за что можно действительно поблагодарить организаторов референдума - что они легитимизировали эту Декларацию, дали возможность продемонстрировать общенародну поддержку того, что еще недавно казалось крамольным - украинской государственности. Во многом благодаря этому, «репетиционному» голосованию спустя 9 месяцев граждане Украины уже без обкомов, горкомов и Центрального телевидения подавляющим большинством голосов одобрят Акт о государственной независимости страны. Это и станет их первым по-настоящему свободным волеизъявлением.