Украина объявила тендер на «сильную руку»

Печать
Украина объявила тендер на «сильную руку»
Фото: Виталий Онищенко

Разворачивание второй стадии мирового экономического кризиса высветило базовую проблему всех посткоммунистических стран. Все они – за исключением с некоторыми деталями Польши и Эстонии – настолько увлеклись игрой в свободную рыночную экономику, что даже Россия с ее направляющей и определяющей ролью государственного олигархата оказалась неспособной противостоять обвалу единого мирового рынка.

Кризис также отчетливо высветил дефицит сильных, возможно даже авторитарных руководителей высшего звена. А ведь именно они наиболее востребованы во время, когда даже капитаны капиталистического строительства, эти владельцы заводов, газет и пароходов пытаются как можно ближе прижаться к государственной власти, словно застигнутые на улице в грозу дошкольники, облепившие ноги воспитательницы.

Общественный запрос на сильную руку всегда усиливается в эпоху испытаний, и не только в Украине. Достаточно показательна в этом смысле страна, которую многие эксперты приводят в пример едва ли не в качестве образцовой демократии. Речь идет о Великобритании. Накануне Второй мировой войны британцы отдали предпочтение стороннику компромиссов, либеральному сэру Артуру Чемберлену, человеку, приехавшему с переговоров с лидерами Германии, Италии и Франции с фразой «Я привез вам мир». Но как только политика умиротворения привела к краху, поставив великую Британскую империю на грань выживания, симпатии жителей Туманного Альбиона – которых ну никак не заподозришь в любви к авторитаризму – призвали на Даунинг-стрит, 10 полного антипода рохли Чемберлена – сэра Уинстона Черчилля. Того самого, который, едва вступив на капитанский мостик Великобритании, обратился к согражданам со словами: «Мне нечего предложить, кроме крови, тяжкого труда, слез и пота».

По распространенной легенде, узнав об этом, корабли Королевского ВМФ и военно-морские базы обменялись сообщением: «Уинстон вернулся». Не уверен, что параллели между воюющей Британией и переживающий удары мирового кризиса Украиной придутся по душе всем читателям, но что-то общее в этом все-таки есть. Тем более что украинское общество, как и британское, неоднократно демонстрировало свои здоровые инстинкты. Пребывание Уинстона Черчилля в кресле премьер-министра продлилось ровно до той поры, пока граждане Соединенного Королевства чувствовали, что их страна нуждается в сильном и волевом лидере. Уже в июле 1945 года, когда исход Второй мировой войны был предрешен (оставалось только разгромить Японию), герою Великобритании Черчиллю его избиратели предпочли лидера мирного времени Клемента Эттли. Впрочем, в разгар «холодной войны» Черчилля опять призвали на премьерский пост, когда столкновение с СССР казалось неминуемым.

Этот короткий дискурс в недавнее прошлое довольно близко «зеркалится» в современной истории Украины. Пережив штормовое время агонизирующей эпохи позднего Леонида Кучмы, страна нуждалась в лидере, способном разгрести авгиевы конюшни прежней власти. Этим лидером, востребованным на непродолжительное время и позже вернувшимся в оппозицию, была Юлия Тимошенко.
Второй шанс продемонстрировать свою сильную руку предоставился ей, когда страна вновь ощутила, что что-то пошло наперекосяк. Карма Тимошенко заключается, видимо, в том, что «ее» время приходит ровно тогда, когда количество жаждущих «сильной руки» перевешивает число тех, кто пытается руководствоваться противоположными аргументами и кто не воспринимает ее в принципе. Впрочем, количество не любивших Уинстона Черчилля британцев всегда было довольно велико. Что не помешало им в тяжелый для родины момент на время забыть о своих чувствах, руководствуясь здравым смыслом.

Источник: Тарас Березовец
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей