Все публикацииПолитика

​«Беркутовцев» наконец-то начали судить

Сегодня в Святошинском районном суде состоялось, наконец, первое (!) заседание по сути дела в процессе над "беркутовцами", осуществившими приказ по силовому разгону Майдана и расстрелу его участников. На скамье подсудимых - Аброськин и Зинченко, единственные оставшиеся обвиняемые в данном преступлении. Количество людей в спецроте, естественно, было гораздо большим. И самым первым из процесса самоустранился глава спецроты Дмитрий Садовник. Путем побега из-под домашнего ареста.

Мария ЛебедеваМария Лебедева, ​журналист

Фото: www.radiosvoboda.org

Около 2 часов прокуроры только зачитывали обвинительный акт, поскольку его нужно зачитывать отдельно каждому обвиняемому, перечисляя при этом всех 39 убитых, детализируя повреждения, послужившие причиной смерти. Если перевести с юридического языка на обычный, то из обвинительного акта следует, что Аброськину и Зинченко вменяются, в первую очередь, действия в преступном сговоре, превышение своих полномочий и исполнение незаконного приказа начальника, приведшее к смерти 39 человек, а также незаконное завладение оружием (уничтожение орудия преступления). Официально статьи обвинения – ст. 365 (ч.3), п.1,5,12, ст. 115 (ч.2), ст. 262 (ч.2), ст. 41(ч.4) Криминального Кодекса Украины.

Следствием установлено, что в ночь на 18 февраля, опасаясь за сохранение влияния и безопасность действующей на тот момент власти, министр МВД Украины Виталий Захарченко издал преступный приказ, который "спустил" на своего заместителя Ратушняка В.И., а тот, в свою очередь, на Шуляка С.М. - командира внутренних войск МВД. Далее приказ принял командир ПМОП "Беркут" Сергей Кусюк, подчиняющийся киевской милиции. Лично Кусюк передал приказ Садовнику. Тот, вместе с подчиненными осуществил преступный приказ, противоречащий, в частности, ст.115 криминального кодекса Украины. По мнению обвинения, все указанные лица превысили свои служебные полномочия. Приказ предусматривал силовой разгон Майдана вплоть до применения огнестрельного оружия против митингующих.

Следствием установлены два основополагающих момента, прозвучавшие на процессе не раз и не два. Первое – речь идет об участии в сговоре, то есть, что все участники в равной степени виновны в том, в чем их обвиняют, независимо от звания. Второе – приказ преступный, так как он нарушает права человека, применение оружия в той ситуации обвинение считает абсолютно неоправданным, и речь идет о превышении полномочий, приведших к смерти нескольких десятков людей.

Фото: EPA/UPG

Роту «Беркута» выставили на Институтскую с 18 февраля. Но самое большое количество убитых, по логике обвинения, произошло после того, как был убит сотрудник спецроты Симесюк, и был ранен Панченко. Обвинение утверждает, что сотрудникам «Беркута» не было особо интересно, откуда прилетела пуля и кто именно произвел выстрел. Воспылавшие местью за своего сослуживца, «беркутовцы» начали стрелять на поражение в людей, находящихся от них на достаточно далеком расстоянии, но не настолько далеком, чтобы увидеть невооруженным глазом, что люди безоружны, и никаким образом не представляют опасности для вооруженных «беркутовцев». Тогда и было убито 39 людей. Со слов прокурора, люди скончались потому, что полученные от выстрелов травмы не были совместимы с жизнью. Но после расстрела «беркутовцами» было совершено еще одно преступное злодеяние: оружие, из которого были произведены выстрелы, не было ими возвращено - оно исчезло.

Суд установил, что в процессе на данный момент есть 22 гражданских иска в интересах потерпевших. По очереди, и адвокаты и потерпевшие смогли сами озвучить суть этих исков. Все они были приблизительно сходными, шла речь о моральном ущербе, который составлял от 1 до 25 миллионов гривен в каждом случае, в зависимости от ситуации в семье, состояния здоровья, ситуации. А вот сами иски, кстати, адресованы не только Зинченко и Аброськину, в первую очередь - ГУ МВД Украины, поскольку обвиняемые являлись ему подчинены.

Судья Дячук вел заседание так, чтобы каждому, сидящему в зале, была понятна суть каждого слова. Над десятком судей висел плазменный монитор, на котором отображалась видеосъемка, производящаяся с четырех ракурсов. «Понятна ли вам суть обвинения?» - спросил судья, закончив, наконец, заслушивать обвинительные акты.

«Суть понятна, но непонятны пункты обвинения» - сообщили оба обвиняемых.

Фото: Мария Лебедева

«Я вообще водитель, не признаю себя виновным. Я никакого оружия не использовал, и всех, перечисленных вами действий не делал, ни в какие сговоры не вступал, - сообщил Зинченко в ответ. – Я не делал ничего, что превышало мои полномочия, и никак не мог нарушить права потерпевших. Свое оружие я начальству сдал, дальнейшая судьба его мне не известна. Показания давать согласен»

Аброськин точно так же заявил, что не признает себя виновным. «Кого я убил? Каким образом?»

«В армии служили? - поинтересовался судья. – Звания какие?»

«Пулеметчик БТР, служи в 95 аэромобильной бригаде, в Житомире», - сообщил Зинченко.

«Водитель БТР.. 101-я бригада охраны Генштаба» - ответил Аброськин.

То есть, уже после службы эти двое служили в «Беркуте».

Фото: focus.ua

Все стороны сообщили суду о том, как видят очередность действий в процессе: заслушивание потерпевших, рассмотрение доказательств, изучение материалов и тому подобное.

Но и на этом этапе обвиняемые заявили, что против рассмотрения доказательств, с которыми они не были ознакомлены.

В результате, после дискуссии с прокурорами, судья Дячук установил такой порядок:

- опрос потерпевших;

- изучение материалов;

- видео;

- вещественных доказательств;

- допрос свидетелей;

- допрос свидетелей защиты;

- допрос обвиняемых.

На стадии дополнения допускают изучение ходатайств и характеристику доказательств.

Прокуроры, конечно, считают, что даже у новых защитников, вступивших в процесс, было достаточно времени на изучение доказательств и требовать дополнительное время на их изучение вовсе не обязательно. Но, в целом, считают подход судьи объективным.

Все это заняло почти 5 часов. Нет, это не означает, что что-то шло не так. Это означает, что в деле о 39 убитых, где на скамьи подсудимых хоть и два, но обвиняемых, быстро двигаться ничего не будет по объективным причинам. Естественно, процесс будут пытаться затягивать.

Следующее заседание назначено на завтра, четверг, в то же время, 11.50.

Мария ЛебедеваМария Лебедева, ​журналист