Все публикацииПолитика

Поражение Ангелы Меркель

Праздничные возгласы в штаб-квартире правящего в Германии Христианско-демократического союза, уверенные комментарии наблюдателей об ожидаемой победе партии федерального канцлера Ангелы Меркель, сама счастливая Ангела, говорящая сторонникам о том, что о составе коалиции нужно будет подумать завтра, а сейчас нужно просто веселиться, статистика, свидетельствующая о том, что за всю историю Германии ХДС/ХСС добивалась такого результата на выборах лишь однажды, еще при Конраде Аденауэре – все это не должно затмевать одного простого и понятного факта: Ангела Меркель и ее партия проиграли парламентские выборы в ФРГ.

Фото: EPA/UPG

У ХДС/ХСС нет абсолютного большинства в парламенте, их традиционные коалиционные партнеры – свободные демократы – впервые за 50 лет вообще не попали в бундестаг. У левых партий – социал-демократов, «Левых» и «Зеленых» вместе мест больше, чем у блока федерального канцлера.

Это, конечно же, не значит, что Ангела Меркель не сможет остаться у власти – просто это будет совсем другая власть.

Теоретически левые могли бы договориться между собой и оставить партию канцлера в оппозиции – общности в подходах к будущему страны у них гораздо больше, чем у любой из этих партий с ХДС/ХСС. Практически у социал-демократов и «Левых» существует такое сильное взаимное неприятие, связанное и с восточногерманским прошлым многих лидеров «Левых», и с расколом в самой СДПГ, который содействовал появлению сильной партии, отбирающей голоса у самих социал-демократов, что представить себе формирование общего кабинета очень непросто.

Вполне возможно, что если бы этого раскола не было бы, сейчас именно социал-демократы праздновали бы победу и договаривались бы с «Зелеными» о составе правящей коалиции. А так им придется лишь выбирать между ролью младшего партнера Меркель и еще одним сроком нахождения в оппозиции. И это при том, что именно социал-демократическое правительство Герхарда Шрёдера начало те необходимые системные реформы, которые позволили Ангеле Меркель стать канцлером стабилизации и бесспорным лидером страны на долгие годы. И это при том, что именно социал-демократы в составе «большой коалиции» – первого канцлерства Меркель – добились продолжения этих реформ. Но «большая коалиция» их и погубила: СДПГ лишилась оппозиционного лица и не приобрела сильного лидера. А у христианских демократов такой лидер есть – Ангела Меркель.

Только большинства нет. Можно, конечно, сказать, что канцлер и так сделала все возможное, добившись великолепного результата после экономического кризиса 2008 года – многие ее коллеги по тому непростому периоду не то что не пережили выборов, как Николя Саркози, а находятся на пути к окончательному краху карьеры, как Сильвио Берлускони. С экономической и политической точки зрения это, безусловно, так. С точки зрения архитектуры кабинета – поражение за поражением.

Фото: EPA/UPG

Такого количества кадровых скандалов, как в эпоху Меркель, мы не наблюдали в Германии практически никогда – и это во многом потому, что канцлер оказалась безальтернативным лидером правительства и собственной партии. Но то, что не сказалось существенно на самом Христианско-демократическом союзе, убило свободных демократов, чьи лидеры выглядели бледными статистами в тени канцлера. Так в Германии не было никогда. Великолепный Вальтер Шеель, лидер свободных демократов, создавший вместе с канцлером Вилли Брандтом новую восточную внешнюю политику страны и избранный затем президентом ФРГ. Великий Ганс-Дитрих Геншер, патриарх немецкой и европейской дипломатии, министр эпохи воссоединения страны. А Гидо Вестервелле? А Филип Рёслер? Можно, конечно, сказать, что они и сами виноваты, можно – что Меркель слишком масштабна. Но у меня нет ни малейших сомнений, что Вилли Брандт или Гельмут Коль – политики куда более масштабные, чем Ангела Меркель. Просто они понимали стратегическую необходимость поделиться величием ради будущего, а у нынешнего канцлера такого понимания – и умения – нет.

И что в результате? А вот что. ХДС/ХСС одержал победу на выборах со значительно усилившимся правым крылом – баварским Христианско-социальным союзом. Если бы блоку Меркель удалось добиться абсолютного большинства на выборах в бундестаг, было бы сформировано правительство, зависящее от Мюнхена не в меньшей степени, чем от Берлина. Но так не произошло, зато теперь канцлеру, учитывая настроения правых, придется формировать коалицию с левыми.

Вопрос – с какими левыми?

С социал-демократами? Но их лидер Петер Штайнбрюк решительно против «большой коалиции». Конечно, СДПГ может отказаться от его услуг и пойти на формирование такого кабинета. Но он может просуществовать недолго, как, впрочем, и коалиция правых с “Зелеными” – хотя трудно представить себе, как скрестить интересы ХСС и “Зеленых” в одном правительстве. Причина проста – если в 2009 году ни у одной из партий немецкого истеблишмента не было сомнений, что союз с “Левыми” может оказаться губительным с точки зрения последующих предвыборных перспектив, то сейчас уже ясно, что губительным может оказаться именно пребывание в “большой коалиции”.

Ангела Меркель беседует с главой фракции ХДС в Бундестаге
Фото: EPA/UPG
Ангела Меркель беседует с главой фракции ХДС в Бундестаге

Поэтому сама возможность громкого хлопанья дверью останется главной проблемой любого нового кабинета – и в этом смысле Ангела Меркель будет похожа вовсе не на Конрада Аденауэра – Аденауэром она уже успела побывать. Она будет похожа на другого федерального канцлера, Курта-Георга Кизингера, блестящего стабилизатора, взрастившего социал-демократа Вилли Брандта. У Кизингера тоже было сильное правое крыло в кабинете – во главе с тогдашним патриархом ХСС Францем-Йозефом Штраусом – и ему приходилось считаться со все более популярным и не менее капризным социал-демократическим лидером. Результат – поражение ХДС в результате отказа от дальнейшего коалиционного сотрудничества с партией как со стороны социал-демократов, так и со стороны либералов. А ХСС остался, разумеется – только стал добиваться места канцлера для своего лидера, Штрауса и в результате лидер ХДС Гельмут Коль в первый раз возглавил правительство только благодаря парламентскому перевороту, а вовсе не победе на выборах.

Это тревожное прошлое обещает тревожное будущее. Кабинет Ангелы Меркель будет куда более турбулентным, чем ее предыдущие правительства. Канцлеру придется учиться учитывать интересы усилившихся правых из ХСС и готовых хлопнуть дверью левых. Министр иностранных дел будет куда более далек от канцлера, чем Вестервелле и уж точно не захочет быть статистом. Последнее, кстати, скажется не только на отношениях ФРГ с ее стратегическими партнерами на Западе, но и на европейских перспективах Украины и других стран Восточной Европы – канцлеру придется согласовывать свою позицию с новым главой дипломатии, а не обозначать ее, как единственно возможную. И тут нужно понимать, что даже взгляды социал-демократического министра могут отличаться от взглядов министра от “зеленых”, куда с большим вниманием относящихся к нравственной стороне вопроса, чем их бывшие партнеры из СДПГ. Словом, триумфальная победа “матушки”, как любят называть Ангелу Меркель в Германии, обещает стране интересные времена.