Батькивщина без кавычек: гражданский брак по политическому расчету

Печать

В пятницу «Батькивщина» и «Фронт змин» явили новый формат кооперации: гражданский брак по политическому расчету. Расчет – на объединение оппозиции и свержение режима.

Фото: Макс Левин

На одиннадцатом съезде «сердечной» партии было заявлено о теснейшей кооперации ее с «Фронтом перемен». Ни много, ни мало – «в горе, и в радости» (цитируя Арсения Яценюка). Документально, правда, союз не зафикисровали. Ожидавшееся подписание тематического соглашения не состоялось «по техническим причинам». Как уже сообщалось Lb.ua, еще в начале недели текст соглашения – причем уже завизированный Арсением Петровичем – передали Юлии Тимошенко. Та – сославшись на недостаток «креатива» - внесла в текст существенные правки. Согласовав правки в Киеве, «апгррейд» соглашения отправили в Харьков. Однако, защитника, по совместительству – почтальона – Сергея Власенко к Юлии Владимировне не допустили. Из-за чего церемонию торжественного «бракосочетания» отложили.

Предварительно – на три недели. На протяжении которых объединенная оппозиция должна решить все «технические вопросы». В том числе, с единым списком и не\участием в командной игре Виталия Кличко.

Ну, а пока «Батькивщина» с «Фронтом перемен» вступили в некое подобие гражданского брака. Шведского гражданского брака. Поскольку, прямо на съезде, к «Батькивщине» «приаттачилась» Народная самооборона.

***

Небольшой амфитеатр Дома учителя постепенно наполнялся делегатами. Всего – 148 человек. Негусто, если вспомнить многотысячные – в бытность Тимошенко премьером, а «Батькивщины» - партией власти – зато все – «проверенные бойцы». В числе первых прибыли брат экс-главы МВД Сергей Луценко, Олесь Доний и Юрий Стець, Александра Кужель. За нею – одиозный, многих тут присутствием своим удививший, Александр Волков.

Непосредственно к началу подтянулись Яценюк, Мартыненко, Тарасюк, Кириленко. Их локацию в зале легко можно было отследить по количеству фотовспышек и скоплению камер.

Фото: Макс Левин

Ни Кличко, ни Наливайченко с Бондарчуком (не говоря о Ющенко) не наблюдалось. Королевской, разумеется, тоже. Тягнибок прислал съезду дружеское приветствие, сам прибыть не смог – был занят во Львове. А вот отсутствие Жени Тимошенко и Николая Томенко удивляло.

Для последнего наступили сейчас не лучшие времена. Перед началом съезда делегаты Черкасской облорганизации раздавали листовки, обвинявшие вице-спикера во всех смертных грехах, главный из которых – партийное раскольничество. «Томенко – новый Губский», - гласила листовка.

Батькивщина без кавычек

- Будем формировать рабочие органы съезда, - деловито начал Турчинов, дослушав гимн, - Итак, в нашем президиуме: Юлия Владимировна Тимошенко.

- Юля! Юля! – взорвался зал. Присутствующие повскакивали с мест – приветствовали огромный – во всю стену – баннер, растянутый над сценой. На баннере – лик экс-премьера в обрамлении разорванной тюремной решетки. От мощи звуковых вибраций полотнище заметно подрагивало – будто прапор реяло.

К сцене, влекомые призывом Турчинова, шагали Яценюк, Кириленко, Луценко и Тарасюк (лидера Народного Руха пригласить сперва забыли, но тут же исправили ошибку посредством голосования о включении его в состав президиума).

С точки зрения «картинки» получилось красиво и почти даже не пафосно.

- Дорогие друзья! Я уполномочен зачитать вам приветственное слово нашего лидера Юлии Владимировны Тимошенко, - торжественно провозгласил Турчинов.

- Вітаю Вас, мої побратими, друзі, соратники, колеги, мої рідні товариші по боротьбі! – начал, торжественно вытянув вперед листы с текстом.

- Я вітаю Вас, дякую Вам і пишаюсь Вами!

Фото: Макс Левин

Аплодисменты.

- …Сьогодні я не серед вас. Качанівська колонія не надсилає своїх делегатів на з’їзди. Але, дорогі мої, не треба сумувати. Бо навіть тут, за ґратами, я відчуваю Вас, чую стук ваших сердець, живу вашими побажаннями і надіями. Справжню свободу не спинити і не ув’язнити. Тому я, все одно — з Вами!

Аплодисменты.

- Я багато про що хотіла б поговорити з Вами сьогодні. Я хотіла б проаналізувати всі наші дії за останні роки, відповісти на питання «Що і чому сталося?» в 2010-му, детально розібрати помилки і накреслити нові шляхи.

Але нічого з цього я сьогодні робити не буду. Не тому, що це неважливо. А тому, що є на сьогодні одна-єдина ідея, і одна-єдина стратегія, заради якої варто відкинути, відкласти в бік, на завтра всі інші теми та розмови.

Ця ідея, ця стратегія — єдність демократичних опозиційних сил України! Єдність негайна і безальтернативна.

Яценюк победно взирал на зал с возвышения белоснежного президиума. По иронии судьбы, именно он – ввиду физического своего присутствия на форуме – стал «гвоздем программы» и главным его героем. Он, тот, кого в недалеком 2010-м Юлия Владимировна презрительно именовала «проектом Банковой». Теперь – призывала объединяться.

- Сьогодні я прошу і благаю Вас тільки про одне: об'єднуйтеся! Забудьте про всі різночитання, про амбіції, про вузькі партійні інтереси, про ідеологічні розбіжності. Закрийте їх на замок, подаруйте опонентам, загубіть, заховайте, викиньте — і забудьте де вони лежать, - с выражением, будто на уроке ораторского мастерства, читал Турчинов.

- Стратегія на парламентські вибори 2012 року у нас може бути тільки така: одна команда, один список, одна перемога! Ми повинні облишити сьогодні всі розмови про похід на вибори різними колонами, щоб там, мовляв, уже в парламенті об’єднатися. Ні, не об’єднаємося, бо не дійдемо.

Фото: Макс Левин

В Обухові, наприклад, вже спробували йти різними колонами, але що з того вийшло? Ми не можемо дозволити собі ходити різними колонами — двома, трьома чи чотирма — аж до тих пір, поки нашою державою керує "п’ята колона" — колона антиукраїнської влади.

Тут, на удивление, аплодисментов не последовало.

- Будьте обережними. Введіть наджорсткий мораторій на критику один одного, до кращих часів. Не давайте владі підстав звинувачувати нас у розбраті. …Наша єдність для влади — страшніша за будь-які санкції світу, за будь-які блокування офшорних рахунків чи позбавлення віз. Це її страшний сон і ви можете зробити його реальністю.

Справившись с «общей частью», Турчинов перешел к конкретике:

- Сьогодні я виступаю з ініціативою — прибрати лапки з назви нашої партії. Нехай це буде Батьківщина без лапок, та єдина Батьківщина, як наша велика і славна незалежна і вільна Україна. Давайте бодай тимчасово ліквідуємо приватну власність у політиці, виявимо готовність іти на необхідні пожертви, відмовимося від партійних прапорів. …Знаю, що навіть за умови об’єднання перемогти владу буде непросто. Але за відсутності єдності це буде зробити неможливо.

Ну, и напоследок:

- Дорогі мої! Я сподіваюся на Вас і вірю у Вас. Буду відвертою: мені тут, звичайно, непросто, важко. Але звістка про вашу єдність, про об’єднання зробить чистішим небо між ґратами і вільнішим повітря у тюремній камері. Це буде справжній ковток свободи! Я вірю, що сьогодні закінчується політична зима в країні, і починається нова доба, нова весна. Та весна, яка неодмінно переможе! Слава Україні!

- Героям слава! – рявкнул зал.

- Юлія Тимошенко, Харків, Качанівська колонія, - выдохнул, наконец, Турчинов.

- Юля!!! Юля! – взревели, вновь подскочив с мест, присутствующие.

Фото: Макс Левин

Из политика-трибуна в миссионера-проповедника

От Турчинова – как фактического руководителя структуры – ждали выступления более содержательного, чем «программно-показательного».

Александр Валентинович, однако, надежды оправдал далеко не в полной мере. От детального анализа истинного положения дел в партии – причинах, следствии – воздержался. От озвучивания внятной стратегии («Юле – волю!» - цель, безусловно, но явно не стратегия, - С.К.) – тоже.

- Нам с вами объявлена война! – безапелляционно заявил замглавы партии, едва вступи на трибуну, - Но наш лидер поведет нас к победе! Конечно, нам было б проще продвигаться к победе, будь она на свободе. Ее арест стал ударом для всех нас. Поэтому освобождение Юли и Юры – задача каждого!

Каким будет его спич, сразу стало понятно.

- Даже за решеткой Качановской колонии, Тимошенко продолжает быть безальтернативным лидером оппозиции. Даже в неволе, прикованная к кровати, она руководит свержением режима.

«По существу» сказал немного и как бы нехотя:

- Мы сделали выводы из местных выборов. Все клоны партии, искусственно созданные властью, сегодня ликвидированы. На этот раз мы не имеем права допустить выдвижения ни одного случайного человека. …Сегодня в «Батькивщине» состоит 600 членов.

-Тысяч! - подсказал партер.

- Да, конечно, тысяч! Это власти б хотелось, чтоб было 600 членов партии, на самом деле нас – 600 тысяч, повторим это специально для власти, - быстро нашелся Александр Валентинович.

Фото: Макс Левин

«Рекламируя» соратникам плюсы объединения оппозиции и, главное - самопожертвования – Турчинов буквально на глазах превратился из политика-трибуна в миссионера-проповедника.

- Дорогие друзья! Однопартийцы! Я хочу спросить вас (театральная пауза, - С.К.): вы готовы к реальному самопожертвованию?

Публика напряженно замерла.

Александру Валентиновичу реакция пришлась не по духу.

- Подчеркиваю: к реальному самопожертвованию! Не к тому, о котором на митингах говорят, а к утрате места в списке, утрате влияния, утрате округа, на котором можно побеждать, утрате должности? Я спрашиваю вас: вы готовы!?

- Да! – тихонько пискнул кто-то.

- Это неубедительный ответ! Давайте так, чтобы содрогнулся режим! – внезапно рявкнул Турчинов, который – в обычной жизни – разговаривает так тихо, что, порою, на расстоянии метра не слышно.

- Да! – истерично завопил зал, включаясь в игру.

Со стороны это походило то ли на сеанс массового гипноза, то ли – психоза. Чем, признаться, существенно подпортило впечатление от происходившего.

«Юре – волю!»

«Восстанавливать равновесие» - после Турчинова – выпало Сергею Луценко. Речь его была недлинной и сводилась к главному – объявлению о присоединении к «сердечным».

- Как лидер «Народной самообороны», я здесь и сейчас объявляю о присоединении нашей партии к «Батькивщине».

Фото: Макс Левин

- Юре – волю! – одобрил Турчинов.

- Юре – волю! – согласился зал.

- Юля и Юра будут свободе, - подтвердил Яценюк, продвигаясь к трибуне, - Мы с вами не просто партнеры, мы – друзья и побратимы! Я пришел к вам сегодня, чтобы сказать, что мы будем вместе и в горе, и в радости! …Все должны четко определиться. И нужно четко сказать: кто не с нами, с объединенной оппозицией, тот с режимом Януковича!

Кресла амфитеатра радостно загудели.

Приободренный, Яценюк сообщил, что «в принципе, обо всем договорились», но:

- Предлагаю нам взять три недели, чтобы окончательно ответить, как именно мы пойдем на выборы.

Турчинов и Кириленко деловито записали что-то в подручных черновиках.

«А на прощание Юля дала краюху хлеба»

С выступлением Яценюка съезд перевалил за половину, но самое интересное только начиналось. Самое интересное – выступления «рядовых делегатов»: посланцев областных и районных организаций, переименовывавшиеся депутатскими спичами.

Истинно: перлы! Судите сами.

Так, Юрий Одарченко – путаясь, сбиваясь и запинаясь – рассказал трогательную историю (в «сердечных» кругах гуляет довольно давно, передается «сарафанным радио» как «легенда с поучительным смыслом») о том, как трем депутатам удалось проведать Юлию Владимировну в Качановке.

Короткое ее содержание: «…пустили на пять минут. Она держала этого депутата за руки, смотрела ему в глаза. А, на прощание… А, на прощание (Одарченко практически всхлипнул, - С.К.) – дала ему кусочек хлеба. Черного тюремного хлеба. Небольшую краюху. Такие пекут в колонии».

«Сарафанное радио» докладывает, что, выбравшись из Качановки, этот депутат плакал.

Фраза Одарченко:

- Юля сознательно шла на пытки! – барышень в зале тоже растрогала.

Борис Тарасюк поразил последовательностью мыслей:

- Мы должны выиграть выборы, отправить – через импичмент – в отставку Президента, потом – представить нашу программу и видение развития страны.

Именно в такой последовательности, не иначе.

Представительница Кривого Рога читала «стишок. Вот, сочинила по дороге в Киев». В «стишке» рифмовались слова «моментом» и «президентом». Мораль: зашла в Качановку пленницей – выйдет Президентом. Тимошенко в смысле.

- Я не сомневаюсь, что после фиаско Рыбакова, режим назначил наследником группы тушек Наталью Королевскую, - «припечатал» Забзалюк.

Фото: Макс Левин

- Ганьба! Фу! – завопили в зале с такой готовностью, будто три с половиной часа только и ждали повода освистать Королевскую.

«Сухой остаток» форума – внесение правок в статут. Каких конкретно – история умалчивает. Также – обращение съезда «Батькивщины» к правительству Италии с просьбой освободить Арсена Авакова.

Само собой - официальная резолюция собрания, предписывающая оппозиции незамедлительно, не превышая трехнедельного термина, объединиться.

Ну, и «вишенка на торт» - письмо съезда Юлии Тимошенко. В ответ на ее письмо. В лучших традициях эпистолярного жанра.

Юрию Луценко, чтоб не обидно, тоже постановили написать. Но, чуть позже и более узким – «редакционной комиссией» - коллективом.

В соответствии с предложением, поступившим с места.

Еще одно – от тети Тимошенко Антонины Ульяхиной – буквально вогнало Турчинова в краску.

- Давайте напишем, что мы уже объединились, а не просто объединяемся, - заявила она с детской непосредственностью.

- Я бы тоже этого хотел! Но мы сможем написать это только после визирования соглашения. Съезд дал нам три недели, - отвертелся неловко.

Съезд, кстати, решили не закрывать – на втором его этапе полномочия прежних делегатов «автоматом» будут продлены.

Яценюк: «не по-мужски это – счеты сводить»

Покинуть зал, по окончании форума, оказалось не так-то просто. Со всех сторон Яценюка обступили особо активные делегаты – наперебой ему что-то рассказывали, объясняли, пытались всунуть какие-то бумаги. Даже Турчинов оказался в тени – практически одиноким и невостребованным для фотографирования.

- Помните, как в 2010-м Юлия Владимировна называла вас «проектом Банковой»? Вы ее простили, получается? – уличил минутку Lb.ua.

- Честно? – приподняв правую бровь, Яценюк замялся – задумался.

- Честно, - подтвердила я.

- Есть категории политические, есть – человеческие, - еще немного поразмыслив, сказал Яценюк, - Тогда это звучало сугубо по политическим соображениям, никакого личного подтекста. Выборы есть выборы.

- То есть, вы ее простили?

- Она в тюрьме сейчас, было бы даже некрасиво, не по-мужски счеты сводить, - ушел от прямого ответа.

Фото: Макс Левин

- Если исходить из вашей логики: кто не с нами, тот против вас, тот с Януковичем, то Кличко, получается, с Януковичем? – сменила я ракурс.

- Ну, мы не спроста взяли три недели еще, - лукаво улыбнулся Яценюк.

- Чтоб его поуговаривать?

- Есть и о чем подумать, и о чем поговорить. Так, Виталий должен определиться с мэрскими выборами. Чтоб не получилось так, что победа Виталия стала бы здесь проигрышем оппозиции. Кроме того, для самого Виталия, победа в городе, думаю, была бы очень важна, поскольку опыт двух прошлых его кампаний, ну, вы знаете, каким он был.

- Вам не кажется, что баллотироваться сперва в мэры, а потом переходить в парламент – свинство?

- Я исхожу из того, что мы не имеем права проиграть столицу, - спокойно парировал лидер «Фронта змин».

- Наливайченко, Бондарчук, Ющенко тоже не пришли. И они – с Януковичем?

- Ющенко?! О! Давайте тему сменим! – воскликнул Яценюк.

Едва выйдя на улицу, Александр Волков столкнулся с Сергеем Луценко.

- Как там Юра? – пожал руку, - Ты ему привет передавай, пусть держится.

- Да-да, - кивал Сергей Витальевич, - Надо нам с вами чаю как-то выпить.

- Вы столько нехороших слов сказали о Тимошенко, после политического расставания с нею. Когда же простили? – перехватил Волкова Lb.ua.

- Разве ты не знаешь? – удивился почти искренне, - 2008-й год, Юля звонит, говорит: «мне плохо, нужна помощь». Конечно же, я приехал. Она мне тут же предложила вступить в партию. Я отказался, но начала помогать, чем мог. Потом – 2010-ый год. Я прихожу к Юле и говорю: «теперь готов вступить в партию». Она: «как же так, меня же все бросили?». «Я не бросил!». Она обрадовалась, конечно и даже сама подписала мне партбилет! – заявил, гордо демонстрируя небольшую ламинированную карточку.

На билете действительно стоял личный автограф ЮВТ – ни с чем не спутаешь. Внизу, в самом уголке, еще сердечко – ее же рукой – дорисовано.

- А мы, в Днепровской организации не верим вам! Не верим, что вы в «Батькивщине», - проходивший мимо делегат уловил обрывок разговора.

- В 2004-м тоже никто не верил, что я с революцией, - возмутился Волков. Добавив, для верности – в фирменном своем стиле – крепкое словцо, - И, что я миллионы на Майдан свои собственные тратил.

- В список рассчитываете попасть? – уточнила я.

- Нет, нет! – отмахнулся Волков, - я по округу, у себя, на Сумщине.

Большинство из тех, кто также, как и Александр Волков, спускался, в эти минуты, с крыльца Дома ученых, аналогичной оптимистичной уверенности не имел. Тем более, уверенности в списке. Но память о реявшем над сценой – от силы сотен голосов – баннере с портретом Тимошенко, придавала если не сил, то веры в светлое будущее – точно.

Тэги: Фронт змин, Александр Турчинов, Юлия Тимошенко, Юрий Луценко, Арсений Яценюк, "Батькивщина", Объединенная оппозиция
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Слідчі ГПУ прийшли з обшуком до Клюєва та Сівковича, але випадково потрапили до Ляшка. Як таке могло статися?