Все публикацииПолитика

Инфляция украинского права. Ч.2

Первую часть статьи "Инфляция украинского права" читайте здесь.

Инфляция украинского права. Ч.2

На фоне действительно интересных и умных идей и предложений трудно быть оригинальным и не банальным в поиске ответа на вопрос «что делать?». Между тем, надо отдать себе ясный отчет в том, что до тех пор, пока нынешняя гламурно-политическая тусовка, именующая себя на каждом обгаженном углу «элитой» украинского общества, хотя бы из чувства самосохранения не извлечет из всего происходящего надлежащие уроки и будет продолжать в том же духе, сколько-нибудь серьезных системных реформ в Украине ожидать в ближайшем будущем не следует.

Тем не менее, может быть наивно рассчитывая на лучшее, представляется, что реформаторская деятельность законодательной и исполнительной властей, и в особенности, новой команды, которая придет с новоизбранным президентом, должна быть сосредоточена на следующих основных направлениях проведения реформ в сфере публичного и частного права, которые, на наш взгляд, должны рассматриваться только в комплексе, поскольку половинчатые решения или затыкание дыр результата не дадут, а только значительно удлинят временной период хаоса и полураспада.

1. Президент-правительство. Учитывая наши ментальные особенности во власти (где два украинца – там три гетьмана), отношения президент-правительство, как видится, должны принять оптимальный и эффективный вид, а именно: президент должен возглавлять исполнительную ветвь власти и, учитывая его всенародное избрание, иметь полный набор правового инструментария и средств для воплощения в жизнь тех реформаторских обещаний, с которыми он шел на выборы. Центр исполнительной власти, как уже много об этом было сказано и написано, должен быть один, а не три. Если на заводе есть два генеральных директора, в больнице – три главных врача, в министерстве – четыре министра, то это просто идиотизм (т.е. слабоумие). Хотя, в новейшей истории Украины уже было одновременно несколько генпрокуроров, глав облгосадминистраций и мэров городов.

При этом, широкие полномочия президента Украины, как главы исполнительной ветви власти, должны быть уравновешены внятной, простой и практически реализуемой парламентской процедурой отстранения его от выполнения им своих обязанностей в случаях нарушения им закона и совершения действий в ущерб интересам государства. Нужен ли вообще при этом первый министр и если «да», то каковы будут его функции – этот вопрос должен решаться исключительно исходя из технических (административных) задач оптимизации управления исполнительной ветвью власти, а не руководствуясь политической конъюнктурой и необходимостью кого-то трудоустроить в Украине. Такая модель, в свою очередь, порождает уже риторический вопрос о целесообразности сохранения существующей, достаточно бестолково (или сознательно) построенной, парламентско-президентской формы правления, а если выражаться точнее, то пародии на нее. Особенно учитывая ту роль, которую в нынешней парламентско-президентской модели отвели депутатам (чит.: кнопкодавам).

2. Административное право. Здесь вспоминаются недавние сообщения в СМИ о судебном споре правительства и президента, в процессе которого по инициативе первого административный суд приостановил действие около двух десятков президентских указов.

Многим хорошо известно виртуозное творчество президентских юристов по приостановлению различного рода решений правительства, когда для их блокирования прекрасно использовались (впоследствии залатанные) «дыры» в Законе о кабмине относительно обжалования в Конституционном Суде актов правительства. Мы также хорошо помним судебные иски почетного генпрокурора и бывшего председателя облгосадминистрации к президенту.

Думается, что на вопрос «нормально ли все это?» любой адекватно мыслящий юрист, да и вообще, психически нормальный человек, ответит вам категорическое «нет». Поскольку даже по определению власть уже не может являться властью, когда ее высшие институты и высокопоставленные чиновники клинчуют друг друга и публично, что называется, на глазах у честного народа, устраивают судебные ристалища.

Поэтому в принципе можно по-человечески понять президента Украины, когда он публично возмущается вмешательством районного суда в осуществление им своих административных полномочий, предоставленных ему Конституцией. Но, увы, такой у нас закон, который сам же президент и подписывал. И поэтому коренная реформа административного права (как материального так и процессуального), а по сути – его создание, должно положить конец непрекращающимся, позорящим Украину конфликтам в сфере государственного управления, наконец-то наладить нормальную работу всех частей государственной административной машины.

3. Прокуратура. Только ленивый не говорит о необходимости реформирования прокуратуры, а также о том, что прокуратура в Украине превратилась в весьма прибыльную корпорацию, умело управляющуюся с открытием/закрытием уголовных дел как опытный иллюзионист с карточной колодой. Те, кто действительно думает о государственных интересах Украины, с учетом сложившейся ситуации, принимая во внимание украинские социально-культурные особенности, болезненную страсть украинского чиновничества к деньгам, должны раз и навсегда определить место прокуратуры в системе государственных органов и избрать одну из моделей, которая успешно зарекомендовала себя и работает в цивилизованных странах мира. По нашему мнению, роль прокуратуры должна сводиться только к двум основным функциям исполнительной ветви власти: поддержание государственного обвинения в суде и контроль за «цивильным» и «репрессивным» госаппаратом. При этом, у прокуратуры не должно быть даже намека на осуществление функций так называемого общего надзора, а ее полномочия в досудебном следствии требуют своей серьезной корректировки и уточнения. Прокуратура не должна иметь полномочий вмешиваться в деятельность бизнеса, поскольку в реальной жизни это оборачивается махровой коррупцией, где интересами государства даже не пахнет.

4. Исполнение судебных решений. На наш взгляд, не может быть и речи о том, что государство состоялось, если большинство судебных решений, выносимых именем этого государства, именем Украины, вообще не выполняется. Можно ли всерьез говорить о наличии правопорядка в государстве, его авторитете, о реальной защите прав граждан и организаций, об обязательности соблюдения гражданами принятых государством законов, об их реальном действии на украинской территории, если само государство не в силах выполнять одну из основных и краеугольных функций, возложенных на него обществом, – обеспечение принудительного и неукоснительного исполнения принятых им же судебных решений?

По данным Министерства юстиции Украины, в 2007 году решения судов об имущественных взысканиях были исполнены только … на 8 процентов, а в целом уровень исполнения составлял всего 32,7% от общего количества документов, подлежащих принудительному исполнению. Представляется, что официальная статистика за 2009 год вряд ли далеко убежала от приведенных показателей.

Сейчас Минюстом предлагаются различные реформаторские решения относительно исполнения судебных решений, вплоть до создания института частных исполнителей. Трудно однозначно сказать, что лучше – частные исполнители или возврат к существовавшей ранее системе, когда за исполнение принятых решений отвечали сами же суды? Нам видится, что в украинских реалиях чем больше расстояние между судом и органом исполнения, чем слабее между ними организационная связь, тем проблематичнее становится исполнение судебного решения. Разделение труда, в соответствии с которым один производит товар, а другой его продает, вряд ли применимо к судопроизводству. Одно не вызывает никаких сомнений – государство обязано, не откладывая, в самые кратчайшие сроки провести реформирование системы исполнения судебных решений. В противном случае, судебная система государства окончательно превратится в одну большую фикцию.

5. Уголовно-процессуальное право. Сообщения в средствах массовой информации об одобрении правительством проекта нового уголовно-процессуального кодекса (напомним, что ныне действующий в Украине УПК вступил в силу еще 1 апреля 1961 года, т.е. почти полвека назад), получившего позитивные отзывы европейских экспертов, и о скором вынесении его на публичное обсуждение вселяют некоторый оптимизм относительно перспектив реформирования украинской системы уголовного преследования. Без преувеличения можно сказать, что отмена старого Уголовно-процессуального кодекса, отказ от старой залатанной советской инквизиционной модели уголовного судопроизводства будет являться таким же эпохальным и крайне нужным стране событием, как в свое время отмена портянок в украинской армии. Однако, если принять во внимание тот факт, что не менее нужный Украине Гражданский кодекс, так называемую конституцию частного права, парламент рассматривал в течение более чем 6 лет, остается только надеяться на понимание законодателем важности нового уголовно-процессуального кодекса в защите прав и свобод граждан и необходимости скорейшего его принятия как закона.

6. Конституционный Суд Украины. Сегодня КС – это каста избранных небожителей, брахманов от юриспруденции, украинский ареопаг в период его расцвета. К нему рядовому гражданину достучаться очень сложно – для этого ему действительно нужно пройти огонь, воду и медные трубы. Достаточно взглянуть на количество принятых им решений и количество отказов в открытии конституционного производства, чтобы определить эффективность его деятельности как единого органа конституционной юрисдикции в Украине. Порой складывается впечатление (субъективное, поэтому возможно и ошибочное), что основной его заботой является не разрешение коллизий в украинском праве, а как покрасивей да позаковырестей отказать в приеме челобитной. Конечно, такое положение вещей сложилось не по чьей-то злой воле – таков, увы, Закон о Конституционном Суде. Между тем, низкая юридическая техника законодателя, плохой уровень законопроектной работы в парламенте и другие факторы порождают множественные случаи коллизий законов, плодят противоречия между действующей Конституцией и вновь принимаемыми законами, что в итоге приводит к массовым нарушениям прав и свобод граждан. Все это требует активного вмешательства со стороны КС в урегулирование такого рода правовых конфликтов. По нашему глубокому убеждению, роль КС не должна сводиться только к функциям третейского суда по разрешению публично-правовых споров между президентом, правительством и парламентом. Функции и задачи Конституционного Суда должны быть определены таким образом, чтобы его деятельность была больше сфокусирована на обращениях рядовых граждан, поскольку именно на этом уровне происходят наиболее многочисленные и серьезные нарушения гарантированных Конституцией прав и свобод.

7. Суды общей юрисдикции. Почти все 18 лет независимости мы пытаемся безуспешно реформировать нашу судебную систему. Если послушать отдельно каждого, так или иначе причастного к этой реформе, то приходишь к мнению, что у нас очень много образованных, умных и высоко эрудированных профессиональных специалистов, а также прекрасных идей. Но когда смотришь на то, что выходит из парламента как результат коллективного творчества, охватывает смешанное чувство горечи и стыда за родное государство. Порой складывается такое впечатление, что все наши интеллектуальные потуги в сфере реформирования судебной системы не дотягивают даже до хрестоматийно известной многим судебной реформы 1864 года в Российской империи, а ведь она проводилась при отсутствии тех колоссальных знаний и практического опыта, накопленных цивилизацией к настоящему времени, без современных средств коммуникации, позволяющих получать и анализировать огромные массивы правовой информации.

Сказать, что работа украинских судов вызывает возмущение не только у простых граждан, но и у многочисленной юридической общественности, значит не сказать ничего. Можно составить много хороших процессуальных законов-кодексов, постараться довести до совершенства отдельные процессуальные нормы, чтобы избежать двузначности в их толковании и не допустить, таким образом, произвола и злоупотреблений со стороны недобросовестных судей. Можно и, вероятно, очень нужно создать понятную, стройную и эффективную систему украинских специализированных и общих судов; наконец, четко и внятно обозначить границы их юрисдикции для недопущения вмешательства хацапетовских и крыжопольских районных судов в деятельность высших органов государственной власти Украины; устранить формализм на этапе обращения гражданина в суд и тем самым упростить ему доступ к правосудию; поставить жирный «процессуальный» крест на возможности использовать суды для серого и черного рэйдерства; возможно, даже увеличить объем гарантий неприкосновенности судей от вероятного влияния власти и денег; построить много Дворцов Правосудия и еще сделать много нужного и полезного. Но, на наш взгляд, пока в Украине не будет внедрена и запущена прозрачная, простая и эффективная законодательная процедура привлечения судей к ответственности за злоупотребления, допущенные ими при отправлении правосудия, не стоит ожидать качественного скачка в сторону объективности, законности и справедливости при принятии судебных решений. Так, в настоящее время согласно Закону о судоустройстве Украины право инициировать вопрос о дисциплинарной ответственности судьи предоставлено очень узкому кругу субъектов: среди них председатели Верховного и высших специализированных судов, министр юстиции, председатель соответствующего совета судей, члены Совета судей Украины, омбудсмен и народные депутаты. Таким образом, существует своего рода юридический буфер, который при определенных обстоятельствах может смягчать и нейтрализовать действия, направленные на привлечение недобросовестного судьи к дисциплинарной ответственности. Но все-таки надо с чего начинать, и начинать надо хотя бы с «малого» – с реальной ответственности судей за нарушения закона.

8. Коррупция. Не только ужесточение наказания за взяточничество и другие коррупционные проявления путем введения пожизненного заключения – само по себе такое ужесточение, по нашему мнению, не даст сколько-нибудь ощутимого эффекта в масштабе государства и является, конечно же, полумерой. Не замена шила на мыло в виде принятия Закона об основах предотвращения и противодействия коррупции вместо старого Закона о борьбе с коррупцией. Не только борьба со следствиями, а в первую очередь принятие целого комплекса мер, направленных на ликвидацию причин этого явления: ежедневная и реальная работа по устранению так называемых «коррупционных» норм и пробелов в действующем законодательстве; введение законом обязательного публичного декларирования расходов должностными лицами и их близкими родственниками и отлучение их от службы с одновременным привлечением к ответственности в случае нарушения такого порядка декларирования; введение простых, понятных и прозрачных процедур распоряжения государственными средствами (деньгами и имуществом); надлежащее законодательное обеспечение функционирования прозрачной и доступной системы государственных реестров прав на землю и другое недвижимое имущество и пр. и пр. Но самое главное здесь – это политическая воля тех, от кого зависит принятие всего комплекса антикоррупционных мер.

Трагедия и фарс современной Украины в том, что бороться с коррупцией в силу различных обстоятельств общество вынуждено призывать тех, кто как раз и извлекает из нее максимум удовольствия и кто без нее никак обходиться не может.

9. Реформа частного права. Только одна отмена Хозяйственного кодекса Украины, этого юридического недоразумения в правовой жизни Украины, «юридического Чернобыля», как его метко назвали в свое время известные украинские правоведы, стала бы уже большим шагом в реформировании частного права Украины, привела бы к устранению существующего дуализма в регулировании гражданско-правовых отношений и значительно уменьшила бы юридические риски для бизнеса.

Человек, видящий себя ежедневно в зеркале, порой не замечает как взрослеет и стареет. Он всегда видит себя только настоящего. То же самое, наверное, сейчас происходит и со страной – мы уже почти перестаем замечать, что система государственной власти Украины совершенно явно разошлась по швам, что государственная машина не работает, что институты государственной власти полностью коррумпированы и дискредитированы и не ведают, что творят, и что если сегодня не предпринять сколько-нибудь адекватные меры по наведению элементарного порядка в правовой сфере, по укрощению инфляции украинского права, завтра может быть просто слишком поздно и не нужно.