Куда уходит Донбасс

Печать

Во вторник Верховная Рада поддержала два президентских законопроекта, предусмотренных Минским соглашением. Конкретно: предоставление особого статуса части Донецкой и Луганской областей, также - амнистию для террористов.

Якобы депутаты дали "за" 277 и 287 голосов соответственно. Якобы – потому, что происходило все на закрытом заседании Рады, а волеизъявление было тайным.

"За" закрытое заседание депутаты проголосовали.

"За" то, чтобы принимать президентские законопроекты в тайном режиме – нет. И это – нарушение регламента номер раз. Нарушение регламента номер два – "тайное" голосование посредством системы "Рада". Согласно Регламента ВР, действительно тайное голосование может быть лишь бюллетенями. Никак иначе.

Фото: Макс Левин

Сумма данных факторов закладывает под упомянутые законы правовую мину замедленного действия. 45-ти депутатам достаточно обратиться в Конституционный суд, а Конституционному суду – принять правосудное решение, чтобы законы были отменены. Однако, в краткосрочной перспективе, рассчитывать на это вряд ли приходится. Украинская политическая традиция такова, что КСУ зачастую принимает не столько правосудные решения, сколько политические. Если же ситуация изменится, не исключено, власти самой будет выгодно воспользоваться услугами КСУ для аннулирования законов.

***

Закрытое заседание длилось не дольше четверти часа. Перед нардепами выступил Петр Порошенко. Краткая суть его крайне эмоционального спича сводилась к следующему: нет иного способа закончить войну. Только – так. Иначе – затяжная бойня с огромным количеством жертв и непредсказуемыми последствиями. 

Обсуждения, дебатов, как бывает в таких случаях, не последовало.

- Это – неконституционно! – крикнул с места Сергей Власенко.

- Если кому-то что-то не нравится – отправляйтесь в АТО! – резко осадил Порошенко.

Фото: Макс Левин

После этого "Свобода" и часть "Батькивщины" демонстративно вытащили свои карточки из гнезд.

Приступили к волеизъявлению. Обычно голосование происходит следующим образом: на табло высвечивается схема сессионного зала, на ней разными цветами отображаются места, в которых срабатывают депутатские карточки – "за", "против", "воздержался". Далее система выдает общий результат. И наконец – детализация по фракциям: кто сколько голосов дал. 

На сей раз табло "Рады" - в момент голосования - было …выключено. Система выдала только итоговый результат. Проверить сколько депутатов действительно голосовали, невозможно.

По предварительным подсчетам, голосов в зале под президентские законопроекты не было. Именно поэтому прибегли к столь иезуитскому способу их "принятия". Сопоставимому с тем, который применялся в зале ВР 16-го января, в ходе "ручного" голосования за "диктаторские" законы. Чем это закончилось – все мы помним.

По форме – один в один. Нет большой разницы между тем, чтобы "голосовать" руками и жать кнопки при выключенном табло.

Фото: zn.ua

Безусловно, контекст произошедшего разный.

16 января – диктаторские законы, намертво парализовывашие гражданские права и свободы.

16 сентября – законы, призванные обеспечить мир. А когда речь идет о жизни и смерти, оценки другие, более категоричные. Во имя жизни многое можно простить. Почти все.

Тем не менее. Зададимся простым вопросом: могла ли Банковая обеспечить поддержку своих инициатив залом? Ответ однозначен: могла.

Да, для этого требовалось некоторое время, требовалось говорить с депутатами, скорее всего – лично с каждым, агитировать, разъяснять, настаивать.

Когда Банковой потребовалось развалить коалицию (во имя роспуска ВР), к "Свободе" - которая сперва упиралась и помогать "Удару" не хотела – быстро нашли "ключики".

Нашли, потому что искали.

Сейчас никто ничего не искал. Поперли нахрапом (встреча Петра Порошенко с лидерами фракций накануне голосования - не в счет. Не одноразовый это должен был быть разговор, - С.К.)

Но, даже с учетом нахрапа, можно было придерживаться процедуры – голосовать бюллетенями. Учитывая, что голоса "за" проведение тайного голосования были, и "за" законопроекты можно их было бы найти. Если постараться. Но… Но, см. предыдущий абзац.

Депутатов произошедшее возмутило до крайности. Чувствовали себя – как метко выразился один из народных избранников – "поюзанными". "Использованными" то есть. Равно как 16-го января. Когда никто вообще не понимал, за что голосуют.

16 сентября часть формальностей была все же соблюдена – за пять минут до голосования, но текст законопроектов в зале раздали. Хотя многое в тексте оставалось туманным. Какие именно территории наделяются особым статусом? Как регламентируются для них дотации из бюджета Украины? Кто и как собирает на местах налоги? Кто обеспечивает социалку? и т.д.

Беда в том, что во власти на эти и многие другие вопросы, ответов тоже нет. Оба законопроекта набрасывали "наспех" - за выходные. Тот, что был готов по состоянию на прошлый четверг, противоречил Конституции буквально в каждой строчке.

Фото: Макс Левин

Впрочем…. Многие из тех, кто во вторник, 16-го, голосовали против, а то и вовсе повыдергивали карточки из гнезд, понимали: иного выхода, кроме того, что предлагает Президент Порошенко, нет. Признаться в этом – поддержать главу государства в открытую, мешала политическая целесообразность. Усугубленная надвигающимися выборами. По той же причине глава государства не хотел особо акцентировать на том, что его мирные инициативы поддерживают регионалы и коммунисты.

***

Все лето силы АТО, прежде всего – добровольческие батальоны, сражались на востоке с сепаратистами, которые получали подкрепление от РФ. В отличие от "штатной" армии, у батальонов нет на вооружении своей тяжелой техники (танков и т.д.), тем не менее их сил хватало. После окончания июльского перемирия, силы АТО начали не просто активно теснить противника - бить его по всем фронтам.

Но в августе случился Иловайск. Где силы АТО впервые столкнулись с регулярными частями российской армии. Когда против тебя прет система "Град", целиться по ней из стрелкового оружия – затея совершенно бесполезная и наверняка гибельная.

После Иловайского котла у Украины был выбор: или вводить военное положение и вступать в полноценную конфронтацию с военной махиной РФ или искать компромисс.

Президент Порошенко выбрал второе. И все те, кто, благодаря этому его решению выжили, наверняка скажут спасибо.

Скажут спасибо и все те, кто понимает истинное – не из сводок Фейсбука – положение дел на фронте. А положение было близким к плачевному. По состоянию на начало сентября на передовой воевали 15 тысяч бойцов, подчиненных МВД и 27-28 тысяч – армейцев. Ротация была проблематична – человеческий ресурс исчерпался. Кроме того, после Иловайска отдельные части стали сами покидать позиции. Некоторые даже бросали технику. Начался разброд и шатание – линия обороны трещала по швам, а командование все твердило, что "в Багдаде все спокойно". 

Фото: president.gov.ua

Передышка, возможность перегруппировать силы, украинской стороне была остро необходимо. Равно как и российской. Поскольку затяжная война, война "в открытую" не входила в планы Владимира Путина. Он рассчитывал на блиц-криг. Но блиц-криг провалился, в Россию потянулись колонны с "грузом двести", ложь насчет происходящего в Украине звучала все менее убедительно. Стало понятно: тактику нужно менять. И для того, чтобы ее, новую, наработать, требовалась пауза.

Военная наука гласит: хорошо то временное перемирие, которое ослабляет противника. Именно на это рассчитывает Россия. На то, что распри внутри общества, также – надвигающаяся зима, существенно ослабят Украину.

Статья седьмая принятого сегодня закона об особом статусе территорий, предусматривает: "Держава надає підтримку соціально-економічному розвитку окремих районів Донецької та Луганської областей". Как именно – решит Кабмин в рамках специальной целевой программы. Но факт в том, что все траты по обеспечению жизнедеятельности на этих территориях в зимний период лягут на плечи украинской власти. Дальше объяснять?

Возможно, Петру Порошенко непонятно, почему против него все так ополчились. Ведь правда состоит в том, что он действительно принес мир. Даже если мир этот временный. Вспомните, сколько военных и гражданских ежедневно гибло до Минска и сколько погибло после. Человеческая жизнь – высшая ценность современного цивилизованного общества. У тоталитарных держав – свои приоритеты, их это не касается. Но мы же не тоталитаризм строим, верно?

Так почему же социальные сети клеймят Петра Алексеевича предателем, а форумы исходят желчью?

Ответ прост. Его власть сейчас допускает ту же роковую ошибку, которые допускала команда Виктора Януковича. Эта ошибка – дефицит гласности.

О произошедшем в Минске украинцы узнали от третьих лиц. Текст соглашения появился на сайте ОБСЕ двое суток спустя после его подписания. Общественность возмутилась, почему ей ничего не растолковали? Тем более прежде замалчивание важных тем Порошенко было несвойственно. Уже позже – по своим каналам – я выяснила: публикация документа посредниками и отсутствие комментариев непосредственных участников процесса было условием диалога. Окей, но это-то можно было объяснить!?

Фото: EPA/UPG

Дальше – суматоха с внесением тематических законопроектов в Раду. Писались они, как было сказано, на быструю руку. Причем не с первой попытки. Процесс занял чуть больше недели. Почему ее не использовали на параллельные консультации с депутатами? Почему никто ничего не пояснял обществу? Благо, сегодня во власти достаточно квалифицированных спикеров.

Одновременно – отсрочка части евроинтеграционных процессов. О которых мы тоже узнали от третьих лиц и которые никто во власти внятно не прокомментировал

И наконец кульминация – "слепое" голосование в Раде. Которое, как мы разобрались, и голосованием-то назвать можно с натяжкой.

Планировалось, что ратификация соглашения с ЕС подсластит сию горькую пилюлю. Но, на фоне произошедшего, это действительно эпохального для страны события, никто почти не заметил. То, ради чего разгорелся – без малого год тому – Майдан, теперь воспринимается как данность. Война многое меняет в восприятии, знаете ли.

Тэги: Верховная Рада, евроинтеграция, Донбасс, перемирие, Петр Порошенко, Соглашение об ассоциации с ЕС, вторжение России в Украину
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей