Все публикацииПолитика

Слишком худой мир

Не сомневаюсь, что и у украинского президента Петра Порошенко, и у его российского коллеги Владимира Путина были основания пойти на объявление перемирия на донбасском фронте. Украинское желание получить передышку объективно – после прямого вмешательства российских вооруженных сил в конфликт на востоке опасность нависла уже не только над оказавшимися в окружении добровольческими батальонами, но и над вооруженными силами как структурой. Но и Путин не может просто так, не обращая внимания на внешние обстоятельства, размахивать шашкой. Российскому президенту просто необходимо ослабить санкционный пресс и не довести экономику собственной страны до окончательного цугундера. Ну и к тому же очевидно нежелание российского руководства афишировать участие регулярных войск в украинском конфликте – поэтому гибель военных то замалчивалась, то объявлялась гибелью добровольцев – а все это не дает возможности для массированной интервенции.

Фото: EPA/UPG

Этот анализ, впрочем, тоже очень условен. Потому что сами слова “договоренность с Путиным” – оксюморон. Российский правитель – профессиональный лжец и складывается впечатление, что ему доставляет истинное удовольствие называть черное белым. Поэтому я совершенно не исключаю, что никакого перемирия не будет вообще, войска ДНР вместе с российской армией продолжат боевые действия, а в том, что перемирие не соблюдается, будут обвинять украинскую сторону. Впрочем, в этом случае Путину никто не поверит на Западе, санкции ужесточат, украинскую армию начнут, наконец, вооружать, в Россию пойдут вереницы гробов – и похороны “добровольцев” станут такой же обыденностью в жизни наших соседей, как просмотр программы “Время”. Но никто не скажет, сколько территории и людей мы потеряем, пока иссякнет способность путинского режима к агрессии.

Поэтому предлагаю все же посмотреть на ситуацию, когда перемирие действительно действует и начинает находиться механизм взаимодействия между территорией, находящейся под контролем российских войск и основной территорией Украины. Есть два варианта.

Первый – зафиксировать линию фронта и не пытаться найти хоть какое-то согласие с оккупантами. Это – оккупированная территория. Какие-либо переговоры можно вести только после того, как оккупанты уйдут с нашей земли – причем всей. До этого времени вся ответственность за снабжение территории и ее жизнеобеспечение ложится на оккупантов. Украина может только предпринимать усилия по помощи в выезде своих граждан с оккупированных территорий.

Фото: Макс Левин

Именно так в свое время поступила Хорватия, которая никогда не признавала никакого статуса за самопровозглашенными сербскими республиками на своей земле. Загреб просто дождался благоприятного момента для восстановления своей территориальной целостности. Сегодня Хорватия – вся Хорватия – и в НАТО, и в Европейском Союзе. А бывшие сепаратисты и их сторонники понемногу возвращаются, решают имущественные вопросы, словом – по возможности интегрируются в жизнь тех регионов, которые они пытались оттяпать. Разумеется, в том случае, если не совершали преступлений. С преступниками и у хорватов, и у международного сообщества разговор короткий – от Гааги и до местных судов.

Второй вариант – это то, о чем говорил президент Порошенко. Особый экономический статус для отдельных районов Донбасса при условии их сохранения в составе Украины, согласование кандидатур губернаторов областей, децентрализация власти… Но это явно не то, что нужно Путину. Он прекрасно понимает, что просто будет кормить эти “особые районы” с их маргинальной, а теперь еще и уничтоженной войной промышленностью. Что единственная страна, которой нужен уголь Донбасса – это Украина (впрочем, думаю после пары закупок за рубежом окажется, что и ей он не нужен). Что децентрализация власти еще не означает контроль за властью из Москвы – ведь бандитов из ДНР и ЛНР никто никуда не избирал. Поэтому Кремль и его клиентелла будут настаивать на особом статусе всего Донбасса с правом влиять на решения всей страны по принципиальным вопросам. И все это время дестабилизировать ситуацию в стране.

Но в любом случае мы должны понимать  - мир, даже такой худой, работает на нас, а не на Москву и ее наемников. Мы будем реформировать страну, укреплять армию, закрепляться на нашей территории, избавляться от московских агентов в политике и экономике – словом, строить крепость на границах Тьмы. А Российское государство в это время будет неуклонно приближаться к краху. Потому что Россия Путина живет только тогда, когда воюет. Мир – это гибель путинской России.

Фото: EPA/UPG

А гибель путинской России поможет нам в восстановлении территориальной целостности страны и возвращении оккупированных районов Донбасса и Крыма – разумеется, уже без всяких условий, продиктованных из Москвы. И такое  возвращение является единственно приемлемым и единственно безопасным вариантом восстановления территориальной целостности Украины.