Все публикацииПолитика

Расстояние страха

Митинг оппозиции на Софийской площади и антифашистский митинг Партии Регионов на Европейской площади отделяли друг от друга несколько сот метров неспешной прогулки. Но эти несколько сот метров – это как раз то расстояние, которое позволяет говорить о непрекращающемся страхе власти перед вышедшим на улицы народом, о неизлеченной «болезни Майдана», которой преследует «регионалов» с 2004 года.

Фото: Макс Левин

Казалось бы, ну что такого угрожающего для власти происходило в субботу в Киеве? Оппозиционеры собрали своих сторонников – которых и было-то отнюдь не оглушающее количество – не на революцию, а для того, чтобы заявить о совместных действиях на президентских выборах и о продолжении акции «Вставай, Украина!». Никаких радикальных революционных призывов, никаких предложений захватывать президентскую администрацию и правительственные здания – нет, мирный митинг, участники которого не проявляли никакой агрессии, а вели себя как ответственные граждане.

Но к встрече с ними власть готовилась как к самой настоящей войне. Было сделано все возможное, чтобы минимизировать количество участников митинга. Был придуман антифашистский марш – и хотя День Победы, который обычно используется «регионалами» и коммунистами для эксплуатации советского идеологического шифра, уже прошел, с трибуны на Европейской звучали все те же заезженные лозунги и клише из недавнего прошлого – просто потому, что власти было нечего сказать согнанным в Киев бюджетникам, но необходимо было обозначить их количество. С активистами, пытавшимися установить палатки на Софийской, расправлялись с нарочитой жесткостью, чтоб другим неповадно было – будто эти палатки, установка которых не была инициативой парламентских оппозиционных сил, действительно могли стать неким эпицентром революционного взрыва (я, кстати, вспомнил, что точно также жестко пресекались любые попытки установить или даже принести палатки на московские митинги, палаток они боятся даже больше, чем людей).

Из всего этого можно сделать довольно простой вывод. Главный враг власти – не оппозиция. Главный враг власти – сама власть. Вернее, ее вечный страх. Имено этот страх заставляет блокировать дороги на Киев, собирать марши и избивать людей. Именно этот страх позволяет увидеть революцию в любом народном собрании. Казалось бы, чего они боятся? Суды, прокуратура, исполнительная власть, «Беркут», милиция, СБУ, ведущие телеканалы страны – все в их руках! Основная масса населения по-прежнему политически индеферентна – где-нибудь у Лавры или на Крещатике можно было увидеть даже больше людей, чем на оппозиционном митинге. Но боятся же!

А раз боятся – значит, неизбежно будут закручивать гайки, пока резьба не сорвется, будут переставать договариваться с теми, кто хочет поддерживать с ними диалог и превратят в радикалов даже самых осторожных, будут пожирать друг друга, будут совершать ошибки – словом, рано или поздно сами разрушат свою систему тотального контроля. Они могут избавиться от Конституции, независимого суда, влиятельного парламента, неангажированной прессы и честной прокуратуры. Но вот страх – это то, от чего они не избавятся никогда.