Совсем один

Печать

Премьер-министр Украины Николай Азаров без каких-либо результатов съездил в Брюссель. Президент Украины Виктор Янукович без каких-либо результатов съездил в Москву. Я рискну назвать оба этих визита настоящими внешнеполитическими достижениями – просто потому, что в наше время отсутствие результата для украинского руководства уже большой успех. Азарову не говорили о новых санкциях против Украины и о возможности составления списков тех, кто участвует в политических репрессиях и преследованиях оппозиционеров – замечательно! От Януковича не требовали в Москве новых уступок, кроме ратификации выгодного для России договора о зоне свободной торговли с СНГ – чудесно! Значит, есть еще несколько месяцев пообогащаться – а больше-то им ничего и не нужно.

Фото: president.gov.ua

Говоря о нескольких месяцах, я не оговорился. Когда накануне процесса над Юлией Тимошенко некоторые украинские журналисты и эксперты говорили о грядущей международной изоляции страны и ее непоправимых последствиях, над нами посмеивались и во власти, и в оппозиции. Во власти – потому что были убеждены в том, что на Западе руководствуются исключительно интересами политической целесообразности и ради «неотдачи» Украины России простят Януковичу всё. В оппозиции – потому что не верили, что власть зайдет так далеко и не понимали, почему именно ситуация с Тимошенко должна будет вызвать столь острую реакцию. Ведь арест бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко и других представителей правительства Тимошенко ни к каким серьезным изменениям в диалоге не привел.

Даже сегодня, когда изоляция – это уже не призрак, а процесс, мы сталкиваемся с совершенно неадекватной реакцией, причем не только со стороны политической элиты, но и со стороны общественности. Эта реакция – сама по себе признак серьезной нравственной болезни, доказывающей, почему Украина была обречена на авторитаризм после последних президентских выборов. У Тимошенко есть сторонники, уверенные, что вопрос – исключительно в ее освобождении, потому что она – лидер нации.

Эти люди не стесняются упрекать тех, кто требует освобождения бывшего премьера из-за незаконности ее осуждения в «гнилом либерализме» и утверждают, что если бы Тимошенко при схожих обстоятельствах посадила бы Януковича, то лучшего исхода для страны и не было бы. Есть «объективисты», подчеркивающие, что хотели бы видеть Тимошенко на свободе – но почему же одну ее? Ведь все дело в несовершенстве украинской судебной системы, которую сама Тимошенко и создала (будто при Кучме система была другой) или, в лучшем случае, не изменила (будто в неизменении этой системы была заинтересована она одна). А те, кто требует освобождения Тимошенко, просто содействуют ее приходу к власти – и новому авторитаризму. Наконец, есть еще одна часть наших граждан, уверенна, что Тимошенко должна сидеть просто потому, что она – воровка, а что ей там «припаяли» – дело третье. Эта достаточно большая часть общества с криминальным мышлением подразделяется на тех, кто считает, что рядом с Тимошенко должен сидеть Янукович, что рядом с Тимошенко должен сидеть Ющенко, что рядом с Тимошенко должны сидеть все... Но, собственно, анализировать эти различия неважно. Потому что наших сограждан разъединяют лишь акценты, а вот объединяет гораздо большее – презрение к праву.

Фото: dw.de

Осталось лишь объяснить, почему Западу так нужна именно Тимошенко. Неужели западные политики так циничны, неужто они не понимают, что наши суды принимают неправовые решения по многим другим делам, что украинский гражданин катастрофически незащищен? Да нет, конечно. Всё они прекрасно понимают. И про Советский Союз они тоже всё прекрасно понимали. Но защищали, прежде всего, диссидентов, потому что эти люди сидели по политическим статьям и были оппонентами власти, а не просто страдальцами. И на встречах с советскими генсеками предоставляли им список конкретных людей, а не требования прекратить контролировать суды. И возмущались конкретными статьями Уголовного кодекса – а не звонками партийных секретарей судьям. Потому что понимали, что саму систему могут изменить только граждане, а задача цивилизованного мира – помешать системе уничтожать тех, кто может составить ей альтернативу.

Если кто забыл: за Тимошенко проголосовало чуть меньше людей, чем за Януковича, именно поэтому на Западе требуют не просто ее освобождения, но и допуска к выборам. Если кто забыл: Тимошенко сидит не по обвинениям в коррупции, а по откровенно политической статье, которую наша власть всё «забывает» декриминализовать. Если кто забыл: в осуждении Тимошенко западные политики усматривают именно попытку лишить граждан права на свободный выбор. И именно этими обстоятельствами дело Тимошенко отличается от дела Луценко – хотя, я думаю, ни у кого ни в нашей стране, ни на Западе нет сомнений, что осуждение бывшего министра внутренних дел имеет такое же отношение к закону, как судья Вовк к балету. Но Запад не может изменить судебную систему нашей страны – его представители хотят лишь, чтобы мы имели право высказываться за такие изменения и чтобы политики, которые являются альтернативой власти, не отстранялись от выборов искусственно. При этом никому в голову на Западе не приходит, что таким образом содействуют приходу к власти «авторитарной Тимошенко». Этот вопрос – не в компетенции Ангелы Меркель. Он – в компетенции украинского народа.

Фото: wikipedia.org

Если в результате происходящих событий Юлия Тимошенко станет новым президентом страны, то вопрос контроля над ее властью будет такой же прерогативой украинского общества, как сейчас является его прерогативой вопрос контроля над властью Виктора Януковича. Не вина Запада, что мы не справляемся с этой задачей – но общество развивается, политики меняются и надежда на то, что мы научимся заставлять власть с собой считаться, есть. И вот только тогда возникнет надежда на то, что изменится вся судебная система, что право станет правом. Потому что в условиях номенклатурной диктатуры можно принимать любые законы и произносить любые речи – а хозяином ситуации все равно будет оставаться его величество чиновник.

У России в истории с Тимошенко, конечно же, иные мотивации. В Кремле возмущены тем, что Янукович попытался использовать процесс против Тимошенко для денонсации газового контракта и таким образом бросил тень на репутацию Владимира Путина. Да и само создание прецедента посадки бывшего главы правительства по политическим обвинениям – это удар по российской политической системе. Да, в России посадили Ходорковского – и его процесс сейчас нередко сравнивают с процессом над Тимошенко. Но ни один бывший премьер в России не сидит. Кстати, если кто забыл: Путин – тоже бывший премьер.

Именно поэтому интересы Запада и России в вопросе о Тимошенко парадоксальным образом совпали. Подчеркну – именно в этом вопросе. Запад хотел бы прекращения политических репрессий как таковых – России все равно. Запад хотел бы реальных реформ в судебной сфере – в России судебная система ничем не отличается от украинской. Поэтому когда вопрос Тимошенко будет решен, интересы Запада и России вновь диаметрально разойдутся. В Брюсселе от украинской власти будут требовать дальнейшей либерализации, в Москве – стабилизации и ужесточения. Именно поэтому именно сейчас, как это ни парадоксально звучит, у нас появился исторический шанс. Власть, решившая расправиться с главной конкуренткой Януковича с помощью прокуратуры, находится под тотальным международным давлением. Украинское общество тоже не приемлет этой власти. Освобождение Тимошенко может стать началом конца – даже не Януковича, а украинского авторитаризма в целом. Давление может оказаться столь сильным, а последствия столь серьезными, что ни один следующий президент Украины больше не осмелится играть в диктатуру. И мы сможем, наконец, изменить эту страну.

Но для того, чтобы это произошло, украинское общество тоже должно оказаться по одну сторону баррикад с Западом и Россией. Пусть на другой стороне останется только Янукович – один. Совсем один.

Тэги: Россия, Виктор Янукович, Юлия Тимошенко, Евросоюз, Владимир Путин
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе
Анонс

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?