ГлавнаяЭкономикаФинансы
Спецтема

Беларусь: крипторай за высоким забором

Подписанный Александром Лукашенко декрет №8 «О развитии цифровой экономики» заставил весь мир говорить о Беларуси, как о стране, законодательно признавшей самые современные технологии. Казалось, «страна восходящей картошки» превратилась в крипторай, ведь декрет в том числе полностью легализовал криптовалютные операции. Но полгода спустя стало понятно, что в реальности все совсем не так.

Во время Blockchain Fashion Conference в Киеве, 3 февраля, 2018
Фото: inventure.com.ua
Во время Blockchain Fashion Conference в Киеве, 3 февраля, 2018

В феврале в Киеве на круглом столе «Законодательное регулирование криптовалют» (который собрал представителей власти, блокчейн-бизнеса и юристов) я был удивлен тем, насколько у украинцев было искажено восприятие белорусского декрета №8. Они судили о новом белорусском IT-законодательстве по восторженным отзывам в прессе, которых тогда было очень много. Впечатлившись этим, в Украине решали, как предложить блокчейн-бизнесам со всего мира условия, «которые были бы лучше, чем в Беларуси».

Многие украинские предприниматели, работающие в криптовалютной сфере, последние полгода изучают возможность перевести свой бизнес в Беларусь. Но чем больше украинских IT-бизнесменов знакомится с белорусскими реалиями – тем больше и разочаровывается. Я встречал их, только приехавших в Минск и воодушевленных перспективами, а потом встречался с ними в Киеве – и выслушивал рассказ о том, что «в Беларуси все не так, как писали в наших газетах». Проще говоря, те, кто читал о преимуществах декрета №8, в Минске убеждались в том, что нормативно-правовой базы под него до сих пор нет, а развитием IT-сферы руководят «ничего не понимающие в технологиях чиновники и невнятные дядьки из администрации ПВТ» (цитата одного из разочаровавшихся бизнесменов).

Как строили IT-страну

На протяжении всего 2017 года в Беларуси готовился необычный документ, который в обществе назвали «Декрет об IT-стране», а официально – «Президентский Декрет №8 О развитии цифровой экономики». После его подписания Беларусь стала единственной в мире страной, в которой официально признаны все самые новые технологии – от криптовалют (вместе с майнингом и ICO) до беспилотных автомобилей, искусственного интеллекта и смарт-контрактов.

Мини крипто-ферма в Беларуси
Фото: ctv.by
Мини крипто-ферма в Беларуси

Превращение Беларуси в «IT-страну» началось не на пустом месте. С 2006 года работает созданный решением президента «Парк высоких технологий» (ПВТ) – своего рода «заповедник», в котором созданы особо льготные налоговые условия для IT-компаний. Совокупный доход его резидентов в прошлом году превысил $1 млрд – почти исключительно за счет аутсорсинговой разработки софта. Из сотрудников зарегистрированных в ПВТ фирм в Беларуси сформировалась прослойка высокооплачиваемых программистов, тестировщиков и других IT-специалистов, зарплаты которых в десятки раз выше средних по стране. Неудивительно, что белорусские дети уже со школы мечтают стать программистами.

Перелом в сознаниии высшего белорусского руководства произошел в начале 2017-го: Александр Лукашенко понял, что IT – это сфера, которая может дать государству большую финансовую отдачу без необходимости инвестировать в затратные основные фонды. Речь шла о том, что приход зарубежных IT-компаний плюс развитие собственных позволят нарастить прибыль от экспорта IТ-услуг и продуктов до десятков миллиардов долларов. Для этого было решено расширить круг фирм-резидентов ПВТ и создать условия, которые привлекут в Беларусь крупные мировые IT-компании. Образцом для подражания стала Ирландия, которая так реформировала свое законодательство, что буквально за пару лет стала излюбленным местом размещения штаб-квартир лидеров сектора hi-tech.

Александр Лукашенко во время визита в одну из самых успешных компаний в IT-секторе в Беларуси
Фото: TUT.by
Александр Лукашенко во время визита в одну из самых успешных компаний в IT-секторе в Беларуси

Задумка превратить Беларусь в IT-страну реализовывалась в худших белорусских традициях: никакого законопроекта, никакого обсуждения в парламенте или обществе. Законодателей к теме даже близко не подпустили: президентский декрет готовился узким кругом экспертов в абсолютно закрытом режиме, с минимальными утечками информации. Результат всех удивил: «айтишникам» в Беларуси разрешили буквально все – но строго в рамках ПВТ, то есть под «увеличительным стеклом» государственного надзора. Главное: особый правовой и налоговый режим для резидентов Парка высоких технологий продлен до 2049 года. Государственные льготы распространились на: создание, обучение нейронных сетей и иных алгоритмов искусственного интеллекта; разработку, обслуживание, эксплуатацию систем беспилотного управления транспортными средствами; медицинские технологии; разработку ПО; IT-образование; ICO, майнинг, любые операции с криптовалютами; любую деятельность в сфере киберспорта.

Одновременно упростили проведение валютных операций, иностранных консультантов вообще освободили от налогов, резидентам ПВТ разрешили работать не в рамках белорусского законодательства, а пользоваться британским хозяйственным правом, отменили визы для иностранных работников ПВТ.

Не «крипторай»

Самой «громкой» составляющей декрета №8 стала беспрецедентная (особенно для зарегулированной Беларуси) либерализация всего, что связано с технологией блокчейн. Документ ввел в правовое поле криповалюты, смарт-контракты, майнинг, ICO, криптобиржи и т.д. Частным лицам вообще сразу дали полную свободу делать с криптовалютами что угодно – майнить, покупать, продавать, дарить, завещать… Более того, все вышеперечисленное на пять лет даже освободили от налогов. С юрлицами все было чуть сложнее: декрет только задал некие рамки для новых правил в сфере IT. Он вступал в силу через три месяца, в конце марта, и за это время различные ведомства должны были разработать нормативно-правовую базу для его действия. Например, Нацбанку предписывалось подробно прописать правила ведения криптовалютного бизнеса.

Фото: Naviny.by

Но дальше все пошло не так, как рассчитывал на перемены к лучшему. Нормативно-правовая база для «IT-страны» не появилась к концу марта. Нет ее и сейчас – спустя полгода после подписания декрета. Дело в том, что, по оценкам экспертов, «под декрет» белорусским чиновником необходимо переработать более 150 тысяч различных инструкций, циркуляров, положений и т.д. Причем делать это вынуждены люди, которые зачастую вообще не понимают, о чем идет речь. Например, Госстандарт Беларуси некоторое время всерьез намеревался лицензировать в стране блокчейны самых популярных криптовалют.

С частными лицами все тоже оказалось непросто. Налоговые органы все равно требуют декларировать доходы по сделкам с «криптой», а чтобы тебя освободили от налога – будь добр, подтверди, что полученные тобой деньги – они действительно от продажи токенов. Принеси справку от криптобиржи, с печатью, с подтверждением, что это именно твой криптовалютный кошелек. Причем биржа должна быть белорусской. Ах, в Беларуси нет легально работающих криптобирж? Это ваша проблема. Ждите, когда появятся.

К началу апреля – когда декрет вступал в силу – в Беларуси было уже более 20 команд, готовых запустить собственные криптобиржи, обменники криптовалют, организаторов ICO и т.д. Большинство – с участием иностранных инвесторов, в том числе украинских. Но все еще никто ничего не создал – легально, по крайней мере. Команда белорусской криптобиржи Exrate, например, пишет в своем Telegram-канале: «До сих пор нет никаких документов, которые регулируют деятельность криптобирж. Наша биржа полностью готова, ждем регистрации в ПВТ, но есть ощущение что чиновники пытаются саботировать работу декрета».

Криптокошелек Ledger Nano S
Фото: RippleCoinNews.com
Криптокошелек Ledger Nano S

В мае начала поступать неофициальная информация о готовящихся регуляторных мерах – и белорусским криптобизнесменам стало очень грустно. Было (опять же, неофициально) объявлено, что круг тех, кому позволят проводить операции с криптовалютами, будет крайне узок. А регуляторные требования – на грани выполнимого. Торговля криптовалютами станет бизнесом, которым в Беларуси смогут заниматься только очень крупные компании; для всех прочих эта сфера окажется закрыта. В Нацбанке в 100500-й раз напомнили, что единственное законное платежное средство в стране – белорусский рубль. А значит, все эксперименты по приему платежей в криптовалютах – незаконны. Также продажу товаров или услуг за криптовалюту не удастся и замаскировать под обмен. Банкам предписали регламентировать и усилить контроль над совершением операций с криптовалютами физическими лицами, самим же белорусским банкам вообще запретили любые операции с «криптой».

Стать криптовалютной биржей или обменником можно, имея в штате директора, главного бухгалтера и технического директора с соответствующим (криптовалютным) опытом, также в компании обязательно должны быть риск-менеджер, compliance officer и AML-compliance officer. Собственники компаний, работающих с криптовалютами, должны будут быть идеально чисты и в качестве гарантии иметь на счетах не менее $5 млн.

Далее к компании, вышедшей на рынок «крипты», будут применяться требования о соблюдении финансовых нормативов, в том числе финансовой зависимости, мгновенной ликвидности, концентрации заемного капитала и так далее. Потребуется вести резервное копирование данных о сделках по каждому дню, звукозапись переговоров с клиентами и хранить переписку с ними. Реклама должна будет содержать предупреждение, что токены не являются средствами платежа, никак не обеспечиваются государством и на сделке с ними можно потерять все вложенные деньги. Нельзя в рекламе использовать образы несовершеннолетних, информацию о предметах роскоши, бонусах и скидках, обещать доходность сделок с токенами и даже «утверждать, что такие сделки имеют значение для достижения успеха и общественного признания».

Фото: adevarulfinanciar.ro

Пользоваться услугами белорусских криптобирж и обменников криптовалют смогут только те, кто имеет годовой доход более $50 тыс. или свой капитал, специальное образование (финансовое или экономическое) и опыт (работы в криптоотрасли или торговли на бирже). Есть еще AML-требования – идентификации и верификации всех клиентов, определения источников происхождения токенов и средств клиентов. Участников рынка обяжут следить за своими клиентами: предусмотрена сверка с данными в соцсетях, базами данных третьих лиц, отслеживание адреса интернет-протокола клиента, контактирование при личной встрече, по телефону, посредством переписки, видеосвязи и т. д. Совершенно аналогичные требования – к компаниям, которые планируют проводить ICO.

«Белорусские чиновники, перестраховываясь, просто «убивают» только-только сложившийся имидж Беларуси как единственной страны, которая легализовала все, что связано с технологией блокчейн, – говорит Александр Корнышев, координатор белорусской криптовалюты Талер (Витебск). – В правила для бирж и обменников, для организаторов ICO, заложена такая прозрачность, которая исключает само понятие коммерческой тайны. Ведь любой желающий может что угодно смотреть во внутренней документации фирмы. Во всем мире базовый принцип криптовалют – анонимность. Здесь же владельцы «крипты» и работающие в этой сфере бизнесмены получат такое внимание со стороны «органов», какое и террористам не снилось».

Денис Лавникевич Денис Лавникевич , журналист из Беларуси
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter