А была ли революция?

Военный переворот в Египте подтвердил, что армейское руководство, как и последние 60 лет египетской истории, остается хозяином страны. Руководители вооруженных сил лишь выжидали подходящий момент, чтоб вернуть власть. В конце июня сложились все условия для этого - пик активности оппозиции, собравшей 22 млн. подписей за отставку президента-исламиста Мохаммеда Мурси, совпал с максимальным обострением экономических трудностей, которые усугубила политика действующего правительства.

После переворота руководство «Братьев-мусульман» арестовано по подозрению в организации столкновений с оппозицией, что привело к гибели десятков демонстрантов. Партия, существующая с 1928 г., переживала куда более сложные времена, но сейчас может утратить часть финансовых спонсоров, включая владельцев текстильных фабрик Хайрата аш-Шатера и Хассана Малека, который занимался созданием ассоциации бизнесменов, поддерживающих новый режим.

Будущее крупнейшей арабской страны остается неопределенным и зависит от стратегии, которую выберут отстраненные от власти исламисты. Призывы к насилию, угрозы превращения Египта во второй Ирак, возобновления террористической деятельности организации Джамаа Исламийя, высказывали некоторые демонстранты, которые вышли на улицы поддержать Мурси. Но «Братья-мусульмане» проиграют, если выберут открытое противостояние со светской оппозицией и армией, для которого нет ресурсов - особенно информационных, после закрытия исламистских телеканалов и офиса сочувствовавшей им «Аль-Джазиры».

Куда больше пользы принесут мирные акции протеста и борьба за освобождение многочисленных «политзаключенных», участие в выборах. Она может продолжаться годами, но на фоне экономических трудностей и дальнейших революционных потрясений, многие скоро забудут о том, что политика Мурси лишь ухудшила ситуацию в стране, а могла и вовсе закончиться катастрофой. И свергнутое руководство предстанет в образе мучеников.

Ситуация в Египте напомнила о свержении исламистского правительства военными в Турции в 1997 г. Спустя 5 лет исламисты во главе с Эрдоганом победили на выборах, воспользовавшись экономическим кризисом и конфликтами в рядах сторонников светской республики. Не исключено, что подобное может повториться и в Египте, и преемники Мурси по партии возглавят египетское правительство через несколько лет. Сейчас же администрация Мурси стала жертвой недальновидной экономической политики, последствий экономического курса президента Мубарака(1981-2011) и действий контролирующей госаппарат армии.

Противники политики Мохаммеда Мурси собрались возле президентского дворца в Каире
Фото: EPA/UPG
Противники политики Мохаммеда Мурси собрались возле президентского дворца в Каире

Работа на кредит МВФ

Последствия революционных событий «Арабской весны» сказались в Египте не только убытками для туризма. 4000 фабрик и заводов были закрыты, в 2011 года более миллиона египтян лишились работы. Египет оказался среди мировых лидеров по количеству забастовок и их участников. На все это накладывается миграция сельского населения в города, преобладание молодежи среди населения (25% сидят без работы), возвращение многих египтян, которые работали в Ливии (в 2008 г. тут работали 2 млн. египетских трудовых мигрантов). Правительство Мубарака не предпринимало мер по обеспечению индустриализации страны, что создало значительную массу дешевых рабочих рук и безработных. В последнее время сокращались перечисления средств от 6,5 млн. египетских трудовых мигрантов, работающих за границей, а бегство капитала из страны составило только в 2012 г. 5 млрд. дол.

Правительство Мурси пыталось выйти из ситуации, направив все усилия на получение кредита от МВФ (4,8 млрд.дол.), обещая кредиторам уменьшение бюджетного дефицита к нереальным цифрам - 10,9% в 2013 г, 7, 7% в 2014 г. Оно планировало сэкономить к июню 2013 г. 31 млрд. фунтов, в том числе 10 млрд. за счет отмены энергетических субсидий, 10 млрд.-за счет повышения НДС. Для выполнения условий о получении кредита были увеличены цены на газ и мазут на 50%, с намерением достичь мировой цены за следующие 3 года. Список продуктов, для приобретения которых предоставлялись субсидии, был сокращен с 25 до 6. Была также осуществлена девальвация национальной валюты, что привело к значительному скачку цен на товары первой необходимости, топливо, электричество.

В итоге, Мурси обвинили в создании энергетического кризиса, распространялась информация, что запасов зерна и нефти в стране хватит только до июля. Правительство ограничило субсидии для покупки дизельного топлива, за пределами этих субсидий цены выросли в 4-5 раз, египтяне перестали пользоваться автомобилями. Реформы правительства больно ударили по предприятиям малого и среднего бизнеса, где заняты 75% египтян, и вызвали недовольство даже среди некоторых сторонников исламистов.

Фото: EPA/UPG

Государство в государстве

За провалами правительства внимательно следили в армии, которая, несмотря на отставку руководства в августе 2012 г, сохранила единство офицерской касты и неприязнь к новой власти. За время правления Хосни Мубарака, крупнейшая в Африке армия (440 тыс. человек), не участвуя с 1973 г. в масштабных военных кампаниях, преумножила свое присутствие в государственном аппарате в десятки раз, и все больше паразитировала на государственном бюджете. Так с 1997 по 2010 г. армейский бюджет вырос с 2,6 до 4,5 млрд. дол., бюджет МВД- с 1,1 до 3,8 млрд. дол.

Также после подписания мирного договора с Израилем в 1979 г., Египет стал вторым получателем регулярной финансовой помощи США после Израиля. Всего за 1948-2011 гг. страна получила 71 млрд. дол. помощи, из них 40,5 млрд. были предназначены на нужды египетской армии, ежегодно это - не менее 1,3 млрд. дол. Армейское руководство имеет полное право распоряжаться без всякого контроля армейским бюджетом, прибылью от предприятий «военной экономики» (ее размер по разным оценкам составляет от 10 до 45% ВВП) и военной помощью США. Принятая в прошлом году конституция сохранила все эти армейские привилегии, армейское «государство в государстве». Доходы армии -секретная информация, и за ее разглашение можно оказаться в тюрьме.

Сейчас, благодаря Wikileaks, стала доступной информация о недовольстве администрации Дж.Буша-младшего уровнем коррупции в египетской армии. Американские эксперты по Ближнему Востоку Робет Спрингбог и Клемент Хенри открыто заявляли: «Египетская армия не высокопрофессиональная сила, как многие это считают. Она раздута, а ее офицерское ядро поражено коррупцией под покровительством Мубарака. Ее программы обучения бессистемны, и она зависит от США в финансовом и материально- техническом плане. Политическая лояльность Тантави и его коллег Мубараку, а не их профессиональные заслуги, обеспечили их долгое пребывание на постах».

После свержения Мубарака, фактическим руководителем страны оказался маршал Тантави, который был назначен главнокомандующим армией еще в 1991 г., т.е. ближайший соратник президента. Армейская верхушка решила сохранить власть, выдвинув своего кандидата на президентских выборах. Очевидно, сохранение власти людьми, близкими к Мубараку, да еще посредством победы на демократических президентских выборах, не входило в планы американской администрации. Это понимал и Тантави - в декабре 2011 г. разразился скандал с задержаниями представителей International Republican Institute , National Democratic Institute и Freedom House, и ряд американских политиков угрожали прекратить финансовую помощь Египту.

Морси отправляет в отставку Тантави, читая книжку Эрдогана
Морси отправляет в отставку Тантави, читая книжку Эрдогана

Победа Мурси на выборах оказалась весьма кстати – он отправил Тантави в отставку и назначил главнокомандующим самого молодого(58 лет) представителя военного руководства страны. Абдул Фаттах ал Сисси, командующий Высшим советом вооруженных сил и министр обороны, в отличии от своих предшественников, не участвовал в арабо-израильских войнах и не мечтал в молодости об арабском единстве, его карьера состоялась уже во времена союзных отношений с США. Он представитель той же офицерской касты, взращенной Мубараком, что и Тантави, но, очевидно, диалог с ним будет для США куда легче.

После назначения нового главнокомандующего, появились слухи, о том, что его родственники близки к «Братьям-мусульманам», назначение не случайно. Главнокомандующий оказался в центре международного скандала с тестами на девственность для активисток египетского протестного движения, в частности Самиры Ибрахим, когда заявил, что подобным образом армия защищает женщин от изнасилований. На самом деле, это была мера унижения, для того чтобы устранить женщин из протестной активности. В 2012 г. генерал участвовал на конференции Amnesty International и обещал, что подобная практика никогда не повторится. Переворот окончательно подтвердил, что никто в армии сотрудничать с исламистами не собирается.

Кто в доме хозяин?

Падение режима Мурси – не поражение демократии, военный переворот – следствие ее отсутствия. Египетская революция не добилась победы в феврале 2011 г., когда власть перешла от Мубарака к командующему вооруженными силами маршалу Тантави. На президентских выборах в 2012 г. многие египтяне, сторонники светской модели развития, оказались перед нелегким выбором (или отсутствием выбора) - голосовать за представителя старого режима и армии, или за лидера исламистов. И отдали предпочтение Мурси, который пренебрег их голосами и упорно начал проводить в жизнь исламистское видение государства.

«Братья-мусульмане» несут ответственность за подавление демонстраций и за многочисленные случаи насилия против женщин, которые выходили на акции протеста. Полиция поддержала переворот, и сложно теперь понять, стимулировалось ли полицейское насилие указаниями администрации Мурси или было сознательной провокацией, направленной на дестабилизацию режима. Мурси своей экономической политикой пытался получить поддержку МВФ и западных стран, но лишь начал терять сторонников.

Фото: EPA/UPG

Будущее Египта и дальше будет определяться решениями, которые будет принимать армия. Но в условиях экономических проблем и продолжающихся протестов, в своих решениях она все больше будет становиться зависимой от внешнеполитических партнеров Египта. Любое правительство Египта без внушительной поддержки на международной арене (прежде всего США) обречено повторить путь администрации Мурси (поддержки Катара и Турции оказалось не достаточно). Отобрать у армии монополию на власть в условиях расколотого и фрагментированного общества не возможно. Существует лишь взаимное недоверие и неприязнь сторонников исламизации и светской либеральной республики (и представителей набирающих популярность левых), обостренные годом правления Мурси, это противостояние может продолжаться бесконечно долго. И это мешает стране выбрать путь развития, не связанный с наследием Мубарака.

Вместо Мурси может быть избран лишь «умеренный» кандидат ( может быть, нобелевский лауреат Мохаммед Эль-Барадеи), имеющий авторитет за рубежом. Он может даже создать респектабельный фасад египетской демократии, не копируя авторитарные замашки предшественников. Но вряд ли он сделает подконтрольной армию, избавится от многочисленного аппарата насилия (полиции и 1, 5 млн. агентов), оставшихся после Мубарака, и тем более он не изменит экономическую политику. Этого придется добиваться египтянам, возвращающимся с перерывами на Тахрир.

Георгий Эрман Георгий Эрман , Журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter