Все публикацииПолитика

«Они называют это демократией, но всё, что им нужно, — это война»: Что говорят турки.

Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский

Приехавший в эти дни в Стамбул путешественник будет приятно удивлён отсутствием очередей в аэропорту, низкими ценами на жильё и бесплатным общественным транспортом. На первый взгляд может показаться, что в Турцию на полгода раньше пришла зима и вместе с ней — туристический несезон. Но на улице по-прежнему жарко, рестораны «Ракы и балык» полны посетителей, и эти посетители живо спорят о событиях последних дней.

По заданию Bird In Flight Пётр Шеломовский выяснил у жителей Стамбула разных религиозных и политических взглядов, что они думают о последних событиях, кого винят в кризисе и каким видят своё будущее.

Сегодня в Стамбуле по-прежнему жарко и солнечно, но туристов на улицах стало заметно меньше.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Сегодня в Стамбуле по-прежнему жарко и солнечно, но туристов на улицах стало заметно меньше.

Цены на проживание в отелях упали. Общественный транспорт теперь и вовсе бесплатный.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Цены на проживание в отелях упали. Общественный транспорт теперь и вовсе бесплатный.

Центр Стамбула в окрестностях площади Таксим завешан портретами действующего президента Эрдогана.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Центр Стамбула в окрестностях площади Таксим завешан портретами действующего президента Эрдогана.

Чтобы понять, почему турки не едины в суждениях, достаточно вспомнить, что Стамбул с его 14-миллионным населением подобен лоскутному одеялу: город состоит из множества больших и маленьких районов, жители которых отличаются друг от друга вероисповеданием, этническим происхождением и политическими взглядами.

Если отойти от толпы, вот уже почти десять дней шумно празднующей на площади Таксим победу Эрдогана и демократии над мятежниками, и перейти пешком через бульвар, то на узких улочках поубавится турецких флагов и появятся прохожие с тревожными взглядами. Это курдский район Тарлабаши.

 Турки не едины в суждениях — жители многочисленных районов Стамбула отличаются друг от друга не только вероисповеданием и этническим происхождением, но политическими взглядами.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Турки не едины в суждениях — жители многочисленных районов Стамбула отличаются друг от друга не только вероисповеданием и этническим происхождением, но политическими взглядами.

Окмейдани

Дальше на северо-запад — район Окмейдани, населённый алавитами, последователями шиитской ветви ислама, традиционными сторонниками левого курса. Стены домов здесь исписаны названиями социалистических партий и их военизированных запрещённых подразделений, а также призывами к вооружённому восстанию. Турецких флагов в Окмейдани не видно вообще; полиция старается не соваться сюда без особой нужды.

 В районе Окмейдани стены домов исписаны названиями и лозунгами левых партий, а также призывами к бунту.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
В районе Окмейдани стены домов исписаны названиями и лозунгами левых партий, а также призывами к бунту.

— На самом деле путчист — Эрдоган, — говорит хозяин здешней столярной мастерской Хасан, активно жестикулируя и нарезая круги вокруг заваленного стружкой рабочего стола. — Но мы не сдадимся, будем сопротивляться!

Он, как и многие, верит, что переворот затевал Фетхуллах Гюлен, но реализовал в итоге действующий президент, полностью узурпировавший власть.

Хасан называет себя не только социалистом, но и атеистом, и производит впечатление абсолютно светского человека, который родился и вырос в какой-то другой стране в другую эпоху, но при этом разделяет убеждение, популярное среди всех турок вне зависимости от политических взглядов: кашу заварили американцы.

По мнению Садика, попытка путча провалилась, потому что его организатор Гюлен — исламист, а большинство офицеров турецкой армии — поборники идей Ататюрка, в своё время превратившего Турцию в светское государство.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
По мнению Садика, попытка путча провалилась, потому что его организатор Гюлен — исламист, а большинство офицеров турецкой армии — поборники идей Ататюрка, в своё время превратившего Турцию в светское государство.

— Предыдущий путч уничтожил все левые организации. Но Эрдоган хуже любого путча, — подключается к разговору знакомый Хасана Садик, седой мужчина в красной рубашке-поло. По его мнению, попытка путча провалилась, потому что организовал его исламист Гюлен, не имеющий поддержки среди офицеров-кемалистов (кемалисты — националисты, поборники идей Кемаля Ататюрка, сделавшего Турцию светским государством. — Прим. ред.).

 Убеждение, популярное среди всех турок вне зависимости от политических взглядов: кашу заварили американцы.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Убеждение, популярное среди всех турок вне зависимости от политических взглядов: кашу заварили американцы.

Ускюдар

Чтобы переместиться из Окмейдани в азиатскую часть Стамбула, нужно пересечь Босфор по мосту. Всего десять дней назад на нём стояли танки путчистов, сейчас же здесь обычная автомобильная пробка. Сразу за мостом начинается зажиточный район Ускюдар. Здесь живут консерваторы, и каждую ночь возле большого двухэтажного дома президента Эрдогана собирается толпа его сторонников. Ораторы произносят речи до четырёх утра, и, если бы президент был дома, он всю ночь не сомкнул бы глаз.

 Каждую ночь в районе Уксюдар возле большого двухэтажного дома президента Эрдогана собирается толпа его сторонников.
Фото: Bird in flight/Пётр Шеломовский
Каждую ночь в районе Уксюдар возле большого двухэтажного дома президента Эрдогана собирается толпа его сторонников.

Остальные фото смотрите по ссылке.