Все публикацииПолитика

Как жить дальше?

Именно этот вопрос (в той или иной интерпретации) утром понедельника задавали себе члены команды Петра Порошенко – от серых кардиналов до последних клерков. Реакция соцсетей на расследование журналистов «Слидство.инфо» возымело на них эффект практически такой же, как на рядовых «регионалов» - законы 16-го января.

В поисках ответа на сакраментальное «что делать?», собрали – около полудня – совещание ведущих медийщиков АП. Сразу после Президент отбыл в аэропорт, откуда направился в Японию. Вернется в пятницу, там – выходные, а с понедельника – два новых визита в скандинавские страны. Надеются: «рассосется». Позиция «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу», безусловно, удобна – вполне в духе Виктора Федоровича. Но совершенно неприемлемая для человека, желающего избраться на второй срок.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: Макс Требухов

128 политиков, из них 12 глав государств, 29 миллиардеров из списка «Форбс». 11 миллионов документов, охватывающих период с 1976 по 2016 годы. Вы же понимаете, что просто так они в прессу попасть не могли. Столь щедрых «анонимных источников» в природе не существует. Этот «самый масштабный в истории журналистики слив» почти наверняка стал возможен благодаря деятельности спецслужб. Каких именно, с какой целью – узнать еще предстоит. И не факт, что в ближайшее время. Поэтому выдавать сейчас готовые ответы о выгодополучателях скандала – в высшей мере некомпетентность и шарлатанство.

Но если внимательно посмотреть «географию» разоблачений – кое-что становится понятно. Так, привлекают внимание вскрывшиеся факты коррупции в Китае, странах Азии, Южной Америке. Восточная Европа – на закуску. Украину история и вовсе задела по касательной. Можно, конечно, утешаться, что в отличие от Путина, наш Президент не «моет» миллиарды в подконтрольных банках, не организовывает тех же миллиардных займов, не записывает собственность на друга детства. Даже недвижимость любовницам не покупает. На фоне всего этого банальное создание оффшора на свое имя - сущие пустяки. Но тем-то Украина и отличается от России, что общественно-политический аспект произошедшего нам не менее важен. «Панамская» история не просто здорово подкосила имидж Петра Алексеевича, но нанесла урон репутации страны. Более того, судя по последним событиям, скандал только набирает обороты, нынешний его этап – еще «цветочки».

Разбираясь, что делать со всем этим, в АП – на время отсутствия Президента в Украине – решили взять паузу. Заполнить ее призваны комментарии юристов. Что уже происходит в соцсетях, эфирах и т.д.. Главные тезисы:

  • ни административных, ни уголовных, ни каких-либо других преступлений Президент не совершал, абсолютно ничего крамольного в его действиях нет;
  • «оффшорка» не упоминалась в декларации, поскольку дохода не приносит;
  • создавалась она с целью передачи «Рошена» в слепой траст, и это – выполнение предвыборных обещаний Президента;
  • почему так долго? Потому что за один день такие дела не делаются и, вообще, вы же не поручите свою бизнес-империю, которую столько лет кропотливо создавали, первому встречному.

Частично – правда, но дьявол, как обычно, кроется в деталях. Продать «Рошен» Петр Алексеевич обещал еще до инаугурации. Когда задавали вопросы, отвечал сперва про «независимое управление», потом – «где я вам в кризис найду покупателя? Ищу, но не так-то это просто», затем всплыл «Ротшильд», ну и венцом всему – «слепой траст». Учитывая, что прошло почти два года, выводы очевидны. Основная проблема - в том, что став Президентом, Порошенко не сделал для себя фундаментальный выбор: кто он – бизнесмен или государственный деятель. Совмещать это невозможно – мозги по-другому «заточены». Весь мировой опыт тому подтверждением. Хотя, судя по происходящему, Петр Алексеевич искренне полагал, что у него получится. Ни у кого не вышло, а у него – выйдет.

Фото: www.vinnitsa.info

Было б по-другому, вопрос «Рошена» сняли бы с повестки дня уже в первые месяцы – он сам был бы в этом заинтересован. И шанс был: весной 2014-го года страна знала, за кого голосует; знала, каково предпринимательское прошлое Петра Алексеевича. Люди готовы были потерпеть и на многое закрыть глаза. Но сейчас – после Донбасса и Крыма, на фоне тотальной инфляции, резкого падения уровня жизни - миролюбивость украинцев девальвирована. Власть отчаянно ненавидят. Любую власть, неважно, по какому поводу. «Пока мы считаем копейки, отдаем последнее армии, они там жируют» - формула, сидящая в голове у сотен тысяч простых украинцев, и никакими россказнями про «слепой траст» ее не развенчать.

Собственно, на Банковой только и ждут, что дискутанты по теме заблудятся в юридических дебрях. Какая конкретно компания была открыта, почему именно на этой оффшорке, чем Британские Виргинские острова отличаются от Белиза и т.д. Специалистов тут единицы, остальные неизбежно погрязнут в казуистике. «Размыть тему», «заболтать ее» - лучшая из возможных технологий.

Конечно, рано или поздно, Президент выйдет на пресс-конференцию (что-то мне подсказывает – не раньше июня). Конечно, ему зададут этот вопрос, соцсети дружно похвалят вопрошающего смельчака, Петр Алексеевич тоже поблагодарит журналистов за качественную работу, наберет в легкие воздух и … выдаст заготовленный ответ. В том, что он будет заготовлен и тщательно отрепетирован, полон замысловатых юридических терминов, сомнений не возникает. Порошенко прошел 90-е, выстроил и сохранил огромную империю, открывал-закрывал в своей жизни сотни оффшорок, трастов, потайных дверей и парадных лестниц – пытаться тягаться с ним по части бизнес-терминологии глупо. Тем более, в формате пресс-конференции, не предполагающей возможность уточнить что-либо.

Пожалуй, в любой другой ситуации это был бы вполне приемлемый сценарий для главы государства. Сценарий, позволяющий формально и объясниться, и лицо сохранить. В любой другой, но не в этой. Слишком серьезные обвинения.

Во-первых, налицо затягивание выполнения одного из ключевых предвыборных обещаний (относительно продажи «Рошена»). Во-вторых, где вы видели Президента, оформляющего оффшорку на себя лично? В принципе, в самом факте открытия оффшорки ничего крамольного нет – так делают миллионы людей по всему миру и сотни тысяч предпринимателей – в том числе, средней руки – в Украине. Сам факт открытия – не преступление. Если ты не Президент. Тут, кстати, всплывает еще одна характерная черта Петра Алексеевича – патологическое недоверие кому бы-то ни было, стремление все контролировать самостоятельно, исключительно самостоятельно.

В третьих, «Панама ликс» обнажила не только одну эту оффшорку, но и факты сотрудничества госпожи Гонтаревой – через сопряженные фирмы – с российским ВТБ. ВТБ (наравне с ВЭБом) – главная коррупционная «кладовка» Путина, главная «прачечная». Кстати, именно через аффилированные структуры Виктор Федорович Янукович просил Владимира Владимировича Путина «помыть» триста «лямов». Было это осенью 2013-го. Незадолго до того, как Азаров отказался от евроинтеграции.

И вот теперь мы узнаем, что кооперация Гонтаревой с ВТБ продолжалась даже в разгар российской агрессии. Вдогонку - о том, что оффшорка, приписываемая Порошенко и Кононенко, торгует со структурами Газпрома.

Очевидно, и Гонтарева, и Кононенко самостоятельными игроками не являются. Они, как тонко подметила Юлия Мостовая, «удлинители рук» Президента. Значит, он за них в ответе. Только он.

Фото: Сергей Нужненко

Разумеется, все это нужно детально анализировать и доказывать. Прежде всего – сообразно национальному законодательству. Одних только панамских документов недостаточно, но подозрения они зарождают самые отвратительные. Конкретно в том, что руководство страны не просто активно занимается бизнесом, обогащается по сомнительным схемам, но ведет дела с Россией – нашим главным врагом. Вдумайтесь.

Должен ли, в сложившейся ситуации, Президент обстоятельно объясниться? Ответ очевиден. Как очевидно и то, что произойти это должно не на пресс-конференции, но за круглым столом, за которым, кроме самого Президента, будут сидеть несколько ведущих журналистов, в том числе, авторы резонансного расследования. Формат – прямой эфир на всех крупнейших каналах. Эфир не постановочный, не эталон учтивого лизоблюдства, активно практиковавшейся при Викторе Федоровиче, но честный, открытый диалог. Без оглядки на камеры. Диалог, стрессовый и некомфортный для всех участников. Но только так – так, и никак иначе – можно попытаться нащупать истину. Так, и никак иначе Президент может постараться сохранить лицо. Человек медийный, при желании, он справится с задачей. Иные же сценарии: слащавая пресс-конференция, внятные «разъяснения адвокатов», «пиар от третьих лиц» и даже твиттер-посты не будут иметь результата. Не тот случай.

Максимальная открытость, кстати, существенно облегчит дальнейшее процессуальное разбирательство. Которое, вне всяких сомнений, быть должно. И именно Президент – если правда считает себя невиновным – должен его инициировать. Инструментарий, правда, невелик: ни ГПУ, ни НАБУ расследовать подобное не полномочны. Теоретически, в Раде можно создать следственную комиссию, но это надолго, да и результаты ее все равно должна «акцептовать» Генпрокуратура. Закона об импичменте в Украине нет, в Конституции тематические пункты выписаны размыто. Да, и не об импичменте речь, речь о необходимости внятно – без утайки, двойных трактовок и витиеватостей – расставить точки над «і».

Фото: www.president.gov.ua

П.С. В момент, когда пишутся эти строки, на центральной площади Рейкьявика бушует многотысячный митинг – узнав об оффшорных богатствах своего премьера, люди массово выступили за его отставку. Резон простой: здоровое демократическое общество не терпит фальши. Оно не готово на полумеры. «Если не Порошенко, то кто? Не шатайте ситуацию во время войны!», - парируют сторонники Банковой. Согласна, в нынешних политических реалиях данный аргумент важен. Но нельзя соблазняться подменой понятий – убаюкивающей, избавляющей от необходимости различать полутона. Вопрос не в н-е-м, вопрос в н-а-с. Это – тест для всех нас: проглотим или сделаем выводы.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua