Все публикацииПолитика

Поговорят ли Франциск и Кирилл об украинских пленных?

Кремль может украсть один день на этой неделе – 12-е февраля. На этот день запланирована встреча Папы Римского и Патриарха Московского. В российских медиа уже началась информационная подготовка – мол, событие будет историческим. И оно, на первый взгляд, действительно такое. Возможность встречи Папы и Патриарха обсуждали давно. Уклонялась от встречи Москва: эту Церковь долгие годы Рим раздражал настолько, что даже одной из самых плохих черт Патриарха Кирилла называли его «склонность к папству» – мол, ведёт себя скорее как Папа, чем как православный Патриарх. И теперь – при совершенно не изменившихся межцерковных отношениях, при ровно таком же отношении внутри РПЦ к католикам, так что даже молиться вместе Папа и Патриарх не будут – Кирилл согласился на встречу. Почему? Что случилось?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: Макс Левин

Официальная версия Москвы – события на Ближнем Востоке. Война и рост радикализма в регионе привели к гонениям на христиан. В некоторых арабских странах христиан осталось уже так мало, что и мусульмане, по словам представителей РПЦ, жалуются, что это нарушает баланс сил в их странах. И вот, значит, Папа и Патриарх попытаются соединить усилия двух Церквей, направленные на защиту христиан в столь опасном регионе. Правдива ли эта версия? Возможно. Всё-таки Сирия и Ближний Восток – это теперь почти так же важно для России, как и, например, Сибирь. Ну а Патриарх Кирилл всегда действует в русле кремлёвской политики. Понадобилось открыть ещё один фронт на Ближнем Востоке – церковный? Что ж, Патриарх может и забыть о принципиальности, которую его Церковь демонстрировала десятки лет. Ещё раз: встреча состоится благодаря изменившейся позиции Москвы, а не Рима, – Рим давно был готов к такой встрече.

Вообразите себе медийный шум, который поднимется 12-го февраля. Что-то ещё заметят медиа в России или в странах вблизи от границ России? Наверное, это будет день двух Церквей и двух лидеров. И даже контекст встречи – а она состоится на Кубе в аэропорту Гаваны – подобран так, чтобы медийщики и другие наблюдатели в этот день уходили от европейской информационной повестки. Остальные новости – и тем более неприятные годовщины – останутся на информационной обочине. А ведь в этот день будет ещё кое-что важное – 12-го февраля исполнится год, как при посредничестве Ангелы Меркель и Франсуа Олланда между Украиной и Россией был заключён второй «Минск». Те самые Минские соглашения, которые к сегодняшнему дню растоптаны бездействием России и в которых с горем пополам выполняется только первый пункт о прекращении огня. Как говорят дипломаты, большую войну благодаря «Минску» удалось остановить – и гибнут теперь не тысячи. Но обстрелы всё равно продолжаются – и гибель нескольких человек в день или в неделю можно считать единственным «достижением» Минских соглашений.

Станет ли Украина – одной из тем в разговоре Папы и Патриарха в первую годовщину второго «Минска»? Представители Рима говорят, что на встрече не будут уходить от острых тем, в том числе и от темы Украины. Но в каком ключе будут обсуждать события в нашей стране и будет ли посвящена им существенная часть разговора? Учитывая проблему греко-католиков, существование которых раздражает РПЦ даже в большей степени, чем Кремль – расширение НАТО на восток, – можно предположить, что об Украине Папа и Патриарх вряд ли собираются говорить много и подробно. Однако стоит постараться, чтобы они не забыли в этом разговоре о войне, которая всё ещё ведётся против нашей страны. И это возможно по одной простой причине: Украина и для Рима и для РПЦ – территория ответственности.

Фото: EPA/UPG

Можно долго спорить о том, насколько это справедливо и можно ли вообще так говорить в сложившихся военных обстоятельствах о роли Московской Церкви, – ну примерно так же долго, как велась дискуссия о возможности встречи Папы и Патриарха. Но ситуация объективно такова, что Украина – это и католики и в том числе те православные, которые относят себя к Московскому Патриархату. Более того, война ведётся как раз в той части Украины, в которой влияние РПЦ очень серьёзное. Получается так, что эта война внутренняя как для РПЦ, так и для Рима, пусть и в меньшей степени.

Может ли Патриарх Московский влиять на развитие событий там – в зоне войны? Вопрос не праздный. Уж если берётся за Ближний Восток и если это совпадает с «минской» годовщиной, то о Донбассе может хотя бы попробовать позаботиться. Например, самый болезненный вопрос в этом «минском» году – судьба пленных. Не существует никаких причин военного характера для того, чтобы продолжать удерживать в плену больше сотни человек. Плюс ещё люди в тюрьмах на территории самой России. Украинская сторона давно готова к обмену – и переговорщики регулярно поднимают эту тему в Минске. Представители боевиков используют судьбу пленных в политическом торге: увязывают вопрос об освобождении этих людей с принятием в украинском парламенте закона об амнистии для участников войны с той стороны фронта. При этом к пленным не допускают даже представителей Красного Креста. Кто из пленных выжил? В каком они состоянии? Кто из них нуждается в квалифицированной помощи? Удерживается ли в заложниках кто-то ещё из тех, чьи фамилии – в списках пропавших без вести? Такие вопросы просто висят в воздухе уже целый год, пока боевики торгуются.

Вдумайтесь – и в это время продолжают действовать две епархии Украинской православной церкви, которая остаётся структурной частью РПЦ. Луганская и Донецкая. Там есть митрополиты – они недавно даже побывали на Архиерейском Соборе в Москве. 1-го февраля Луганский и Донецкий митрополиты участвовали ещё и в богослужении в Москве, посвящённом годовщине интронизации Патриарха Кирилла. Конечно, они помолились о мире в Украине. Но если учесть, что боевики называют себя православными и власти России называют свою страну православной и сами относят себя к РПЦ, если учесть, что Украина всё ещё рассматривается РПЦ как часть своего церковного мира, – разве не справедливо ожидать, что, кроме молитв, иерархи РПЦ предпримут и несколько земных политических шагов, как они это умеют? Разве России не хватило бы влияния на боевиков, чтобы выполнить этот пункт Минских соглашений – о пленных? Точно хватило бы.

Ікона на блокпосту ДНРовців
Фото: news-info.su
Ікона на блокпосту ДНРовців

Да и в Кремле могли бы пойти навстречу Патриарху Кириллу: уж сколько он политических услуг оказал руководству своей страны – что-то да и для него могли бы сделать.

Наверное, не стоит ожидать от Патриарха Кирилла какой-либо собственной инициативы, связанной с этой войной. Но Папа Римский как раз и может стать тем моральным авторитетом, которому под силу вынести вопрос о пленных – да и вообще об этой войне в Украине – на самый высокий уровень и вернуть внимание мировых медиа к нашей стране 12-го февраля. Ещё раз: Украина – это и католики и те православные, которые всё ещё чувствуют свою связь с РПЦ; война ведётся на той территории, которую РПЦ считает своей в каноническом смысле; у Патриарха Московского должно хватить влияния, чтобы убедить кремлёвское руководство выполнить хотя бы один пункт из Минских соглашений, тем более такой, в котором милосердие значит больше, чем политика.

Возможно, именно тут украинские дипломаты должны постараться. Папа – ещё и глава государства. К нему допустимы обращения политиков, с ним можно общаться с точки зрения интересов государств и наций. Попробуют ли? Чтобы не получилось так, что Кремль украл ещё и этот день у нашей страны. Впрочем, это может быть важно и для самой Католической Церкви: если встреча с Кириллом закончится просто декларацией или сведётся только к Ближнему Востоку, то она станет исторической лишь в том смысле, что превратится в ещё одну страницу в истории политического пиара в России. Возможно, в Кремле даже похвалят кого-то за организацию встречи – мол, и годовщину «Минска» удачно замяли, и ещё один ближневосточный фронт при таком громком пиаре открыли, и новых собеседников в Европе нашли – для обсуждения, скажем, темы упадка традиционной семьи. Должно быть и что-то большее, конкретное – с точки зрения морального лидерства. Вспомните о пленных!

На фото справа - киборг Александр Михайлюк
Фото: Иван Боберский
На фото справа - киборг Александр Михайлюк

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист