Все публикацииПолитика

​Есть ли выход из «минского котла»?

По сообщениям мировых СМИ в конце июля - первой половине августа обстановка на «дипломатическом фронте» резко обострилась.

В минские соглашения, не принесшие мир Украине, больше никто не верит.

В более чем двусмысленный «минский формат» переговоров тоже.

Заинтересованные стороны начали интенсивные поиски нового формата.

Андрей СенченкоАндрей Сенченко, депутат Верховной Рады V-VII созывов, общественный деятель

Заявлениями в традиционном для него духе отметился министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который в декабре 2014 года активно выступал против дальнейшего усиления санкций в отношении России как государства-агрессора, выражая беспокойство относительно обвала рубля, санкций Евросоюза и падения российской экономики.

Штайнмайер(слева) и Сергей Лавров, министр иностранных дел России
Фото: EPA/UPG
Штайнмайер(слева) и Сергей Лавров, министр иностранных дел России

По мнению этого господина, высказанному на днях, Германия не должна допустить изоляции России, однако нормализация отношений между двумя страна будет зависеть от того, насколько Россия готова помочь(!) Украине преодолеть конфликт на Донбассе.

Дальше – больше. Россия была и остается главным соседом Евросоюза и Германии, вместе с нами она определяет будущее Европы, считает министр иностранных дел ФРГ.

«И мы не можем игнорировать тот факт, что Россия участвовала в создании европейского послевоенного порядка»,- добавляет он.

Так и хочется спросить г-на министра: не боится ли он, что если вместе с путинской Россией определять будущее Европы, то оно может оказаться очень похожим на предвоенное прошлое Германии, и что делать, если Россия, как один из «заслуженных» послевоенных архитекторов европейского порядка, захочет воссоздать Варшавский договор и берлинскую стену? С трудом представляю, как логику своих заявлений министр Штайнмаер объяснит немецкому народу, прочитавшему о последних учениях российской морской авиации, проходивших на Балтике всего в пятистах километрах от столицы Германии, в ходе которых использовались авиабомбы с надписями «На Берлин» и «За Сталина».

События на «дипломатическом фронте» развиваются стремительно. В понедельник 17 августа министры иностранных дел Швейцарии, Австрии, Германии и Лихтенштейна приняли декларацию о более тесном взаимодействии в урегулировании конфликта в Донбассе немецкоговорящих государств. Возможно, это какая-то особая часть Европы с отдельной внешней политикой, независимой от позиции всего сообщества, в которое входят 28 стран?

Параллельно, с яркими внешнеполитическими инициативами выступил недавно вступивший в должность президент Польши Анджей Дуда. Он предложил новый формат переговоров по Донбассу с участием сильнейших европейских государств и стран-соседей, а также заявил, что нужно создать новый блок государств от Балтийского до Черного моря. Живой интерес соседей понятен. Осталось уточнить, как определить сильнейшие государства единой Европы: по силе воли, силе денег, либо по силе газовой зависимости от России?

На фоне этих разноплановых инициатив непонятно выглядит молчание общеевропейских институций. Того и гляди за время августовских каникул под натиском России само понятие общеевропейской внешней политики может утратить всякий смысл.

За океаном тоже не все просто. Один из претендентов на выдвижение кандидатом в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп заявил, что события в Украине – проблема Европы, которая затрагивает ее больше, чем нас, и ему не нравится, что США идут против России ради Украины, «когда Германия спокойно сидит и получает топливо от России».

Фото: EPA/UPG

Среди всей этой разноголосицы не слышно только одного голоса – голоса 45-ти миллионного государства Украина. Мы, как страна, заканчиваем превращаться в объект, за который все решают и которому эти решения диктуют.

В очередной раз это может произойти на встрече канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда с Петром Порошенко, запланированной в Берлине на 24 августа и посвященной выполнению минских договоренностей.

Ситуация на «дипломатическом фронте» сложилась критическая, но выход пока еще есть. Нужна политическая воля, сильная дипломатия и необходимо, наконец, называть вещи своими именами.

Пора признать хотя бы самим себе, что добровольный отход от «женевского формата» был стратегической ошибкой, о которой предупреждал бывший министр иностранных дел и экс-председатель парламента Польши Радослав Сикорский.

Президент Украины должен внятно заявить, что «нормандский» и «минский» форматы себя исчерпали и наша страна настаивает на новом формате переговоров.

Мы требуем, не просим и не приглашаем, а именно требуем, чтобы вместе с Украиной за столом переговоров находились США и Великобритания - страны-гаранты по Будапештскому меморандуму.

Мы требуем, чтобы повестка дня состояла из одного вопроса: прекращение российской агрессии и восстановление территориальной целостности Украины. Все внутриполитические вопросы, спровоцированные российской агрессией, мы в состоянии решить самостоятельно на основе Конституции Украины.

Мы отказались от ядерного оружия, а вы гарантировали нам защиту и территориальную целостность. Это дает нам право требовать.

Фото: EPA/UPG

Логично также пригласить за этот стол переговоров ЕС, поддержавший европейскую ориентацию Украины, а не отдельные страны, в него входящие.

В ответ на разговоры о том, что Россия не хочет садиться за один стол с США для обсуждения этих вопросов, сразу хочу сказать, что ни в «нормандском», ни в «минском» форматах эти вопросы Россия не обсуждала и не собиралась обсуждать. В Минске в результате нашей слабости она вообще заняла нишу «миротворца», «способствующего» урегулированию внутриукраинского конфликта, а на самом деле выжидающего, пока Украина истечет кровью.

В отсутствие России, за этим столом переговоров должны вырабатываться совместные меры по принуждению государства-агрессора к миру. Экономическое давление на Россию должно усиливаться до тех пор, пока она не сядет за этот стол для обсуждения нашей повестки дня, а не той, которую она пытается навязать всему миру.

Проблема в одном: для того, чтобы так жестко поставить вопрос и вывести страну из «минского котла», президент Украины должен опираться на доверие страны, ощутившей единство власти и народа в борьбе за независимость, в реформировании страны и в действенной борьбе с коррупцией.

Андрей СенченкоАндрей Сенченко, депутат Верховной Рады V-VII созывов, общественный деятель