Все публикацииПолитика

Керри не считает Россию реальной угрозой для Вашингтона

Госдеп дает "очень откровенные оценки тому, что Россия делает в восточной Украине" и реагирует на ситуацию.

Керри не считает Россию реальной угрозой для Вашингтона
Фото: ImageLink Photo/Dennis Kan

Глава Государственного департамента США Джон Керри несмотря на заявления, прозвучавшие накануне о значительных вызовах безопасности Штатов со стороны России, не считает ее реальной угрозой для Вашингтона.

Такую позицию американского госсекретаря озвучил в пятницу заместитель спикера госдепа Марк Тонер, передает Укринформ.

"Госсекретарь не согласен с определением, что Россия, так же как и Китай, представляют реальную угрозу для Соединенных Штатов. Это две большие страны, которые вовлечены и сотрудничают по многим проблемам несмотря на какие-либо расхождения во взглядах, существующие между нами", - отметил Тонер.

Он уточнил, что речь идет, прежде всего, о сотрудничестве в вопросах Ирана, Сирии, ИГИЛ и других глобальных проблемах.

Что касается агрессии России в Восточной Европе, Тонер подчеркнул, что Госдеп дает "очень откровенные оценки тому, что Россия делает в восточной Украине" и реагирует на ситуацию.

"В том числе, речь идет и о странах Балтии. Как я уже сказал, мы реагировали на это путем наших усилий по заверению союзников, и продолжаем это делать", - подчеркнул представитель внешнеполитического ведомства США.

"И конечно, мы помогаем Украине, обеспечивая ее поддержку", - добавил Тонер. Кроме того он напомнил об усилиях американской стороны, направленных на выполнение минских соглашений, прежде всего, Россией и сепаратистами. "Мы должны найти мирное дипломатическое решение в Украине, и мы сосредоточены на этом", - констатировал Тонер.

Подытоживая, он отметил: "Конечно, мы не согласны с Россией и ее действиями в регионе, но мы не рассматриваем ее как реальную угрозу (для США. - Ред.)".

Напомним, ранее о том, что агрессия России является "существенным вызовом безопасности" для интересов США и стран Европы заявил представитель Госдепа Джон Кирби и министр военно-воздушных сил США Дебора Джеймс.