Все публикацииПолитика

Поймите, нас достало

Еще год назад, когда окончательно стало понятно, что режим Виктора Януковича пошел на дно, а главные виновники сбежали из страны, украинцы ожидали справедливого, а главное, быстрого наказания всех причастных к преступлениям против Евромайдана.

За весь год единственными задержанными стали экс-глава фракции Партии регионов Александр Ефремов и экс-регионал Михаил Чечетов. Первого задержали лишь 14 февраля 2015 года. Второго – в ночь с 20 на 21 февраля.

Фото: Макс Требухов

Сам Янукович и его ближайшее окружение скрываются и наслаждаются жизнью в России.

Не наказаны даже непосредственные исполнители – сотрудники "Беркута", причастные к расстрелу протестующих. Большинство из них теперь живут в Крыму. В частности, там по словам экс-генпрокурора Виталия Яремы, находится командир роты спецназначения Дмитрий Садовник, который осенью предыдущего года сбежал из-под домашнего ареста.

Отсутствие "посадок" – лишь одна из многих причин для разочарования после Революции Достоинства.

За минувший год не было проведено ни одной реальной реформы. Нет прогресса в борьбе с коррупцией.

Говорят, во время войны власть критиковать негоже, но когда не все идет так, как оно должно идти, молчать и смиренно ожидать чуда – преступление.

На бывшем фронте без перемен

Как и раньше, к большинству органов власти граждане продолжают относиться с открытой неприязнью.

Самое большое недовольство люди испытывают в отношении к правоохранительным органам и системе правосудия. Об этом свидетельствует совместное исследование Фонда Демократические инициативы имени Кучерива и социологической службы Центр Разумкова.

Судам не доверяют – 80,6% респондентов, банкам – 80,3%, прокуратуре – 75,2%, милиции – 74,2% и политическим партиям – 70,9%.

Директор Деминициатив Ирина Бекешкина говорит, что такой результат – один из худших в Европе.

"Каждая власть занималась тем, чтобы поджать правоохранительную систему под себя. А общественный договор состоял в том, что, мол, вы будете служить нам, я имею в виду власти, а мы будем позволять вам (правоохранителям) зарабатывать, как вы хотите", – подчеркивает Бекешкина.

Фото: Макс Левин

Около месяца назад в сети появилось видео, на котором старший сержант милиции Борис Бояркин в деталях рассказывает о коррупционных схемах в Госавтоинспекции в Житомире.

«Сейчас идет реформа ГАИ. Хочу вас огорчить. В Житомирской области надо 2 тысяч долларов, чтобы остаться под реформу», – возмущался сержант.

После распространение видео в СМИ, министр внутренних дел Арсен Аваков отстранил от выполнения служебных обязанностей руководителя управления ГАИ Житомирской области, а также руководителей подразделений ГАИ Житомира и Житомирского района.

Трагедия в том, что если б это видео не появилось, вышеупомянутые люди продолжали бы работать в правоохранительных органах, как ни в чем не бывало.

Для очищения власти активистам приходится сражаться с яростным сопротивлением и саботажем каждый день.

Прокуроры, судьи и милиционеры, которые попадают под увольнение по люстрации, массово оспаривают свое увольнение в судах.

Для переноса проверок некоторые переходят на более низкие по статусу должности, другие вообще делают себе статус участника АТО, чтобы остаться на работе.

«Обратите внимание, что каким-то странным образом больше половины тех, кто подал иски по восстановлении на работе из уволенных по первой волне люстрации – это прокуроры, то есть люди, которые имеют очень серьезное влияние на суды, – рассказывает член рабочей группы по доработке Закона «Об очистке власти» Карл Волох. – Вторая половина – это милиционеры. То есть в суды обращаются только те люди, которые имеют серьезные административные рычаги, я уже не говорю о денежных ресурсах».

Фото: Макс Требухов

Активист возмущается, что должностные лица критикуют закон для прикрытия позорных и беззаконных случаев саботажа люстрации.

В частности, недавно администрация президента раздала сообщение, что глава Венецианской комиссии Джанни Букиккио на встрече с президентом Украины сказал, что он недоволен очищением власти в Украине, назвав такой закон «плохим».

«На встрече в АП не был никто, кто знает, как проходит люстрация, на котором она этапе, и какие будут изменения в законе. На встрече в министерстве юстиции Павел Петренко (глава Минюста) рассказал Букиккио, что сейчас люстрация затрагивает очень ограниченное количество должностных лиц, и речь идет об имущественной проверке, что согласовано с новым украинским антикоррупционным законодательством. Мало того, поскольку мы знаем, какими будут изменения в законе, мы не видим никакой опасности, что будут нарушены права каких-то людей, которые смогут сказать: «о, смотрите, по новому закону меня бы не уволили, а по-старому уволили», – говорит Волох.

«Когда глава Венецианской комиссии услышал наши доводы, он сказал, что полностью удовлетворен ответом, который получил», – добавляет активист.

Бои за правила

Эксперты в один голос заявляют, что реформы нужны Украине, как воздух.

В общественной инициативе «Реанимационный пакет реформ» называют три реформы, которые правительство должно было запустить «еще вчера».

Речь идет о реформе судебного законодательства, государственной службы и нашумевшей децентрализации власти.

«Судейская ветвь власти 23 года независимости контролировалась парламентом, правительством, АП, и так далее – объясняет эксперт «Реанимационного пакета» Андрей Андрушкив. – Украине никогда не дадут инвестиций, если не будет независимого суда. Никакой инвестор не зайдет в Украину, если он будет понимать, что здесь дела будут рассматриваться в Печерском суде, и ими будет заниматься судья, который последует правилами Родиона Киреева (судьи, который вел уголовное дело в отношении Юлии Тимошенко)».

Андрушкив также констатирует, что в государстве работает слишком много чиновников, которые «просто перекладывают бумажки с места на место и ждут, когда им капнет стаж для ухода на пенсию».

Фото: 24smi.org

«Нужно не просто сократить госаппарат, а переписать законы, переписать полномочия, людей, которые работают на государственной службе таким образом, чтобы они могли воплощать реформы на местах. Важно также внедрить электронный документооборот во всей вертикали власти. У нас из-за одной подписи некоторые решения не внедряются годами», – убеждает эксперт.

Совсем печальная ситуация с борьбой против коррупции.

По данным международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International, в 2014 году по восприятию коррупции Украина заняла 142 место из 175 позиций.

Таким образом, наша страна оказалась на одной ступени с Угандой и Коморскими островами.

Ради справедливости нужно отметить, что в 2013 году Украина была на 144 месте рейтинга.

«Несмотря на «смену фасада», Украина продолжает топтаться на месте», – отмечают эксперты Transparency International.

Председатель правления Центра противодействия коррупции, эксперт антикоррупционной группы «Реанимационный пакет реформ» Виталий Шабунин убеждает, что за год в Украине рассыпалась вертикальная схема подъема денег – от гаишника до главы МВД и к Президенту.

«Схема, которою Янукович создал, превратив государственные институты в пылесос с высасывания денег из бюджета и людей, рассыпалась. Но я подчеркну – ее не разрушили, она рассыпалась, потому что сбежали ключевые игроки схемы, в этом нет никакой заслуги украинских правоохранителей», – подчеркивает Шабунин.

Костюмированная акиця под ВРУ в августе 2014 года
Фото: Макс Левин
Костюмированная акиця под ВРУ в августе 2014 года

В то же время эксперт констатирует, что чиновники начали меньше воровать, но не из-за каких-то моральных убеждений, а из-за реального дефицита денег в стране.

«То, что игроки старой коррупционной системы не только не «сели», но и смогли убежать и вывести все свои активы, показало, что коррупция осталась бизнесом по-старому: «воруй, сколько можешь, всегда можно откупиться у правоохранителей и убежать с прибылью». Это крупное поражение, поскольку дает сигнал всей вертикали, что дальше можно воровать, что если после крови, войны не были наказаны ответственные, то можно воровать сколько угодно – не накажут и их», – говорит Шабунин.

Испытание карманов

Как бы ни отмахивались украинские чиновники, но коррупция стала «подругой» войны на Донбассе.

Именно они – две ключевые проблемы, которые убивают экономику Украины.

В международном агентстве Fitch Ratings посчитали, что ВВП Украины в 2014 году упал до 7,5%.

По оценкам агентства, в 2015 году падение ВВП составит около 5%.

У Fitch утверждают, что среди факторов, которые могут еще больше ухудшить рейтинг – провал структурных реформ и дальнейшее обострение конфликта на Востоке Украины.

«Во многом экономический кризис вызван не так влиянием самой войны, а неэффективной политикой Кабмина и Нацбанка, которые вместе искусственно создали гораздо большую кризисно-экономическую ситуацию, чем военные действия на востоке Украины, – говорит председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак. – С одной стороны, абсолютно неадекватные действия НБУ в курсовой политике привели к глубокой девальвации гривны. С другой стороны, крайне неэффективная политика правительства, направленная исключительно на набор новых долгов, при этом заемные средства используются неэффективно».

Фото: www.dyvys.in

По мнению экономиста, несмотря на сложную ситуацию в стране, Украина имеет все возможности привлечь иностранных инвесторов реальными реформами.

«Системные инвесторы всегда ищут кризисные страны, для того, чтобы покупать недвижимость, производственные объекты, словом, инвестировать по минимальным ценам. Из-за отсутствия реформ и чрезвычайно сложных правил игры инвесторы отказываются от Украины. И не только внешние, но и наши внутренние бизнесмены стараются вывезти свой капитал – они не видят никаких изменений в подходах коррупции власти», – рассказывает Новак.

Между тем, как показывает исследование Фонда Демократические инициативы имени Кучерива и социологической службы Центр Разумкова, 27 % украинцев считают, что в ближайшее время в их городе (селе) возможны массовые выступления или протесты, и около 22% готовы принять у них участие.

«В Украине протестные настроения всегда были высокими. Более того, накануне Оранжевой революции и Евромайдана они были средними, – рассказывает Ирина Бекешкина. – Сейчас мы спрашивали, готовы ли люди терпеть материальные трудности ради проведения реформ, так вот, 10% вообще готовы терпеть, сколько нужно, еще 37% готовы терпеть в течение года» 

«То есть определенный резерв у власти еще есть. Но он не бесконечен», – добавляет социолог.