Все публикацииПолитика

2015 год будет годом очень активной региональной политики, - Евгений Курмашов

Прошедшая неделя полностью прошла под знаком Верховной Рады – законодатели и министры подарили украинцам увлекательный сериал под названием «Бюджетный процесс», который пока что далек от развязки. В то же время, массовые акции под стенами Харьковского городского совета с требованием отставки мэра Харькова Геннадия Кернеса в очередной раз заставили обратить внимание на ситуацию на местах.

Сегодня в Администрации Президента произошел ряд кадровых назначений, согласно которым новый первый замглавы АП Юрий Ковальчук отныне будет курировать, среди прочего, вопросы региональной политики. В добавок к этому Петр Порошенко назначил еще ряд глав Областных государственных администраций – во Львовской, Ровненской, Сумской и Полтавской областях.

LB.ua обратился к директору политических программ Института Горшенина Евгению Курмашову с просьбой прокомментировать события в Харькове, а также недавние массовые протесты в Запорожье и Виннице. Эксперт рассказал о том, какой будет региональная политика в наступающем году, почему в областях Украины один за другим вспыхивают общественные протесты и каких новостей следует ждать с мест в ближайшем будущем.

2015 год будет годом очень активной региональной политики, - Евгений Курмашов
Фото: Макс Левин

Каковы причины недавних событий в Харькове и можно ли сказать, что народные протесты в Виннице, Запорожье и Харькове – это все звенья одной цепи?

События в Харькове являются логическим продолжением протестных акций в Виннице и Запорожье. Упомянутые Вами протесты имели значительный информационный эффект и сформировали повестку дня для активистов и политиков из других регионов. То есть связь есть, но только в контексте цепной реакции.

Фото: www.sq.com.ua

Есть одна общая деталь, которая объединяет события в Харькове, Запорожье и, в меньшей степени, в Виннице. Среди значительной части политиков в этих регионах существует недовольство тем, что на уровне их родных областных центров так и не произошло ожидаемого ими переформатирования власти. А запрос такой у этих политиков и части общества есть. Эти люди активны. Многие из этих людей, которые сегодня выходят на протесты, реально принимали активное участие в революционных событиях годичной давности в своих регионах. И сегодня они вполне логично предъявляют претензии, что свои посты сохранили все избранные в 2010 году главы городов. Что революция не коснулась одиозных региональных политиков, в том числе – и избранных в 2010 году мэров, большинство из которых были активными членами Партии регионов, и роль которых в противодействии региональным Майданам в январе-феврале текущего года была весомой.

Этих активных региональных политиков и общественных активистов не устраивает, что на уровне многих областных и городских советов воспроизвелись все те же группы влияния и альянсы, которые сформировались еще во времена президентства Виктора Януковича. И что пока что, не смотря на кардинальное переформатирование центральной власти, областные и городские советы, а также городские администрации, остались нетронутыми.

Местные чиновники и депутаты, избранные в 2010 году, защищены, с одной стороны, законодательно вплоть до осени 2015 года. С другой стороны – сохранили свои посты и позиции благодаря коммуникациям с представителями новой центральной власти и поддержке части региональных элит.

Также не стоит списывать со счетов работу некоторых «старых» мэров по недопущению Донецких и Луганских сценариев на своей территории, как в случае с Кернесом.

Фото: Макс Требухов

В социальных сетях и средствах массовой информации звучало много предположений, что события в Виннице, Харькове и Запорожье очень выгодны Кремлю. И что за этими событиями вполне могут стоять российские спецслужбы и технологии. Так ли это?

Первое. Давайте зафиксируем – любая дестабилизация в Украине выгодна Москве. Во-вторых, внимание комментаторов и наблюдателей обратила на себя география событий. Сторонники российской версии, насколько я помню, указывали на то, что две области из трех – прифронтовые, а третья – Винницкая – по праву считается вотчиной Порошенко. В связи с этим можно сказать, что поводы для подобных разговоров действительно были, особенно учитывая, в каком информационном поле сегодня живет страна.

Однако правда, на мой взгляд, заключается в том, что сегодня в ряде регионов существует определенное общественно-политическое напряжение. Где-то оно уже вылилось на улицу, где-то напряжение еще копится. Это напряжение имеет ряд вполне объективных внутренних причин, главную из которых мы уже назвали – это незавершенность революции на местах. А вот какие силы могут воспользоваться этим напряжением и нестабильностью – это уже другой вопрос. На этом поле могут играть и россияне, и представители регионального бизнеса, заинтересованные в новых конфигурациях, и те политические силы, которые готовы бороться за власть на местах.

Каковы перспективы мэров, отставки которых сегодня требуют протестующие, удержать власть в своих городах?

Те мэры знаковых, крупных и достаточно привлекательных с экономической точки зрения городов, которые не смогли заручиться поддержкой части региональных элит, не нашли общий язык с новыми областными администрациями, не выстроили или не удержали балансы внутри городского совета –уже давно покинули занимаемые посты. Яркий пример – Иван Куличенко, который казался безальтернативным мэром Днепропетровска при всех губернаторах и при всех президентах – при Кучме, при Ющенко и даже при Януковиче. Однако был вынужден прошедшей осенью разменять свой мэрский пост, который он занимал более 17 лет, на мандат народного депутата Верховной Рады и отправиться на политическую пенсию.

Фото: Макс Левин

Пока что и Геннадий Кернес, и Александр Син, и другие мэры знаковых украинских городов, чувствуют себя в своих вотчинах достаточно уверенно. Во-первых, они сохранили в своих руках административный ресурс и финансовые потоки. Во-вторых, достаточно успешно удерживают необходимую каждому из них конфигурацию в городских советах. В-третьих, имеют поддержку части региональных элит, а также с разной степенью эффективности выстраивают свою коммуникацию с Администрацией Президента, что позволяет им рассчитывать на сохранение статус-кво как минимум до местных выборов осенью следующего года. В-четвертых, каждый из действующих мэров имеет достаточно неплохой процент электоральной поддержки. Это не какие-то там заоблачные показатели, но зачастую – это первый результат по городу. Но важно понимать, что как показал пример того же Куличенко в Днепропетровске, электоральный ресурс не является достаточным условием сохранения позиций для мэра, но в объединении с первыми тремя факторами он может дать тактическое преимущество перед оппонентами.

Разочарование активистов и оппозиционных политиков на местах также можно понять. Они более остро чувствуют несправедливость по отношению к себе, так как их риски в годы правления Партии регионов, и в особенности в месяцы революции, были несравненно выше, чем у тех политиков, которые представляли оппозицию на общенациональном уровне. Многие из тех, кто часто играл в поддавки с режимом Януковича и далеко не всегда занимал последовательную позицию во времена Революции достоинства, сегодня возглавили министерства, ведомства, парламентские фракции и комитеты. А те люди, которые на местах лишались бизнеса за свою политическую деятельность, получали арматурами по голове во время региональных майданов, были реальными локомотивами протеста в своих родных регионах, так и не реализовали своего права на власть и политическую справедливость.

Политики в Киеве очень быстро перезапустили ключевые органы власти – фактически был перезапущен институт под названием Президент, была изменена Конституция, были проведены досрочные парламентские выборы, была разрешена политико-правовая коллизия в столице, сформировано новое правительство, которое даже успело пережить одну серьезную перезагрузку. Ну а накопившиеся противоречия на местах было решено оставить до осени 2015 года, или отдать на откуп губернаторам. Но проблема в том, что не все губернаторы в нынешних условиях способны выступить в роли модераторов политического процесса на уровне своих регионов. Таковых в данный момент единицы. Вообще тенденция ослабления губернаторов в 2015 году будет одной из основных.

Фото: vinnitsaok.com.ua

Поскольку до местных выборов остается еще достаточно много времени, а внутренней политикой в регионах занимаются по остаточному принципу, политический процесс на местах идет сам собой и потихоньку приобретает форму прямого противостояния. Уличные акции, блокирование сессий городских и областных советов, давление на местных депутатов, призывы к отставкам мэров и других региональных чиновников – все это элементы той повестки, в рамках которой, похоже, будет происходить региональная политика в наступающем году. На местах остается слишком много неразрешенных в цивилизованной плоскости политических противоречий, взаимных счетов и конфликтов. Официального начала местных выборов никто ждать не собирается, как и давать своим политическим оппонентам, сохранившим кресла, возможность укрепляться и наращивать ресурсы перед электоральной кампанией.

Логично ли ожидать, что вскоре подобные протесты прокатятся по другим украинским областям и регионам?

Цепная реакция, о которой мы говорили вначале, вслед за Винницей, Запорожьем и Харьковом, с большой долей вероятности коснется и других крупных городов и областных центров. Формальными поводами к детонации общественных волнений будут все те же «старые лица» или посылы вроде «лица – новые, методы – старые». На это будет накладываться общая неудовлетворенность социально-экономической ситуацией, а также желание политических партий (в том числе и тех, которые утратили статус парламентских), получить электоральные и политические бонусы от активного участия в этих событиях.

2015 год будет годом очень активной региональной политики, в результате которого во многих регионах Украины кардинально поменяется власть, произойдет значительное переформатирование элит и политического ландшафта. Осенние выборы это только дооформят.

Нужно понимать одну важную вещь. Украина в любом случае будет идти по пути децентрализации, в том числе экономической и бюджетной, несмотря на традиционное противодействие со стороны Киева и правительства этому процессу. Борьба, которая разворачивается сегодня на местах – это борьба за финансовые рычаги, политическое влияние и возможность устанавливать новые правила игры после того, как регионы получат большую самостоятельность.