Все публикацииПолитика

Путин: между дестабилизацией и войной

Российское руководство восприняло так называемые референдумы на Донбассе в качестве проявления “народного волеизъявления”, но пока что не спешит официально реагировать на предложения о присоединении “народных республик” к России и начинать на территории Донбасса “миротворческую операцию”.

Фото: ‏@novostidnua

Тому есть немало причин. Первая – то, что как уже неоднократно приходилось указывать, Путину нужен не Крым или Донбасс, а вся Украина. Донбасс в этом смысле выглядит рычагом для влияния на украинские власти, призванным заставить их согласиться на “федерализацию”, навсегда забыть о НАТО и Европейском Союзе и начать готовиться к интеграции в структуры, находящиеся под российской опекой. Если Путин присоединит к своей стране проблемные регионы Украины, он лишится этого рычага.

Вторая – что в Москве рассчитывали на “восстание” по всей мифической Новороссии, а сам Путин не скрывал этого своего желания в знаменитой речи об аннексии Крыма. Поскольку на данный момент конфликт локализован на территории Донецкой и Луганской областей, у России нет даже призрачного повода для оккупации других регионов Украины, которые и должны были бы составить эту самую Новороссию. И, опять-таки, в Кремле еще не до конца понимают, должна ли Новороссия стать рычагом для давления на остальную Украину или же просто новым федеральным округом в составе России.

Третья – что в случае ввода войск на украинский материк Россия втягивается уже в самую настоящую войну. Да, в этой войне ее вооруженные силы могут одержать победу над украинской армией, но это не означает проблем в тылу. То, как проходили референдумы, демонстрирует отсутствие единства даже в самих Луганской и Донецкой областях – не говоря уже об остальной территории нашей страны.

Поэтому на юго-востоке так, как в Крыму не получится. Зато граница между различными территориальными субъектами Украины станет настоящей линией фронта – не только между областями, но и между районами. Россия может увязнуть в этой войне надолго – и похуже, чем в Чечне.

Четвертая – это то, что введение войск на материк и аннексия Донбасса открывает дорогу на санкций третьего уровня, что весьма опасно для российской экономики, и без того уже ослабленной бесплодной конфронтацией. Наблюдатели в России замечают, что одно только присоединение Крыма вкупе с уже существующими санкциями создает проблемы для российского бюджета. Попытки перекладывать из одной корзины в другую могут привести к дестабилизации ситуации в российских регионах – что действительно чревато новой войной, но уже не в Украине, а на Северном Кавказе. Балласт в виде Донецкой и Луганской областей может оказаться для Москвы просто неподъемной задачей.

Именно поэтому самым логичным с точки зрения интересов Владимира Путина было бы продолжать “лить бензин”, рассчитывая, что рано или поздно механизм шантажа сработает – и к его требованиям прислушаются и на Западе, и в Киеве. Беда только в том, что действия российского президента не всегда в последнее время подчиняются элементарной логике.