Все публикацииПолитика

Президент бюджета

Виктор Янукович – с тех пор, как продинамил Евросоюз на саммите в Вильнюсе, – за границу ездил только в двух направлениях: в Китай и в Россию. Целью этих визитов были деньги. И это характеризует остатки власти у Януковича – отказавшись повести Украину в Европу, а затем и попытавшись подавить протест против своего отказа, он постепенно утратил власть над Украиной вообще и сохранил власть разве что над национальным бюджетом в частности. И посредством бюджета – над репрессивным аппаратом государства. Ну ещё и над теми олигархами и депутатами Верховной Рады, чьи бизнесы так или иначе припаяны к бюджету.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: EPA/UPG

Власть Януковича сведена к одной лишь бюджетной вертикали как на западе страны и в столице (тут протестующие поработали на славу), так и в базовых регионах Януковича – благодаря тактике борьбы против Майдана. Одним из ее плодов стало то, что первым лицом в базовых регионах становится лично Путин, а главными политическими героями – местные аватары Путина вроде Михаила Добкина. Ещё раз: главные там – аватары не Януковича, а Путина. Причём они настолько вписаны в российский контекст, что даже Партия Регионов оказалась для них недостаточно своей – пришлось создавать некий Украинский Фронт по образу и подобию Общероссийского Народного Фронта и вешать на грудь георгиевскую ленточку, которую легко поймут где-нибудь в Нижневартовске, но могут и отвергнуть где-нибудь в Житомире. Вот для центральной Украины ни протестующие, ни оппоненты Майдана пока что не подобрали эффективные лозунги и символику, которые могли бы канализировать тревоги тамошних избирателей в пользу одной из сторон противостояния. Но это наверняка лишь вопрос времени. И наверняка эти регионы в конечном счёте выберут Майдан, а не те силы, которые ему противостоят.

Итак, если у Януковича под контролем осталась одна только бюджетная вертикаль, а выражением российских интересов в Украине занимаются теперь другие люди и даже новая политическая сила, то хороши ли эти позиции для того, чтобы рассчитывать на поддержку Путина?

Детали переговоров, которые проходят в эти дни в Сочи, вряд ли будут оглашены в обозримом будущем. Возможно, когда и Янукович, и Путин уйдут, мы узнаем, о чём конкретно и как конкретно говорили эти президенты в столь сложные времена. Однако смысл их встречи очевиден:

Янукович поехал к Путину в поисках спасения, а Путин общается с Януковичем не просто как с политической фигурой, на которую можно сделать либо не делать ставку, а как с верхушкой иерархии власти в Украине, причём, пошатнувшейся верхушкой.— Дмитрий Литвин

И тут важно, какой выбор сделает Янукович после разговора с Путиным: либо он удовлетворится ролью президента бюджета, либо он всё-таки попытается вновь стать президентом Украины вообще, а не одной лишь её денежной вертикали в частности. И от того, каким будет выбор Януковича, зависит, а обеспечит ли Путин его спасение. Путин, конечно же, это Януковичу в Сочи объяснит. Дальше – ход Януковича, возможно – последний важный его ход в отношениях с Россией.

Вариантов у Януковича три. Первый – подавить Майдан. Второй – компромисс с оппозицией. Третий – уговорить Путина подождать.

Подавление

Обратите внимание, с каким раздражением российские полуофициальные политические комментаторы реагируют на тот факт, что протесты в Украине так и не разогнали, а центральная власть утратила даже некоторые свои символически важные бастионы в регионах, то есть здания местных администраций. Это, в логике российских государственников, – признаки разрушения иерархии власти в стране. Кремль же – и это одна из его главнейших черт – сотрудничает только с тем, кто находится на вершине иерархии власти. Друг это или враг – не важно; важно, чтобы иерархию чтил и возглавлял. Или как это было в случае с Грузией, когда Михаила Саакашвили в Кремле посчитали предателем, – Кремль делает всё, чтобы завести на вершину иерархии власти удобного человека, а затем уже переходит к сотрудничеству с ним. С обществом, с частями общества в стране, которой Кремль заинтересовался, Кремль не сотрудничает, потому что это вошло бы в противоречие с российской внутренней многолетней практикой, в соответствии с которой общество, сообщества в обществе – не субъекты политики, а только объекты. 

Кремль сделал сакральной саму идею об иерархии власти, о её безусловной полезности и апокалиптическом уровне опасности её разрушения. Явления вроде Майдана по отношению к такой сакральной идее выглядят чертовщиной.— Дмитрий Литвин

И если Янукович эту чертовщину не подавит, если он и дальше будет допускать нарастание угрозы для иерархии власти, то из состояния пошатнувшегося он – в глазах Путина – непременно перейдёт в состояние безнадёжного или, того хуже, предателя. Мол, мы на вас так рассчитывали, а вы нам в душу плюнули, всё самое святое в наших отношениях предали, русскую идею растоптали. И следующий шаг Кремля, в таком случае, будет в сторону того в Украине, кто, по впечатлению Кремля, будет ближе всех к верхушке иерархии власти в нашей стране. Причём если этим наиболее близким к верхушке окажется кто-то из оппозиционеров – то Кремль договорится даже с оппозиционером, тут не должно быть никаких иллюзий на тему того, что Путин будет делать ставки лишь на тех в Украине, у кого георгиевская ленточка заменяет мозг.

Одна из участниц акции по очищению Киева от баррикад
Фото: LB.ua
Одна из участниц акции по очищению Киева от баррикад

Однако если Янукович всё-таки примет решение подавить Майдан, а это может быть только жёсткий разгон, а не какое-нибудь вытеснение, нам нужно быть готовыми к тому, что Путин за это заплатит. Он реально вытянет Януковича. Тут тоже не должно быть никаких иллюзий на тему того, что экономика России в плохом состоянии или что денег у Кремля всё меньше. Путин готов тратить и будет тратить деньги на свои мечты, а Украина – это его мечта. В том смысле, что граница западного влияния должна проходить не где-нибудь возле Брянской области, а где-нибудь там возле Польши. Да и Евразийский Союз, который Путин вместе с Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым запланировали создать с 2015 года, без Украины будет как бы прихрамывающим – их замысел реанимировать советские связи не осуществиться в полной мере. Ещё раз: Путин заплатит за свою мечту.

Вот только Янукович не производит впечатление человека, который готов предать свою мечту. А она у него не предусматривает превращение в аватар Путина, в фигуру, навсегда подчинённую. И эта мечта Януковича, – быть лично полностью независимым, – пока что, как бы это ни было парадоксально, наша единственная защита от силового варианта.

Кстати, не стоит также тешить себя и иллюзией о том, будто бы влияние олигархов на Януковича остановило силовой сценарий в Украине. Те заявления, которые распространили ведущие промышленники, и выгодную интерпретацию которых разогнали связанные с ними медиа и комментаторы, были скорее справкой для Запада – мол, мы, если что, не причастны и вообще-то очень хотели мира, – а не свидетельством использования каких-либо рычагов давления на Януковича или угроз. Эти промышленники не решились даже на то, чтобы подконтрольные им депутаты Верховной Рады игнорировали откровенно одиозные голосования по откровенно одиозным законопроектам. Представьте, чего бы стоила им попытка оказать какое-либо реальное давление на Януковича, если бы он, в свою очередь, решился на подавление Майдана. Ещё раз: их бизнесы припаяны к бюджету, а Янукович всё ещё президент бюджета.

Компромисс

Западные партнёры вынуждают Януковича пойти на соглашение с оппозицией. Для него это неплохой вариант в том смысле, что поможет дотянуть до выборов 2015-го, а заодно и дискредитирует оппозицию. Ведь Майдан, в таком случае, оппозиционеров наверное не поддержит – это сегодня в Украине единственный политический субъект, который совершенно не готов занижать планку своих ожиданий.

А вот Запад оппозиционеров поддержит, если они решат, допустим, сформировать некое правительство вместе с Януковичем. На оппозиционеров Янукович сможет попытаться переложить ответственность за экономическое и, главное, социальное положение в стране. Оппозиционеры же возьмутся проводить реформы. Которые если и дадут эффект, то явно не в короткой перспективе, а в длинной, то есть точно не к следующей предвыборной весне. Эти реформы может поддержать Запад – в том числе и деньгами. В том числе и с помощью инструментов, предусмотренных соглашением об ассоциации и зоне свободной торговли с Евросоюзом, на базе которого Запад только и будет выстраивать отношения с Украиной и которое как раз весной ещё можно подписать. На что, скорее всего, крайне негативно отреагируют в Кремле и продолжат создавать проблемы при экспорте украинских товаров в Россию. А это, в свою очередь, сильно обострит противоречия в базовых регионах Януковича и наверняка закроет ему дорогу к переизбранию, на которое он, каким бы странным это ни казалось, всё ещё рассчитывает.

Таким образом, чутьё Януковича, о котором столько сказано, может отвергнуть вариант компромисса: он, например, посмотрит на Леонида Кравчука и Виктора Ющенко, увидит, насколько те зависимы и небогаты по сравнению с другими, поймёт, что такой скромной может быть и его судьба, если он не выиграет в 2015-м, да и то это ещё не самый плохой вариант из возможных в случае проигрыша, и решит, что ну его к чёрту этот компромисс. Да и, в случае компромисса, придётся же как-то отвечать за три года выкачивания средств из экономики.

Подождать

Янукович умеет и склонен тянуть до последнего. Вот вспомните, например, какую игру он вёл перед саммитом в Вильнюсе. Он дожал ситуацию даже до того, что европейцы уже отказались и от требования освободить Юлию Тимошенко. А потом вплоть до переговоров с Путиным 17 декабря 2013-го – то есть ещё две недели – многие всерьёз предполагали, будто бы Янукович склонен подписать весной соглашение об ассоциации. Европейцы говорили, что соглашение – всё ещё на столе даже после разгона 30 ноября первого Майдана. 

Вспомните также, например, и то, как долго Янукович тянул с отставкой Николая Азарова. Теперь-то даже и погуглить забавно – о том, как часто муссировались слухи, будто бы кресло под Азаровым всерьёз зашаталось. А сама отставка произошла тогда, когда публика уже, было, решила, что Янукович Азарова никогда не сдаст и что они вдвоём будут защищаться до последнего патрона. И произошла отставка так, что одновременно и удовлетворено и не удовлетворено одно из основных требований оппозиции, и оппозиционеры теперь в глупом положении – вынуждены доказывать западным партнёрам, что Майдан, в общем-то, хочет не этого.

И ещё, важный момент, отставка Азарова произошла, очевидно, без согласования с россиянами. Именно поэтому они и решили попридержать свою помощь Януковичу до прояснения ситуации.

Короче говоря, Янукович всё ещё самостоятелен и умеет и может себе позволить оттягивать принятие решений. Ну то есть Майдан ему, конечно, нервы портит, вынуждает даже лично запугивать регионалов в парламенте и терпеть, по-видимому, не управляемую из Киева – точнее, из Межигорья – активность Добкина. Однако жизнь Януковичу Майдан всё-таки пока не портит – он даже может свободно приезжать на Банковую и в парламент, да и Автомайдан серьёзно задавлен, ни одного силовика сдать не пришлось, большое телевидение для Януковича либо безвредно, либо откровенно милицейский вестник, ну а на социальные выплаты деньги, похоже, пока что ещё есть. Вот только для оппозиционеров каждая неделя промедления – это удар по репутации, да и энергия Майдана, если не находит выхода в сторону силовиков, разъедает Майдан изнутри, провоцируя в нём разные склоки. Ещё и оппоненты не устают стараться – вот даже бомбу подбросили в Дом профсоюзов

Таким образом, время работает на Януковича. И чем ближе мы к очередным президентским выборам, тем меньше необходимость проводить досрочные. Ну вот скоро зима закончится. Подумать только – Майдан стоит уже больше двух месяцев. А перед тем, как ультраправые расширили территорию борьбы ещё и на улицу Грушевского, оппозиционеры спокойно говорили о том, что Майдан может стоять и до 2015-го. И сейчас, обратите внимание, основной мессадж власти состоит в том, что вы, мол, уходите с Грушевского, освободите администрации в областях, а потом стойте себе на Майдане, сколько хотите.

Февраль и март Янукович может потратить на разговоры о коалиционном правительстве. Полгода – на комиссию по конституционной реформе. А если что-то пойдёт не так, то он может и без разгона Майдана или чрезвычайного положения заявить о роспуске Верховной Рады, а потом ещё месяц-два торговаться о том, на каких условиях будет отменён указ об этом либо на каких условиях всё-таки будут проведены досрочные парламентские выборы.— Дмитрий Литвин

И вот этот третий вариант – подождать, – по-видимому, как раз и склонен выбрать Янукович. Мол, главное – дотянуть до выборов, а потом всё будет чики-пики. 

Но такой вариант, как можно предположить, противоречит не столько мечте, сколько характеру Путина и его многолетней привычке к успеху. С другой стороны, этот вариант оставит не у дел влиятельных и амбициозных россиян, которые сейчас занимаются украинским вопросом и давно мечтают дать по зубам хотя бы какой-то революции. А также – их украинских протеже и помощников, которые ощутили вкус власти и для которых ждать – теперь уже не вариант. Да и чего им ждать? Если Янукович из президента украинского бюджета вновь превратится в президента Украины и зубами вырвет себе победу в 2015-м, то для них следующий шанс взять власть появится только в 2020-м.

***

Выводы. Мы с вами – заложники не просто двух людей с мечтой, как может показаться, а двух людей с мечтой и большой группы людей с амбициями. Янукович и Путин, исходя только из своих мечт, наверное пришли бы к какому-то взаимовыгодному решению, как это у них получилось в декабре 2013-го. Но сейчас ситуация обострена настолько, что речь уже идёт о будущем многих других людей. Того, например, кому в 2020-м придётся создавать движение «Пенсионный выбор», чтобы приблизиться к власти снова. Того, кому придётся ещё несколько лет протирать штаны в кресле куратора Южной Осетии и Абхазии и подсчитывать, сколько ещё денег там разворовано, а не заниматься увлекательными контрреволюционными делами в Восточной Европе. Тех, кто уже стал слишком самостоятельными политическими фигурами, превращая Харьков в плацдарм для контроля над Украиной, что не сможет не раздражать Януковича, если он и дальше будет президентом Украины. И тех в Партии Регионов, кто роптал слишком громко, когда Янукович ослабел, и кто поэтому вряд ли сможет жить в Украине достаточно комфортно, если и когда Янукович снова станет полновластным, как он хочет.

Таким образом, вряд ли Путин согласится ждать. У него в 2015-м будет уже третий президентский срок на экваторе – чего ещё ждать? С другой стороны, разгонять Майдан – это вряд ли вариант для Януковича, но зато – прекрасный вариант для Путина. Хватит ли ему «аргументов»? Вполне вероятно. А вот компромисс... Тут-то всё будет зависеть от реакции Майдана. И от готовности Януковича сделать слово «нет» одним из последних сказанных Путину слов.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист