Все публикацииПолитика

Байден и Эштон не сделают нашу работу

У нас в Конституции много неработающих норм. Одна из них – норма о том, кто является источником власти в Украине. Конституция сообщает, что единственным носителем и источником власти является сам наш народ. Однако то, как развиваются события в стране сейчас, то, какие заявления делают политики и обыватели, оценивая ситуацию, показывает, что подлинным носителем и источником власти в Украине являются могущественные иностранцы, а вовсе не народ Украины.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

 

Для одних наших граждан – это представители Запада, для других – это представители Кремля. К ним прислушиваются, от них ждут решающих действий, и на них, фактически, последняя надежда у нас в обществе. Не на то, что у нас самих здесь что-то получится, – и при этом не важно, чего, собственно, хочется: победить Виктора Януковича или сохранить его при власти, – и не на то, что мы, граждане Украины, сами для себя найдём решение наших проблем, а на то, что иностранцы – те или другие – вмешаются вовремя в наши дела и эффективно, причём, я бы сказал, исчерпывающе эффективно.

Это одна из самых странных иллюзий в Украине. Возможно, корни её в том, что наше общество выросло и привыкло к жизни в условиях максимальной централизации власти. В условиях, когда существовали конкретные места и конкретные почти всемогущие политические фигуры в этих местах, которые своими решениями могли не только направить государство в ту или иную сторону, но и необратимо изменить судьбы миллионов людей. Вот был у нас союзный центр, и всё политическое в стране от него зависело почти на 100%; такие обстоятельства стали определяющими для нескольких поколений украинцев, русских, – да вообще всех, кто живёт в Украине сегодня и застал Украину или другие республики Союза тогда. А ведь есть ещё и те у нас, кто застал времена того самого окошка в Кремле, в котором по ночам горел свет и где товарищ Сталин заботился о каждом человеке на огромном пространстве от Польши до Японии...

В 1991-м союзный центр исчез. Исчез он де-факто и де-юре, но остался, так сказать, «де-менте», в мыслях, в том, на чём базируются мысли. И сегодня публика ищет некий новый союзный центр, перенося все свои желания и надежды в области политики на могущество избранных мест, избранных фигур в главных мировых столицах. Вот, мол, позвонит вице-президент США Джо Байден Януковичу ещё раз, расскажет про санкции и про арест счетов – и пойдёт Янукович на реальные уступки. Посмотрят австрийцы на собственность семьи Азаровых, о которой столько пишут на украинских сайтах, что-нибудь арестуют, что-нибудь заблокируют, – и поймут наши власть имущие, перефразируя классика, что законность лучше, чем незаконность. С другой стороны, фаны Кремля ожидают вмешательства от тех, кто вроде как получил в наследство прежний союзный центр, но пока – публично – ограничивается лишь заявлениями. Вот, мол, прижмёт тут всех Путин – и посмотрим потом на ваш Майдан, который Янукович боится разогнать.

Пожалуй, вишенкой на торте, в образе которого можно представить этот поиск за рубежом источника власти в Украине, является объяснение Олегом Тягнибоком, лидером парламентских украинских националистов, того, почему оппозиционеры всё-таки решили участвовать в переговорах с Януковичем. Напомню, Майдан прямо и недвусмысленно запретил оппозиционерам участвовать в переговорах. Но... Что сказал Тягнибок? Иностранные послы попросили продолжить переговорный процесс. Конечно, послам ведь не откажешь. Даже если Майдан запретил.

На этой неделе в Киеве снова – Кэтрин Эштон, верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности. И что от неё снова ожидают? Что она возьмёт и сделает за нас нашу работу. То есть установит в Украине какой-нибудь понятный и приятный политический режим. Скажет, например, Януковичу: всё, хватит, ты утратил легитимность, – а Янукович, осознавая всю серьёзность этих её слов, ответит: понял, отчаливаю. Затем у нас появится некое коалиционное правительство реформаторов, которое, боясь аналогичных действий ЕС против себя, проведёт наконец-то в Украине долгожданные реформы. Ну, я утрирую, конечно, но суть того, что ожидают от могущественных представителей ЕС, именно в этом.

С другой стороны, многие наблюдатели отметили на состоявшейся недавно Мюнхенской конференции, что представители Запада посчитали корректным подробно обсуждать будущее Украины с лидерами украинской оппозиции, а не только с каким-нибудь там министром иностранных дел Леонидом Кожарой. Можно, конечно, сказать, что этого не так и много, но всё-таки это существенный публичный шаг европейцев к тому, чтобы всерьёз взяться за украинский политический кризис. Кое-кто предполагает, что одним из следующих шагов станет формирование некой международной посреднической миссии по Украине. Которая должна поспособствовать тому, что правда жизни у нас тут перестанет быть бандитской. И вот вопрос: а будет ли в этой миссии место для россиян?

Ну, очевидно, что – если мы привлекаем иностранных посредников – посредники не могут представлять только один внешний источник силы. Москва ни при каких условиях не позволит оставить её в стороне при решении украинского вопроса. И тут интересно вот что: то, чему будут способствовать россияне, явно не устроит тех наших граждан, которые рассчитывают на помощь Запада, а то, чему будут способствовать представители Запада, явно не устроит тех наших граждан, которые рассчитывают на помощь Кремля. Вдобавок к этому существует такое же противоречие и интересов нашего сообщества власти и нашего общества: то, на что готов пойти Янукович, явно не устроит тех наших граждан, которые поддерживают Майдан, а то, к чему будут призывать лидеры оппозиции, явно не устроит тех наших граждан, которые вот уже месяц ждут, что Майдан наконец-то разгонят и не дадут собрать вновь. Соответственно, даже если иностранные посредники надумают как-нибудь реально побороться с нашим политическим кризисом, предложенные ими решения будут, в лучшем случае, половинчатыми и смогут не прекратить, а лишь отложить кризис на 2015-й год. А отложенные кризисы в политике – они ведь такие же, как и в экономике: чем дальше в будущее отодвигаешь кризис, тем острее он будет.

На это всё можно возразить в том духе, что, мол, пусть введут санкции против столпов мафиозного государства – и нам больше ничего не надо. Однако учтите две вещи. Во-первых, санкции как средство влияния имеют смысл лишь до тех пор, пока их не ещё ввели и пока ими можно пугать, обсуждая варианты действий наших власть имущих. А во-вторых, ещё в начале осени прошлого года европейцы – при полном одобрении американцев – были готовы подписать с Януковичем беспрецедентное по глубине соглашение об ассоциации. Причём и после разворота Януковича на Москву европейцы говорили: ну ладно, и весной можем подписать, соглашение остаётся на столе. И вот представьте: если сейчас вдруг европейцы громогласно объявят чуть ли не всю нашу правящую партию коррупционерами и садистами и начнут арестовывать счета, публично блокировать банковскую деятельность и так далее, то не спросят ли у этих самых европейцев их собственные избиратели – а с кем это вы вообще-то связывались? С кем это вы пытались нас, честных европейских обывателей, втянуть в ассоциацию, да ещё и такую глубокую? С мафией что ли? Тут, знаете ли, вопрос о будущем Украины можно легко превратить в вопрос о будущем самих этих европейских политиков.

Но всё-таки: стоит ли рассчитывать на помощь могущественных иностранцев? Ответ: стоит. Вот только следует помнить, что их помощь – не что-то вроде божественного вмешательства, которое способно расставить у нас здесь всё и всех по местам. Запад способен удержать – и, по-видимому, удерживает – Януковича от того, чтобы раздавить Майдан бронетехникой. Кремль, со своей стороны, способен разбавлять неуверенностью внешнюю политику европейцев и откровенно сдерживать администрацию Барака Обамы. Всерьёз изменить что-либо в Украине – в ту или иную сторону, которая представляется хорошей участникам противостояния – может только само наше общество.

От самого нашего общества зависит, кто будет нашими политическими лидерами. Зависит, будет ли у нас в стране верховенство права, и если да – то какого. Только от нас зависит, какой борьбой мы будем увлечены – борьбой, допустим, жёлто-синих ленточек против георгиевских или борьбой, допустим, среднего класса против баронов, которые появились в 1990-е и подмяли под себя всю систему власти в Украине. А Янукович...

Уход Януковича с поста президента и из политики вообще если и произойдёт, то наверняка не в результате вмешательства тех или иных могущественных иностранцев, а в результате наших собственных успехов в разбирательстве с нашими собственными проблемами, которые в сумме и определяют наше государство как мафиозное.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист