Все публикацииПолитика

​Мы должны быть благодарны и националистам тоже

Леваки отмежевались от Майдана сразу – как только стало очевидно, что на Майдане не хотят думать о классовой борьбе, зато счастливы осознавать себя в рамках национально-освободительной борьбы. Теперь – и особенно после факельного шествия тягнибоковцев 1-го января – свою, в некотором смысле, отчуждённость от Майдана стали осознавать и либералы.

Блестящий пример типично либеральных сомнений был выражен Андреасом Умландом в статье под названием «Патриот ли Тягнибок?». Эту его статью массово растиражировали в социальных сетях – что как раз и означает: наши либерально настроенные сограждане давно нуждались в добротном текстовом выражении их сомнений.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: EPA/UPG

Итак, статья – добротная. Но вот в чём штука: пусть сначала Майдан победит, а потом будет актуально обсуждать, как же нам быть с националистами.

К сожалению, в этой статье Умланда совмещены два контекста – контекст Майдана и контекст более общей украинской политической практики. Пользуясь аргументами, которые почерпнуты в контексте Майдана, автор делает выводы, которые имеют отношение к политической практике в Украине вообще, к будущему Украины вообще. И хотя сам Майдан, конечно, напрямую связан с этим большим политическим контекстом и старается на него повлиять – всё же неправильно уравнивать факты Майдана в частности с фактами украинской политики в целом.

Лучше всего это «нельзя» выражается в фэйсбуке тогда, когда в комментариях риторически разделяют нынешнее время и – мирное время. То есть когда в ответ на чей-нибудь статус пишут что-нибудь в духе: поговорим об этом в мирное время. Вот сейчас – время Майдана, время борьбы, а статья Умланда о том, что может быть – или чего может не быть – в мирное время.

Выстоял бы Майдан без националистов?

Именно такой вопрос стоит задавать в ответ на вопрос о том, а почему это на Майдане столько красно-чёрных флагов, столько криков «Слава Украине!» и правильных криков в ответ.

Ясно, что ни либерализм, ни левачество в современной Украине не мотивируют людей настолько, насколько надо, чтобы физически защищать протест от омоновцев. Чтобы сооружать баррикады и дежурить на них. Чтобы в течение многих дней жить не обычной своей повседневной жизнью, а контробывательской, бунтарской жизнью в суровых условиях. Национализм смог мотивировать людей в Украине, например, на захват и удержание здания киевской городской администрации. Остальные ходили туда потом пофотографироваться, поудивляться, чем-то помочь – но реально до сих пор держат это здание националисты. Ну а в ночь на 11-е декабря, когда омоновцы попытались раздавить протест, именно националисты – пусть не сами по себе, конечно, но без них это точно не удалось бы – сделали основную работу, защитив баррикады и здания.

Фото: Макс Левин

Просто факт: цвет левачества в Украине сегодня наверняка может классно порассуждать о гендере, цвет либерализма в Украине сегодня наверняка может прочитать прекрасную лекцию о карьерных перспективах, а вот цвет национализма в Украине сегодня довольно неплохо физически и, я бы даже сказал, околомилитарно подготовлен. Не нужно долго думать, чтобы понять, что из этого наиболее полезно, когда правящая клика приказывает омоновцам раздавить протест.

Да, действительно, этот наш Майдан не стал бы таким важным и, без преувеличения, глобально известным, если бы сотни тысяч обывателей – либерально, левацки или аполитично настроенных – не выходили на митинги. Но, ещё раз, именно на бунт сегодня в Украине мотивирует именно национализм, а значит, и либералам, и левакам, которых идеология на бунт пока что не мотивирует, стоит понимать, как бы это странно ни звучало, что националисты – это союзники, если речь идёт о том, чтобы защищать площадь. Мафиозный режим сам по себе не падёт, и если основную работу делают националисты, то okay – спасибо националистам, спасибо тому, чем они мотивированы, а значит, героям слава.

Что будет потом?

Основное затруднение в оценке действий и риторики украинских националистов сегодня действительно связано с опасениями либералов, леваков и аполитичных по поводу, что, мол, националистам того и гляди удастся перенести свои ценности из контекста Майдана в более широкий украинский политический контекст.

Однако, во-первых, Майдан ещё не победил, и ценностями украинской политики у нас до сих пор заведует Виктор Янукович. А во-вторых – какой будет украинская политика после победы Майдана, решится, как это ни странно, вовсе не на Майдане. И даже не на выборах президента, о которых столько говорят, подразумевая, что именно у Олега Тягнибока способен выиграть во втором туре Янукович, а значит, мол, давайте опасаться националистов, которые якобы сокращают шансы оппозиции взять власть на выборах.

Майдан, если постараться максимально кратко сформулировать ту основную мысль, с которой на него вышли сотни тысяч людей, борется за верховенство права. Именно так. Какого конкретно права – либерального ли, социалистического ли, националистического ли – это уже второй вопрос, он может быть поставлен и решён только в случае и после победы Майдана. Важно, что на сам Майдан люди вышли ради того, чтобы навсегда покончить с верховенством в Украине своеволия и самодурства главы государства. И, кстати, благодаря тому, что главный мессадж Майдана именно такой, Майдан и вызвал сочувствие и поддержку наших иностранных партнёров от Вильнюса и Варшавы до Вашингтона и Оттавы, несмотря на красно-чёрные флаги и националистические кричалки.

Фото: EPA/UPG

Установить в нашей стране верховенство права – это задача посложнее, чем собрать и защитить Майдан, посложнее, чем провести успешную предвыборную кампанию и защитить результаты выборов от фальсификации. И для того, чтобы реализовать эту задачу, – почти фантастической сложности, – понадобится уже не физическая, не околомилитарная подготовка, какой могут похвастаться националисты. Тут-то придётся вспомнить о других героях. Вот, например, о Людвиге фон Мизесе – который, между прочим, родился во Львове, но достиг своего величия в том числе и благодаря тому, что не решил связать свою судьбу с территорией, которая ныне принадлежит Украине и жители которой составляют собой электоральную базу партии «Свобода» – мажоритария украинского национализма сегодня.

Более того, самой дискуссии о том, а верховенства какого, собственно, права украинцам хотелось бы – в нашей стране ещё не было. Да, у нас есть, без преувеличения, всеукраинский консенсус в стремлении к накапливанию материальных благ; общество же разделил только спор о том, а по какому конкретно пути пойти, чтобы блага накапливались получше – по европейскому или по альтерсоветскому.

Да и разовьются ли вообще события до того, что станет актуальной такая дискуссия?

Реальность

Майдан пока что не победил, и ситуация выглядит так, будто Янукович сможет дотянуть до намеченных на 2015-й год президентских выборов. Поведение оппозиционеров выглядит так, будто они попросту боятся брать власть в свои руки в условиях, когда Украине угрожает экономический и социальный крах. По-видимому, оппозиционеры не ощущают от власти такого драйва, какой ощущает Тимошенко, а потому и не способны в отличие от неё войти в центр событий на грани катастрофы. Саму же Тимошенко Янукович на свободу не отпустит – ровно потому, что это единственный украинский политик, который уже нашёл бы способ, как трансформировать силу массового протеста во взятие реальной власти. От Запада гласной и эффективной помощи украинскому протесту в виде санкций против Януковича и его приближённых – по-видимому, не последует. С другой стороны, Владимир Путин сделает всё, чтобы, во-первых, оставить Украину в орбите Кремля, а во-вторых – максимально связать обязательствами действующее руководство Украины. Которое попытается в 2015-м году любыми средствами продлить своё политическое существование.

Таким образом, на мой взгляд, совершенно очевидно, что абсолютно не ко времени разбрасываться союзниками, какими бы странными и неподходящими они ни казались. Вот если и когда Майдан победит – в дискуссии о том, какое конкретно право получит в Украине верховенство, и найдём ответ на вопрос о том, быть ли Украине националистической.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист