Все публикацииПолитика

Ночь надежды. С айфоном или с шансоном?

События, произошедшие в Киеве и других крупных городах страны в девятую годовщину Оранжевой революции, однозначно доказали: украинцам не безразлична их собственная судьба, они готовы бороться за нее даже без «наводок» со стороны оппозиции.

Иной вопрос – готовы ли проявить в борьбе упорство, довести начатое до конца или ограничатся разовым эмоциональным всплеском.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: Макс Левин

Я хорошо помню ранее утро 22 ноября 2004-го года.

Немногочисленные журналисты «кучкуются» под козырьком Главпочтампта. Митинг назначен на десять, однако народ сходится к восьми. Это понедельник, рабочий день, но в девять вся площадь перед консерваторией запружена людьми. Киевляне прибывают: вот уже перекрыта проезжая часть.

В десять запружен весь бассейн площади – от сцены и до «Глобуса».

Майдан рождался на наших глазах.

«Мы не быдло, мы не козлы»

В 2004-м у киевлян не было фейсбука и твиттера – работало «сарафанное радио», позволившее площади в понедельник утром заполониться в считанные часы. К вечеру вторника начали приезжать люди из регионов. С каждым днем их становилось все больше.

В 2013-м активные интернет-пользователи столицы вышли на центральную площадь протестовать против срыва евроинтергации. Казалось бы: какой смысл ехать в центр в десять часов вечера?

Ехать, не имея конкретного плана действий, требований, даже лидеров?

Однако этот импульсивный порыв опроверг истинность формулы: тысячи лайков в фейсбуке и ни одного человека на площади. Опровергнув – доказал: без призывов оппозиции, без идеологических мотивов, без резервирования времени и места митинга, без запасания палатками и т.д. жители столицы способны отстаивать свою позицию, права и, собственно, главное – человеческое достоинство.

Большинство из прибывших на Майдан прекрасно осознавали, зачем и почему они там. Попадались, конечно, и те, кого прельстила перспектива сделать актуальный «чек-ин» и добавить в аккаунт гламурные фоточки-инстаграммы на фоне «Беркута», но эти были в меньшинстве.

Хотя такой протест, на самом деле, тоже имеет право на жизнь. И он не менее важен. Просто его особенности необходимо учитывать.

Ведь и его силами актуализирован слоган: «мы не быдло, мы не козлы».

Вспомните, почему утром понедельника девять лет тому центральная площадь заполнялась так быстро? Да просто накануне вечером Сергей Кивалов объявил Виктора Януковича Президентом. А ночью в «Звездном» накрывали столы. «Новоизбранный президент» надиктовывал «Интеру» «обращение к нации».

С циничной ухмылочкой нации пытались втюхать грошовый фальсификат, нахально убеждая: что вы, чистое золото. "Даме - водку!? Как можно? Чистый спирт!". Вы же сами, ну, подумайте, сами это выбрали!

Трюк с фальсификатом не прошел. Так и на сей раз.

Фото: Макс Левин

Что дальше?

Однако эйфорию первых дней должны сменить холодный расчет, непримиримое упорство и четкий план действий. Иначе Майдан-2013 не станет вехой в истории страны, но выдохнется за выходные.

Вот первичный, хотя и отнюдь не исчерпывающий перечень условий, необходимых для результативности нынешнего уличного протеста.

  • А) слаженные действия оппозиции, главная задача которой – выполнять роль координатора, соорганизатора (наравне с гражданами) «технической» стороны протеста.

События ночи с четверга на пятницу, как уже сообщалось, для представителей ОО стали неожиданностью. Даже «подогнать» в центр города «броневичок» - оборудованную для выступления машину - оказалось той еще проблемой.

Наибольшую расторопность в четверг проявил «Удар».

В пятницу в ОО отыгрались. Уже в который раз лидеры меньшевиков спустились в киевский метрополитиен, где раздавали флаера-приглашения на воскресное действо. Причем старались не только Яценюк с Луценко. В метрополитене был замечен даже Николай Мартыненко.

Правда, перед этим все вместе – включительно с Юрием Луценко и представителями общественности – собрались на совет: планировать дальнейшие действия. Один из главных вопросов – сценарий воскресенья. Обсуждалась, кроме прочего, резолюция воскресного митинга.

Текст, в которой Виталий Кличко предложил включить позицию о провозглашении единого кандидата.

- Но у нас же есть единый кандидат, – напомнил Арсений Яценюк,

- Да? Кто? – искренне уточнил боксер.

Повисла неловкая пауза.

- Конечно, это ты, Виталий! – не растерялся Яценюк.

Присутствующие разразились веселым смехом.

Ну, вы поняли.

  • Б) поддержание «искры Майдана» в регионах.

На протяжении пятницы стихийные евромитинги вспыхивали по всей стране: Одесса, Полтава, Ровно, Луцк. Где-то – больше, где-то – меньше, но сам факт.

Наибольшую сознательность прогнозированно проявил Львов. Свеженазначенный и оттого гиперактивный губернатор Сало тут же попытался бунтарей урезонить, но их это только раззадорило.

Важно, чтобы такой задор, здоровый азарт и готовность стоять до конца не иссякли за выходные. Причем не только во Львове.

  • В) поддержание «искры» на самом Майдане.

Майдан – это эмоция. Полностью мирным в 2004-м протест был во многом благодаря тому, что агрессию толпы мастерски канализировали в выступления рок-музыкантов на сцене, а после «тяжелой» музыки и знаменитых «барабанов Майдана» обязательно звучали добрые, веселые напевы, задававшие общий тон.

В 2013-м, к вечеру второго дня протестов многие высказывали досаду услышанного на площади – кто выступал, как и т.д. Поправить это довольно просто. Но крайне важно. И одного только концерта на Европейской в воскресенье недостаточно. В Украине в целом и в Киеве в частности много талантливых артистов, музыкантов, людей творческих. И у них тоже есть гражданская позиция. Вопрос лишь в самоорганизации.

  • Г) озвучивание четкого и внятного плана действий на митинге в воскресенье. Для столицы и всей страны.

«Мобильный» Майдан – помитинговали, разошлись до завтра, завтра вышли еще большим составом – возможен. Но для того чтобы с каждым днем несогласных выходило все больше, кроме несогласия у них должно быть хотя бы приблизительное понимание общей рамки. Рефрены «от нас ничего не зависит», «мы-то выстоим, но плоды пожнут другие», рождаются не только из трусости и инфантилизма, но и из неопределенности.

  • Д) наличие, как минимум – у лидеров оппозиции, четкого плана действий на случай, если Майдан решат разгонять.

Призвать людей выйти – недостаточно, обеспечить им элементарную безопасность (настолько, насколько это в принципе возможно в подобных условия) – задача номер один.

  • Е) Опыт 2004-го подсказывает: «безопасность» курируют «полевые командиры».

Тарас Стецькив, Владимир Филенко, Юрий Луценко, другие… «Полевыми командирами» их никто не назначал, сами как-то «назначились», но с задачами своими справились на отлично.

Очевидно, так должно быть и на этот раз. В процессе самоорганизации и появятся новые лидеры. Возможно даже те самые, которых все так давно ждут.

  • Ж) самоопределение элит

Благополучный исход Оранжевой революции не был бы возможным без масштабного консенсуса элит, ставших тогда на сторону добра. Ставших во многом потому, что в какой-то момент поняли: добро начинает побеждать. Сработала система самонаведения, всегда ориентирующаяся на того, кто сильнее.

В настоящее время элиты пока сохраняют нейтралитет (речь, разумеется, не о заявлениях в стиле Валентина Ландика).

Фото: facebook/Радио свобода

Люди с айфоном

Для представителей власти «новый Майдан» стал неожиданностью еще большей, чем для представителей оппозиции. Даже вечером пятницы многие из них сохраняли скептицизм. «Ну, сколько там их, две тысячи? Под дождем? Ну-ну, пусть постоят, пар выпустят. Может, еще в воскресенье на концерт придут. На этом – все», - самый распространенный рефрен.

Ни Януковичу, ни его коллегам не понять происходящее на Майдане.

Собеседники Lb.ua во власти все, как один, убеждены: в центре столицы собрались проплаченные оппозицией маргиналы. Митингующие в регионах – и вовсе недоразумение. И это – не от глупого незнания, не от слепой зазомбированности (в случае с Налоговым майданом было, кстати, также, - С.К.).

Просто у этих людей с теми, что стоят сейчас под дождем на улице, разное понимание добра и зла. Разное понимание того, что такое хорошо и что – плохо, кто есть свободный гражданин, кто - раб. С чем можно мириться, а когда нельзя уступать ни пяди.

А это уже разница антропологическая. Ее так просто не ликвидировать. Как невозможно товарища Шарикова воспитать гражданином.

Отсюда - теперешняя логика власти: до тех пор, пока на улицы не выплеснется хотя бы тысяч десять, их, пожалуй, можно игнорировать. Потом – вывести им в пику свой «майдан». Первостепенно – для получения «правильной картинки», пригодной для промывания мозга телезависимого электората. Тактика, некогда заимствованная в РФ и применявшаяся уже много раз. Пока – успешно.

Кстати, о РФ. В разгар протестов на Болотной и Сахарова российское телевидение силилось показать регионам: вышла «зажравшаяся Москва» - те, у кого все есть и этого всего настолько много, что жить, прям, скучно становиться. Силилось небезуспешно. Яркий пример – знаменитая прямая линия Путина, в ходе которой начальник цеха одного из нижнетагильских заводов предложил: «если полиция с этими митингами справиться не может, мы с мужиками готовым подъехать, отстоять свою стабильность». «Подъезжайте», - добродушно согласился Путин.

Кто-то из российских аналитиков тогда озвучил метафору: есть Россия с айфоном, а есть – с шансоном. Эти-то две России пытались стравить.

В Украине ситуация весьма похожа.

«Социальный срез» протестующих – люди с айфоном.

Те, кому есть что терять, кто любит эту страну, хочет жить в ней и «валить» – по тем или иным причинам – не готов.

Да, в Украине тоже есть те, кто «с шансоном». Но ошибкой было бы думать будто это весь юго-восток. Тем более что это все избиратели Януковича. 2004-й убедительно сие доказал. Просто сейчас нас пытаются убедить в обратном, загнать в противопоставление «или-или».

На самом деле в Украине абсолютное большинство и без айфона, и без шансона. Эти-то люди и выходят на площади.

Фото: Макс Левин

Фол, заканчивающийся фолом

Определенности на тему «что со всем этим делать» на Банковой нет.

Во-первых потому, что митинги тут пока не воспринимают как угрозу. Не рассматривают даже мотивом элементарного мозгового штурма.

Во-вторых потому, что в логике Банковой, окончательно решение относительно геополитического вектора страны все еще не принято. Серьезно.

Ведь лично Виктор Янукович пока вслух не произнес «нет». Его разговор со Штефаном Фюле, писать о котором приходилось, не в счет. Поскольку на прямой вопрос Фюле о том, принято ли Президентом негативное решение относительно ЕС, Виктор Янукович ответил отрицательно. Без запинки и раздумий. И добавил – для убедительности – про потери в 160 миллиардов.

Логично, Фюле передал суть разговора представителям дипмиссий в Киеве (о чем его собеседнику было известно заранее). Дипломаты лишь руками развели: после 28-го Киеву были обещаны колоссальные экономические преференции, сам Виктор Федорович получал отменные козыри на 2015-й. Словом, масса выгод. «Ну, как его умом понять», - пожимали плечами европейцы.

До Белокаменнной подробности диалога Фюле и Януковича тоже дошли быстро. И там сигнал расценили однозначно: продолжение торга.

Ведь московские «аргументы» в Киев – по имеющимся сведениям – пока не поступили. И не факт, что процесс поступления начнется 28-го ноября, в день неподписания. Тем более не факт – далее продолжится в виде инвестиций в отечественную экономику.

И покуда торг продолжается, визит Виктора Януковича в Вильнюс не отменяют. Это можно сделать в последнюю секунду. Если торг на грани фола обернется фолом. Причем на всех направлениях одновременно.

Фото: пресс-служба президента

У Януковича рука не дрогнет?

Но вернемся на Майдан.

Итак вопрос власти: что делать, когда в Киеве демонстрантов станет больше десяти тысяч (помимо «волны», ожидающейся в воскресенье)?

В 2004-м бело-голубые не вполне понимали, почему Президент Кучма не применил силы (из-за чего, кстати, Кучма на долгое время потом сделался их недругом, - С.К.). Имел же основания.

Исходя из этого многие сейчас предполагают: у Януковича рука не дрогнет.

Lb.ua предположение кажется не вполне верным. Модус операнди главы государства таков, что он все предпочитает делать чужими руками. Так, чтобы у него самого всегда оставалось пространство для маневра (срыв ЕС посредством весьма сомнительного с юридической точки зрения решения Кабмина – очередное подтверждение).

Вот только бывают ситуации, когда маневр уже невозможен, а выбор должен быть однозначным – или/или.

Айфон или шансон? Что скажете, Виктор Федорович?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua