Все публикацииПолитика

Джемилев рассказал о тяжелом детстве сына и его увлечении марихуаной

О попытке самоубийства Хайсер говорил своим охранникам.

Джемилев рассказал о тяжелом детстве сына и его увлечении марихуаной

Глава меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев подтвердил, что у его сына Хайсера, который выстрелом из оружия убил человека, были психологические проблемы.

Об этом он сообщил на пресс-конференции в Симферополе, передают «Крым.Комментарии».

«Я опасался, что он покончит с собой. Потому что он и моей охране говорил пять лет назад об этом», - сказал Джемилев.

По его словам, проблемы с психикой у Хайсера начались, когда он работал в Тайланде. Оттуда он начал звонить домой и говорить разные несуразицы, после чего Джемилев оперативно принял решение увозить его и лечить.

«У него появились разговоры о том, что моей жизни угрожает опасность, чтобы я не ел на стороне, а только то, что мать готовит, а ранее говорил, что его дни сочтены и он очень просит следить за тем, чтобы со мной все было хорошо», - рассказал Джемилев.

Он подтвердил, что тогда сына направили на лечение в одну из престижных клиник Стамбула, где Хайсеру вынесли диагноз о психическом расстройстве. Однако наркотики не могли послужить тому причиной, сказал Джемилев.

«Он мне говорил, что будучи в Тайланде он несколько раз пробовал марихуану. Я говорил с психиатрами и интересовался, могло ли это повлиять на психику. Мне сказали, что нет, потому что это не та доза и марихуану пробуют практически все в своей жизни», - сказал глава меджлиса.

Джемилев не исключает, что такой отпечаток на психику могли наложить обстоятельства его рождения и собственно судьба отца, которая разворачивалась на его глазах, когда Хайсер был ребенком. «Этот ребенок, во-первых, родился в Якутии, на ссылке. У него очень такая необычная жизнь была. Несколько раз на его глазах арестовывали отца, постоянные обыски, здесь была повторная депортация, малышом он побывал в камере. После ареста отца, его выбрасывали из детсада, как сына врага государства, бессонные ночи с матерью, - отметил нардеп. -  У него было всегда чувство человека постоянно обороняющегося, изолированного от кого-то».

Однако лечение не было стопроцентным, доктор прописал пить лекарства в домашнем лечении и предупредил, что на это уйдет не один год.