Все публикацииПолитика

Дистанция власти

Настоящая проблема народа заключается в том, что мы для властвующих находимся в параллельной реальности (так же, как и они для нас) – для них мы лишь миф в СМИ. Они слышат о нас по телевидению, они могут прочитать о наших бедах в газете или услышать в разговоре со знакомым. Но, по большому счету, нас не существует – мы декорации на их сцене.

Фото: www.president.gov.ua

Власть всегда обладает определенной дистанцией, некой протяженностью, отделяющей тех, кто властвует, от тех, кто властвовать, в силу различных причин, не может. Слуги должны держать определенное расстояние по отношению к своим хозяевам (как в физическом, так в эмоциональном смысле) под страхом быть изгнанными или наказанными. То же самое должны делать и подчиненные по отношению к своему руководителю, подданные по отношению к суверену, а граждане – по отношению к главе государства.

Бесчисленное количество доказательств дистанцированности власти тем очевиднее, чем больше разница в реальном положении между властвующими и служащими. Тело властвующего скрыто от доступа обычных граждан, оно присутствует в растворенном виде в разговорах, телепередачах, текстах и прочих артефактах медиа. В бытовом понимании властвующий не существует: он в прямом смысле находится в альтернативной реальности, возникающей в стенах его особняков, в отдельных кабинетах ресторана, за стеклами иномарок, частных самолетов и стометровых яхт.

Виктор Янукович, Юлия Тимошенко (до эпохи «тюремного образца»), Виталий Кличко и многие другие отечественные политики находятся на невероятно огромной дистанции по отношению к своему народу по ряду очевидных причин: высокого статуса, серьезного положения, массовой узнаваемости и признания в определенных социальных группах. Хотя, наверное, важнейший фактор отдаленности любого политика и публичной персоны от «плебса» – это рост самомнения и чувства собственной важности, устанавливающие дополнительные барьеры на пути потенциального взаимодействия со своими менее известными согражданами.

Дистанция власти – это совершенно естественная вещь, возникающая в силу необходимости ограничения доступа к своему телу всех «нежелательных элементов», отбирающих время, деньги и силы, а иногда и угрожающих жизни. Однако вопрос о размере этой дистанции, а тут размер имеет значение, открыт, ведь сложно поспорить с тем, что часто искусственное создание дистанции имеет, скорее, демонстративный, нежели практический характер.

Фото: Макс Левин

Другими словами, существует естественная дистанция и искусственная дистанция власти. Если вы богатый человек, проживающий в большом городе, то, скорее всего, вы будете жить в лучшем районе – с максимально низким уровнем преступности и с максимально высоким уровнем доходов населения, вдали от тех районов и тех людей, с которыми вы не хотите встречаться на улице (например, алкоголиками, бомжами или парнями, расхаживающими ночью по району в спортивных костюмах). Это и есть естественная дистанция. Специфика естественной дистанции власти заключается в том, что она практически неоспорима, ведь она возникает в силу одаренности, трудолюбия и удачи одних и лени, невезения и бездарности других.

Искусственная дистанция формируется тогда, когда необходима дополнительная демонстрация власти, когда самого статуса недостаточно для признания верховенства, когда естественная дистанция не утоляет жажды возвышения над обычными смертными.

Часто искусственная дистанция, в отличие от естественной, требует четкого выполнения определенных ритуальных действий подчиненными. Латание дорог и уборка территории перед приездом губернатора или мэра как нельзя лучше демонстрирует искусственность дистанции власти: от граждан во время проведения «официальных мероприятий» требуют открытого засвидетельствования своей лояльности. От преподавателей и учеников требуют уборки территории, которая, в большинстве случаев, никакого отношения к учебным заведениям не имеет, от работников других бюджетных организаций ожидают готовность участвовать в любых мобилизационных мероприятиях, организованных представителями власти и т.п. Остановка городского транспорта во время передвижения кортежа президента – пример из той же серии.

При этом важно помнить, что количество «неокрепостных» (тех людей, чье трудоустройство и достаток зависит непосредственно от воли властвующего), охранников, машин в кортежах, денег на банковских счетах и других отражений занимаемой статусной позиции говорит нам только об одном – дистанции, на которой находится властвующее лицо по отношению к своим согражданам.

Фото: Макс Левин

В этом смысле дистанция власти – это понятие сугубо пессимистическое, призванное подчеркнуть слабость одних и силу других. Однако есть ещё один интересный план в это теме: дистанция власти, особенно когда речь идет об искусственной дистанции, является мерой терпения и достоинства граждан государства.

Это хорошо видно по поведению партийных работников и тех, кто тесно связан с определенными политическими силами или их лидерами: речь таких людей меняется и в их действиях четко просматривается желание сократить дистанцию по отношению к своему патрону или авторитету. Вместо ответов на вопросы от таких людей вы услышите шаблонные и до бесконечности банальные мотивы, вместо своего мнения – фразу лидера партии, которую он сказал на последнем съезде или по телевидению. Они пытаются говорить от имени лидера его же словами для того, чтобы вознестись к его уровню, стать с ним на одну ступень, но этому никогда не суждено сбыться.

Главный враг власти – не оппозиция. Главный враг власти – сама власть. Вернее, ее вечный страх. Именно этот страх заставляет блокировать дороги на Киев, собирать марши и избивать людей. Именно этот страх позволяет увидеть революцию в любом народном собрании. Казалось бы, чего они боятся?— Виталий Портников

Так вот, о каком достоинстве граждан можно говорить, когда любая кость, брошенная властью в пасть, расценивается как бесценный дар, когда все поголовно причитают о прогнившей системе и омерзительном руководстве и, вместе с этим, не упускают повод выслужиться перед ним? Показательные выступления в школах и театрах, субботники, бесконечная демонстрация семимильных шагов в развитии производства и инфраструктуры, слепленных из папье-маше. Да, сейчас я говорю конкретно об Украине, хотя много из сказанного справедливо и по отношению ко многим другим государствам.

Правда в том, что дистанция власти вызывает жгучую зависть и трепет у тех, кто обречен на вечное смятение перед ликом силы и успешности, установленной благодаря узакониванию преступных действий красных директоров, элиты кооператившиков и криминала. Там где процветает зависть и желание реванша по чужим правилам – там не может быть достоинства.

Однако всё ещё интересней.

Настоящая проблема народа заключается не в том, что те, кто обладают властью, изъяты из пространства потенциального доступа. Главная проблема в том, что мы для властвующих находимся в параллельной реальности (также как и они для нас) – для них мы лишь миф в СМИ. Они слышат о нас по телевидению, они могут прочитать о наших бедах в газете или услышать в разговоре со знакомым. Но, по большому счету, нас не существует – мы декорации на их сцене. Они – актеры, а зрительный зал пуст.

Мы – ночной кошмар власти, туманный силуэт в конце коридора.

Стоит подчеркнуть, что дистанция власти указывает нам на наше место, но не на то, каким конкретно образом мы должны вести себя и позволять обращаться с собой. Поэтому чувство, которое необходимо создать в себе украинцам – это не патриотизм и не национальная идея, не верность традициям и даже не энтузиазм. Нам нужно взрастить в себе чувство собственного достоинства, мысль о свободе и возможности распоряжаться собой и тогда, гарантированно, жизнь наша будет лучше, невзирая на огромную дистанцию власти.