Все публикацииПолитика

Ненужный вождь

Решение Юрия Луценко создать новое общественное движение, объявленное бывшим министром внутренних дел Украины сразу же после выхода из заключения, вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию – причем не в лагере власти, а как раз в оппозиционных рядах.

Фото: Макс Левин

Появились комментарии, авторы которых утверждали, что не только само решение Луценко, но даже его освобождение в интересах власти, потому что может внести раскол в оппозиционные ряды. С другой стороны, многие общественные активисты стали говорить об усталости от действующих политиков, о поиске альтернативы – и о том, что именно Луценко со своим новым движением мог бы стать олицетворением такой альтернативы.

Не стану обсуждать сам факт инициативы Луценко: ей всего лишь несколько дней и она вполне логична с инструментальной точки зрения. Для человека, который хочет остаться в политике и не имеет юридической возможности ею заниматься, общественная деятельность – самый лучший выход. Показательной является реакция на саму эту инициативу. То, что на освобождение Луценко с испугом смотрят некоторые оппозиционные политики и технологи, понятно. Им может показаться, что Луценко претендует на роль «вождя», между тем как проблемой оппозиции является как раз наличие трех вождей – и появление четвертого еще более усложнит ситуацию. Но с внешней точки зрения никаких вождей у современной оппозиции как раз и нет. Поэтому то, что условно называется усталостью от политиков – это как раз поиск нового вождя и надежда на то, прошедший тюремное испытание Луценко сможет сыграть такую роль в общественном сознании.

Дискуссию о том, что Луценко, Стецькив, Филенко, Бессмертный дадут в рожу оппозиции не нужно вести. Все, что нужно оппозиции, для того, чтобы стать влиятельной и заслужить поддержку украинского народа - мы это сделаем.— Роман Безсмертный

Это и поражает, если честно. Казалось бы, опыт событий 2004 года должен был бы убедить политически грамотную часть общества, что «вождь», появляющийся в момент, когда у общества нет реалистичного запроса на преобразования, все равно не может стать настоящим реформатором, способным изменить страну – прежде всего потому, что страну меняют не вожди, а ответственные граждане. В Украине часто задаются вопросом, почему у нас нет своего Гавела или своего Валенсы. Уверяю вас, Гавел и Валенса – это не проблема. Проблема в том, что в Украине качественно иное общество. На момент начала «бархатной революции» в Чехословакии Вацлав Гавел был одним из авторитетных оппозиционных политиков – но отнюдь не единственным. Даже после краха социализма должность президента страны Гавел занял как бы временно, под обещание передать ее бывшему первому секретарю ЦК Компартии Чехословакии периода «пражской весны» Александру Дубчеку. Авторитет Гавела-политика сформировался уже в годы его пребывания на посту главы государства – потому что бывший диссидент соответствовал ожиданиям большой части общества о характере новой власти. То же и с Валенсой, который был всего лишь одним из организаторов знаменитой забастовки на гданьской судоферфи имени Ленина – и проявил свои организационные и лидерские качества уже в разгар событий. Не будет забастовки – не будет Валенсы. Не будет «бархатной революции» - не будет Гавела. Не будет ответственного украинского общества – в лучшем случае даже после краха «региональной» власти мы получим следующего Ющенко – и следующего за ним Януковича, не сомневайтесь. И так по кругу можно ходить десятилетиями, пока украинцы не поймут, что им нужен не вождь, а чувство ответственности за свою страну.

Именно поэтому я не вижу никаких проблем в том, что в оппозиции сейчас нет вождей – оставим вождя «региональному» лагерю. Плохо не это, а то что каждый из оппозиционных руководителей хотел бы быть вождем – вместо того, чтобы совместно работать над планом спасения и переформатирования стремительно маргинализирующейся страны. Насколько я понял Юрия Витальевича, его интересует не роль вождя и даже не лидерство в новом движении – а план развития Украины на ближайшие годы и десятилетия. Если такая программа действительно появится – не популистская, рассчитанная на наивность избирателей и их веру в молочные реки и кисельные берега, а профессиональная, честная и горькая – потому что такое лекарство не может быть сладким – в этом уже будет историческая заслуга Юрия Луценко перед нашей страной и доказательство того факта, что украинские политики могут быть реалистами.