Все публикацииПолитика

Карго-культ «цветной революции». Украинский вариант

О «революционной ситуации в стране» говорят все, кто только может. Но ее проявлений в реальной жизни нет - даже намеков нет. Ведь, если бы она была – в осаде был бы каждый суд, прокуратура и райотдел милиции, не говоря уже о центральных органах власти.

Когда представители власти реально чувствуют страх или возможность потерять над чем-то контроль, они лихорадочно начинают защищаться, стягивая милицию в количестве, равном или превышающем число участников протеста (самый яркий недавний пример – взятие «Беркутом» Гостиного двора, после которого застройщик быстро обнес все забором и закрыл доступ гражданским активистам внутрь). Мы уже не говорим о поведении судов, готовых запретить даже самую невинную акцию протеста, если она может показывать власти ее моральный облик - как, например, против «порнографического процесса» Дмитрия Гройсмана, которая должна была проходить под Генпрокуратурой. Но, заметим, что это были протесты, которые политики не могут контролировать никак, потому что инициатива исходит здесь «снизу». Могут разве что присоединиться, но довольно часто это присоединение выливается в «информационное рейдерство» - когда партийные флаги появляются в таком количестве, что уже в медиа формируется картинка, что это акция не общественная, а партийная.

Разберемся же с тем, что мы имеем в Украине под видом «народного вече», которое оппозиционные лидеры, и в частности, Арсений Яценюк, называют восстанием против власти. Во-первых, идет подмена понятий – ведь восстание не может быть таким мирным даже по меркам «цветных революций». Обязательно хоть какой-то орган власти должен быть заблокирован, если говорить о ненасильственных методах. Восстание, также, проходит не за день, а продолжается либо до победы, либо до подавления – здесь же собрания людей продолжались всего по несколько часов. То есть идет профанация самого понятия «революции», пусть даже и ненасильственной.

Если бы тот же Яценюк заявил – давайте, мол, блокировать здание Генпрокуратуры до тех пор, пока Виктор Пшонка или Ренат Кузьмин Кузьмин не подадут в отставку (и не потому, что они курируют «дело Тимошенко», а потому, что являются руководителями одного из самых коррумпированных учреждений), тогда была бы видна хотя бы минимально четкая цель, которая бы не позволила спрофанировать революцию и направить ее в выгодное властям русло. Если суд запретил где-то проводить акцию протеста – прийти под этот самый суд и провести ее там. (А ведь можно еще попытаться заблокировать трассу на Конча-Заспу сразу несколькими фурами). И так далее – методов хватает. Способны ли нынешние оппозиционеры на подобные действия? Или они идут по пути наименьшего сопротивления, привыкнув, что для революции достаточно нескольких часов митингов в каждом городе?

Друзья мои – когда происходит революция, в Верховной Раде не голосуют за новую редакцию Конституции – ее сжигают. Когда происходит революция, глава правительства не приходит в оранжевом шарфике постоять на трибуне рядом с вождем революционеров, как это сделал Николай Янович – нет, он отправляется в тюрьму без суда и следствия, и это еще лучший для него выход. — Виталий Портников

Во-вторых, почему оппозиция решила начать именно с Западной Украины? Потому что там удобнее всего? Да. Вопрос в другом – почему бы не пойти двумя «фронтами» сразу. Попробовать в Ужгороде и, например, в Луганске провести массовые встречи с избирателями - с интервалом в день-два или одновременно. Пусть с первого раза на Востоке бы и не получилось закрепиться, но второй, третий, четвертый раз могли бы быть успешными. Но к «чужой» среде нужно готовиться, подбирать наиболее удобные не для себя, а для нее мессиджи и коды – а это для наших оппозиционных сил в целом большая проблема. Особенно для той же «Свободы», которой сколько раз уже подсказывали в прессе, что хватит думать и действовать только в «национально-озабоченном» контексте и этим подыгрывать властям – но, нет, она снова наступает на те же грабли. Требовать для себя переводчика с русского языка на украинский, например, можно только тогда, когда остальные проблемы в стране и, в частности, в парламенте, решены. Иначе это самоизоляция для оппозиционных сил, отсутствие перспектив в каких-либо других регионах, кроме Запада и Центра Украины.

Кстати, баннеры «Юля – наш президент» и «Юле - волю» тоже намекают на ограниченность оппозиции в маневрах - это не может быть главной целью, но со стороны это именно так и выглядит. Будто бы все мероприятия оппозиции будут направлены именно на то, чтоб поменять местами Януковича и Тимошенко, больше ничего не меняя. Это их главная ошибка, ведь важно, чтоб на «картинке» в медиа были главной ценностью идеи, а не личности.

Можно считать следующее «теорией заговора», но весьма симптоматично, что правоохранительные органы, которые обычно всячески мешают проведению акций протеста, пока что не «отличились». И не надо списывать на то, что местные милиционеры лояльны к «своим» - например, в Киеве при столкновениях с демонстрантами обычно «ударной силой» власти становится киевский же «Беркут». А если власть посчитает нужным, то МВД «перебросит» заранее в места проведения акций еще более лояльных ей донецких или крымских милиционеров. Было бы желание помешать… Выходит, что власть решила сделать в перспективе 2015 года ставку на раскол Украины и изоляцию оппозиции в западных областях Украины? Отгородить оппозиционерам «песочницу» и не пускать их с массовыми митингами дальше Тернопольской или Хмельницкой области? Вполне возможно. И непонятно, как будут себя вести те же Турчинов с Яценюком, наткнувшись на реально жесткий прессинг со стороны властей, скажем, в Харькове или Одессе? И сможет ли перестроиться «Свобода», которую вполне реально сделать пугалом для русскоязычных регионов?

Здесь еще одну вещь можно обнаружить, кстати – переоценку роли «массовки». Ведь, пытаясь достичь хотя бы эффекта «налогового Майдана», оппозиционеры всерьез считают, что просто большого количества людей достаточно для революции. У автора этих строк сложилось такое впечатление, что они думают, что главное – собрать толпу побольше, а все остальное произойдет само собой. Власть сама испугается и капитулирует, чиновники массово побегут сдаваться активистам и возвращать деньги на заграничных счетах, милиция и прокуратура станут задерживать и отдавать оппозиционерам для суда свое начальство, суды будут сами пересматривать явно несправедливые решения…

Вот это и есть карго-культ «оранжевой» революции – когда, просто собирая людей на митинги, пытаются повторить то, что получается в результате удачного наложения обстоятельств и «фонового» общественного мнения на кропотливую работу политтехнологов, масс-медиа и «третьего сектора». Где новые идеи и новые лица? Где риторика, бьющая по «болевым точкам» общественного мнения? Где грамотное противодействие троллингу (типа «морковных» акций телеведущего Алексея Дурнева)? Где шоу, высмеивающие власть, в конце концов? Где активный обмен информацией с глобально действующими СМИ, выход на международный уровень? Где активная работа с «пятой колонной» в среде власти, призывы не выполнять незаконные приказы, решения судов и инструкции (с обязательными пояснениями, почему это незаконно и что будет в случае их исполнения)? Этого нет.

Самолет, построенный из дерева и веревок, не привезет ценные грузы, как ни имитируй работу аэродрома. Более того – он даже не взлетит. Для того, чтобы сломать режим Януковича, одной «массовки» недостаточно. Оппозиции нужно менять свои взгляды на эту проблему – иначе она не только не добьется власти, но и может оказаться за пределами политического пространства. Даже если ее цель (да простят меня сторонники оппозиции) – просто остаться «в системе», сохранить свой статус как политиков. Просто, если они слишком увлекутся имитацией борьбы с властью по правилам, диктуемым властью, они легко превратятся в маргиналов. Даже если они тактически, может быть, что-то сейчас и выигрывают, но стратегически они действуют целиком в рамках схемы, навязанной властью – старт в западных областях (при очевидном организационном и информационном «провале» даже в Киеве), баннеры с надписью «Юля – наш президент» и т.д., неумение адекватно отвечать на троллинг, явно устаревшая риторика. И Виталий Кличко, и Арсений Яценюк, и Олег Тягнибок фактически позволяют власти в медиа противопоставлять себя как «прогрессивную и стабильную» силу «ретроградной и противоречивой» оппозиции. Короче говоря, есть над чем работать «с прицелом» на 2015 год - тем более, что времени все меньше, возможности тоже сужаются.

Кстати, если мы уже заговорили о власти, то она тоже вносит свою лепту в этот карго-культ. Ведь слова и поступки основных спикеров ПР, действия судов и силовых ведомств показывают, что они до сих пор боятся повторения 2004 года. Причем боятся панически и явно небезосновательно – доверие Виктору Януковичу и Партии регионов снижается даже в базовых для них областях.

Ведь «последних капель», если уж совсем честно, было уже столько, что с них можно набрать ванную. Следовательно, «последняя капля» может быть только там, где у народа есть чувство собственного достоинства. Там где достоинство не является добродетелью, там, где терпение считается благом, а выслуга высшей целью – там последней капли быть не может.— Андрей Самброс

Основное проявление этого страха мы уже писали выше, но повторим еще раз, чтоб уточнить некоторые нюансы. При любых попытках «политически несанкционированных» гражданских акций их пытаются либо запретить, либо выводят милицию в количестве, в разы превосходящем число участников акции. Если это акция «политическая» (от оппозиционного «истеблишмента», представленного в парламенте) – проблем для участников в разы меньше. Все потому, что с парламентской оппозицией, в принципе, можно договориться, по мнению правящей партии - это ж тоже часть элиты. Соответственно, она предсказуемая, на нее можно давить, можно задабривать и т.д. С народом власть общаться хронически не способна. Особенно с гражданским обществом, представители которого будут на порядок принципиальнее, чем те же политики. Иначе говоря, почему власть так нервно реагирует на тех же «афганцев», КУПР, «Дорожный контроль» или «Защитим старый Киев»? Эти люди представляют для нее чужеродную и поэтому опасную субстанцию. Если парламентская оппозиция, за некоторыми исключениями, кажется для представителей власти знакомой и прогнозируемой, то внесистемные организации играют не по правилам власти. А еще представители власти просто не хотят дискуссии – ибо вопросы будут жесткими , неудобными и т.д. Да и общаться с людьми, которые «вне тусовки», некоторые считают ниже своего достоинства - как премьер Николай Азаров, отгородивший для прессы маленький «пятачок» в конференц-зале Кабмина.

Кроме этого «неправильного» протеста, власть боится еще одного - быть смешной. Вспомним, с какой поистине неадекватной агрессией отреагировала столичная милиция на раздачу презервативов с портретом Виктора Януковича. Или как представители власти терроризировали рекламные агентства за размещение бигбордов «бабушка с котом». Или, если вспомнить историю с лозунгом «Спасибо жителям Донбасса…» и фирмой «ПростоПринт» Дениса Олейникова… Мало того, истеблишмент крайне неспокойно относится к попыткам поднять «моральную» тематику - вспомним, например, явно внеправовые обвинения в хулиганстве за поджаренную яичницу на Вечном огне (по правовой абсурдности – на одном уровне с процессом над Pussy Riot в России). Если неконтролируемый юмор или попытки развенчать какую-то моральную «священную корову» переходят из Интернета в реальную жизнь, то для власти это - катастрофа.

И своим страхом представители власти поддерживают карго-культ революции, пусть даже мирной. Потому что если они пытаются устраивать контрмитинги или демонстративно не позволяют гражданам собираться вместе, то это дает повод оппозиции думать, что только за счет привлечения «массовки» она сможет совершить революцию. Не меняясь внутренне, не применяя новые стратегии, не используя ошибки власти, даже не мешая власти принимать решения и реализовывать их. Ведь у Партии регионов потенциально, при всей негибкости и узости интересов, есть масса обходных путей к тому, чтоб остаться «руководящей и направляющей» силой как можно дольше. Блокируете парламент? А мы туда вообще ходить не будем всю сессию – вплоть до роспуска. Парламента нет? Ну и пусть, у нас есть президент, правительство, «ручные» суды и референдум. А против последнего вообще возражать как-то неприлично, если вы – за демократию. Вот и выходит, что оппозиция сама себя загнала в ситуацию, где она либо идет против системы, либо отрывается от общества и медленно рассасывается в той же «элитной» среде, что и власть. Потому что жизнь и деятельность в рамках карго-культа обычно кончается вторым вариантом.

P.S. Если кто-то думает, что оппозиция действует так, как будто не может иначе, он ошибается – все она может. Ей только надо изменить приоритеты в поведении – думать не только о том, что она будет делать сегодня, но и о том, что он будет делать завтра и послезавтра.