Все публикацииПолитика

Внешнеполитические итоги года. Часть 1: От многовекторности к сингулярности

В 2013 год Украина входит с большим грузом проблем, чем это было, когда она стояла на пороге 2012 года. Это касается не только внутренней политики и экономики, но и внешней политики. Ведь позитивного, скажем так, кроме сравнительно неплохого как для Украины, проведения чемпионата Европы по футболу, было мало. А вот негативных знаков со стороны основных международных игроков, наоборот, было много. Впрочем, особо негативными их пока что назвать нельзя – в отличие от России, например, Украина еще не удостоилась своего аналога «списка Магнитского».

Начнем с лирического отступления. Централизация власти в очередной раз сыграла злую шутку с Виктором Януковичем. И с Украиной в общем – тоже. Потому что полнота власти предполагает и ответственность за задачи, которые человек взялся выполнять. Увы, в Украине Януковича факторы личности стали настолько доминировать над факторами институтов, что этот перекос автоматически перенесся и на внешнюю политику. Классическая уже фраза «Государство – это я» стала определять и международные отношения – к Украине сейчас относятся по большому счету так, как относятся к ее президенту. И как бы не старались наши дипломаты доказать, что отношение к Украине не совсем совпадает с отношением к Виктору Януковичу, все их усилия сводятся на нет как самим Виктором Федоровичем, так и его сторонниками из Партии регионов.

Виктор Янукович попытался повторить концепцию «многовекторной» внешней политики, которую удачно использовал Леонид Кучма (по крайней мере, до «кассетного скандала» у последнего это вполне получалось). Но, чтоб знать, как оно работает, надо быть человеком уровня хотя бы самого Кучмы. Тот знал, что можно обещать, что нельзя – хотя образцом дипломатичности тоже не был, с оппонентами внутри страны тоже не особо церемонился (вспомним вынужденное бегство из страны Павла Лазаренко и первый арест Юлии Тимошенко, например). Но он, по крайней мере, умел не допускать ситуаций, когда внутренние конфликты выходят на международный уровень и определяют отношение к стране (опять же, до исчезновения Георгия Гонгадзе и последовавших откровений от майора госохраны Николая Мельниченко это ему более-менее удавалось). И тогда геополитическая ситуация в Европе была несколько иной – за втягивание Украины в орбиту своего влияния шла реальная борьба между Россией с одной стороны и США с другой. В ЕС тоже был период всеобщего оптимизма, когда все кризисные явления казались преодолимыми с помощью общих усилий – почему бы и не дать шанс новым странам войти туда. Это давало возможность для «многовекторного» балансирования между центрами влияния.

Президент и другие члены элиты, кажется, имеют преувеличенное чувство значимости Украины для Европы и США, считая, что их нация является такой важной фигурой в геополитическом перетягивании каната между Западом и Россией, что в конце концов Запад отбросит свою озабоченность демократией и примет Украину такой, как она есть.— Экс-посол США Стивен Пайфер

При Викторе Ющенко была попытка отказаться от «многовекторности» и работать так, как было задекларировано в многочисленных документах – стать членом НАТО и ЕС, а с Россией цивилизованно, но уже окончательно «развестись». Но явная недооценка «газовой дипломатии» российского «Газпрома», которой Россия «вбивала клин» между «старой» и «новой» Европой, и разногласий между странами ЕС по поводу места Украины в европейской расстановке сил таки сыграла свою роль.

Постоянные внутренние конфликты, заложенные в «политреформе», также создавали впечатление о Ющенко как о недоговороспособном президенте. Место человека, с которым можно было вести конкретные переговоры, в этом случае доставалось премьеру. То есть Юлии Тимошенко во время ее второго премьерства. Фактически она начала возрождать уже «списанную» концепцию «многовекторности» – давала обещания и ЕС, и США, и России, причем каждой стороне говорила то, что та хотела услышать от Украины.

Так что, как бы ни старался Виктор Янукович сказать, что в провалах на международном поприще виноваты предшественники, он использует ту же самую концепцию. Только по-своему… Ведь «многовекторность» еще не означает, что можно открыто «давить » оппозицию, фальсифицировать результаты выборов даже там, где сторонников власти больше, чем сторонников оппозиции, выстраивать судебную систему, руководствуясь политическими и коммерческими интересами, а не принципами правосудия, строить полицейское государство и т.д. То есть сознательно понижать ожидания от Украины, которые были при предшественниках. Тем более – сдавать стратегические национальные интересы за эфемерные, чисто тактические бонусы (например, продолжение аренды с Черноморского флота РФ в обмен на «газовые» скидки, которые «Газпром» может отменить в любой момент, а флот останется в Севастополе надолго, причем арендная плата остается старой, в отличие от «европейских» тарифов на газ).

И выходит у Виктора Федоровича и его команды «многовекторность» наоборот. То есть сингулярность. Точка в пространстве, получающаяся от взаимной нейтрализации направлений. Притом, точка, ведущая себя непредсказуемо – если пользоваться терминами астрофизики, это может быть как «зачаток» новой Вселенной, так и «черная дыра», которая затягивает в себя все, что можно. Несмотря на все уверения в последовательности внешнеполитических шагов, Украина предпринимает взаимоисключающие действия. Потому что нельзя обещать развитие демократии и одновременно ускоренными темпами строить полицейское государство по образцу двух ближайших соседей.

Нельзя пытаться выторговать скидку на газ, одновременно уголовно преследуя тех, кто подписал действующий договор по газу (тем самым подрывая легитимность договора для другой стороны). Наконец, нельзя вступить в два различных экономических союза одновременно, тем более, если их представители прямо говорят об их несовместимости между собой.

Ожидаемого баланса интересов не получилось. Ведь, образно говоря, поссориться со всеми соседями одновременно – это надо уметь. В течение двух лет допустить, чтоб другие страны потеряли остатки уважения к Украине, проявлять в выстраивании дипломатических отношений грацию, достойную слона в посудной лавке – не может быть, чтоб подобное прошло без последствий. Даже если посчитать количество заграничных визитов украинского президента, то можно узнать, что в 2012 году оно сократилось до 17 (в 2011 их было 23, а за неполный 2010-й – 20). Тенденция, как говорится, налицо…

Да, еще с 2004 года было в принципе известно, чего ждать от Януковича на посту президента страны. Но считалось, что он таки «цивилизуется» за 4 года пребывания в оппозиции, научится вести переговоры не только со своих личных позиций, но и научится воспринимать позиции второй стороны. Оказалось – нет, не научился. Ему просто не интересна дипломатия как таковая, поскольку он привык только «решать вопросы». И ставит такие же задачи по «решению вопросов» своим подчиненным. Поэтому не спасает даже многолетний опыт Константина Грищенко или Леонида Кожары. В результате чего – постепенное превращение в «невыездного» президента. Президента, к которому принято опаздывать на встречи на несколько часов (или отменять визит без внятного объяснения) и с которым уже не хотят фотографироваться. Но, судя по всему, Януковича это тоже устраивает. Как говорится в одном из романов братьев Стругацких: «Он загребет все материальные ценности, до которых сможет дотянуться, а потом свернет пространство, закуклится и остановит время».